Народы Дагестана
Архив номеров » № 6.2010 от 20 Ноября 2010 г » История » Борьба с расхищением государственных средст в СССР

Борьба с расхищением государственных средст в СССР

– Магомед Магомедович! Как известно, Вам приходилось продолжительное время возглавлять партийную комиссию при обкоме КПСС. В какие годы Вы работали и какие основные задачи выполнял этот орган?
– Основная задача партийной комиссии при обкоме КПСС заключалась в борьбе против нарушений партийной и государственной дисциплины, злоупотреблений служебным положением руководителями разных уровней, частнособственнической психологии, расхищения и разбазаривания общественной собственности, против приписок и очковтирательства и других отрицательных проявлений.
С апреля 1971-го по декабрь 1975 гг. работал председателем партийной комиссии при обкоме КПСС. Пришлось перестроиться, глубже вникать в вопросы партийного строительства, укрепления партийной и государственной дисциплины, борьбы с нарушениями Программы и Устава КПСС, за чистоту рядов партии, с нарушителями партийной морали.
По своему служебному долгу председатель партийной комиссии должен был быть предельно объективным. Он должен был отстаивать мнение партийной комиссии как на заседаниях бюро обкома, так и на заседаниях КПК при ЦК КПСС, что являлось большим жизненным уроком, особенно в накоплении опыта контрольной работы.
Большую часть времени приходилось тратить на анализ соблюдения руководителями, коммунистами партийной и государственной дисциплины, договорных обязательств, использования производственных мощностей, соблюдения финансовой дисциплины: фактов злоупотреблений, местничества и нескромности со стороны коммунистов различных рангов.
– Чем можно было измерить результат работы парткомиссии?
– Главным в партийном контроле мы считали его действенность, достижение ощутимых результатов в развитии экономики республики. Мы старались твердо стоять на страже норм партийной жизни, оказывать действенное влияние на искоренение негативных явлений. Мы поставили перед собой и партийными комитетами задачу: любые отступления от наших нравственных устоев, а также бесхозяйственность, расточительство, обман государства, бюрократизм и др. должны получить бескомпромиссную оценку.
Ежегодно регулярно проводились проверки соблюдения государственной дисциплины хозяйственными руководителями. Большие отступления от норм государственной дисциплины наблюдались тогда в системе строительных подразделений – трестов, СМУ, ПМК и др. Это считалось обычным явлением. Например, в 1974 году нами была организована тщательная проверка соблюдения государственной дисциплины в системе треста «Дагсельстрой», главного управления «Дагестанводстрой», управления снабжения и сбыта при Совете Министров ДАССР.
Управляющий трестом «Дагсельстрой» был освобожден от занимаемой должности, начальник главка «Дагестанводстрой» подвергнут строгому партийному наказанию, а материал об ответственности начальника управления снабжения и сбыта направлен в Совет Министров ДАССР для принятия мер.
Очень много фактов нарушений и злоупотребления служебным положением выявлялось при проверке персональных дел коммунистов. В таких случаях партийная комиссия проводила тщательное изучение материалов, вносила предложения о привлечении к партийной ответственности и освобождении от должностей руководителей, нарушивших партийную и государственную дисциплину, злоупотреблявших служебным положением.
Значительное место в работе партийных комиссий республики занимало рассмотрение апелляций и персональных дел коммунистов.
Были, конечно, коммунисты-жалобщики, которые в своих личных интересах стремились любой ценой очернить руководителей городов и районов. Одним из таких был коммунист врач Табасаранской райбольницы Ч.А., который постоянно жаловался на первого секретаря райкома КПСС и главного врача райлечобъединения, а затем объявил бойкот и в течение недели не выходил на работу. Райком наказал коммуниста. Он же обжаловал решение райкома. Парткомиссия при обкоме КПСС, изучив ситуацию, внесла предложение на бюро обкома КПСС об исключении его из членов КПСС, которое было поддержано бюро.
Ч.А. обратился в Комитет партийного контроля при ЦК КПСС, Председателем которого был К.Н. Гришин. Но там подтвердили наше решение.
Был и другой пример. Неожиданно для меня в докладе на одной из областных партийных конференций резкой критике подвергся профессор, заведующий кафедрой оперативной хирургии Даггосмединститута Абдулмалик Османович Махачев. Отмечалось, что он якобы без среднего образования поступил в мединститут, вел себя нескромно, покупал и продавал легковые автомобили, при вступлении в ряды КПСС скрыл свое социальное прошлое и т.д.
Без обсуждения в первичной парторганизации и без проверки достоверности предъявленных обвинений решением парткома института Махачев был исключен из рядов КПСС. Да и обком подтвердил решения партийных комитетов г. Махачкалы без последующей проверки.
Я ему посоветовал никоим образом не идти на конфликт с работниками Комитета партийного контроля при ЦК КПСС.
Абдулмалик Османович обратился в ЦК КПСС. Его внимательно выслушали, во всех деталях тщательно разобрались, и КПК при ЦК КПСС решил восстановить Махачева в рядах КПСС без объявления партийных взысканий.
В заключение хочется сказать, что Комитет партийного контроля при ЦК КПСС был высшим контрольным органом КПСС, где работали люди политически грамотные, выдающиеся партийные работники, имевшие огромный опыт руководящей работы, проработавшие десятки лет первыми секретарями обкомов, крайкомов, ЦК КП союзных республик: М.Ф. Шкирятов, Н.М. Шверник, а с 1966 г. – А.Я. Пельше. Его заместителями были К.Н. Гришин, бывший первый секретарь Рязанского обкома КПСС после известного Ларионова, И.С. Густов – Псковского обкома КПСС, Г.И. Осипов, Т.Я. Денисов, Н.А. Муравьева.
– Какая была обстановка в системе Комитета народного контроля до 1984 года?
– Должен сказать, что вот в народном контроле ДАССР я встретился с плодами застойного периода, чего, будучи в партийном аппарате, полностью не представлял.
Органы народного контроля были наделены большими правами, имели возможность организовать беспощадную борьбу с бесхозяйственностью, расточительством, разбазариванием общественной собственности. Народный контроль был призван наряду с профилактической работой и предупреждением нарушений строго спрашивать за нарушения закона и государственной дисциплины, наказывать руководителей-нарушителей материально и морально, вплоть до отстранения от занимаемых должностей.
Однако в последние годы сложилась обстановка всепрощения, либерализма и ослабления требовательности. Многие хозяйственные руководители, пользуясь такой обстановкой, бесчинствовали, относились к общественному добру как к ничейному. Отсутствие же должного спроса, в свою очередь, порождало новые нарушения и злоупотребления.
Правда, в этой работе были трудности, обусловленные тем, что многие хозяйственные руководители долгие годы привыкли говорить одно, а делать другое.
В течение полутора месяцев работники КНК занимались только анализом и по итогам написали записку в обком. Она была обсуждена на бюро обкома КПСС.
Плохо работали самые массовые ячейки органов НК – группы и посты НК, созданные на всех предприятиях, в организациях, учреждениях. Комитеты проявляли робость при осуществлении такого права, как принуждение хозяйственных руководителей, допустивших грубые нарушения закона, выступать перед своим коллективом с объяснением причин вскрытых недостатков и принимаемых мер по их устранению.
Перед председателями многих районных и городских комитетов ставили вопрос: в состоянии ли они в корне изменить стиль своей работы или нет? Если нет, предлагали найти другую работу.
Приведу некоторые характерные примеры. Управление «Дагестанглавснаб», Государственный комитет по материально-техническому обеспечению при Совете Министров Дагестанской АССР, Госкомитет по материально-техническому обслуживанию сельского хозяйства и многие другие занимались обманом своих клиентов.
Механизаторы опасались сдавать машины в мастерские «Сельхозтехники». Их здесь часто раскулачивали, ремонтировали плохо. Из-за длительного и некачественного ремонта в республике ежегодно простаивал каждый шестой пресс-подборщик, около 600 тракторных прицепов, 13 процентов грузовых автомобилей и более 200 энергонасыщенных тракторов круглогодично не работали.
Автомобили, тракторы и другая сельскохозяйственная техника выделялись районам без должного учета заказов, объемов производства валовой продукции.
Молочное производство было запущено. Какие могли быть оправдания, когда в республике, где испокон веков животноводство было и остается ведущей отраслью, ежегодно завозилось около 100 тысяч тонн молока, или 58 % к продаваемому количеству? Необходимо было на научной основе вести селекционно-племенную работу. Последнюю же, как показали наши проверки, запустили, и не без помощи научно-исследовательских учреждений. Итоги скрупулезного изучения Комитетом данного вопроса были доложены обкому КПСС и Совету Министров ДАССР.
Работа наша нравилась честным людям, но она была довольно неприятной для нарушителей, хозяйственных руководителей. Они, как обычно, не были заинтересованы в проведении проверок. Нередки были случаи преследования народных контролеров. Тогда мы принимали срочные меры вплоть до отстранения от занимаемых должностей. В этом нам помогали и партийные органы республики.
Наша семилетняя работа (1984-1991 гг.) дала ощутимые плоды.
Положительные результаты в деятельности органов НК являются следствием упорной, бескорыстной и бескомпромиссной работы сотрудников органов НК всех уровней. Перечислить всех практически невозможно. Назову несколько фамилий: У.Ч.Черкесов, участник ВОВ, длительное время возглавлял КНК республики, заместителями председателя в разное время работали Ф.И.Потапов, Герой Соцтруда М.М. Махулов, участник ВОВ В.И. Милов, В.Р. Алихмаев, Н.А. Аджигайтканов, Б.Н. Беделов, В.Н. Аврашко. Заведовали отделами: П.Б. Юсупов, Г.Р. Лугуев, инспекторами были Б.Н. Османов, З.И. Абдулатипов и многие другие. Все они, а также председатели районных и городских комитетов НК имели большой опыт хозяйственной, партийной и государственной работы и неустанно трудились на благо народа.
– Как, по-Вашему, ныне при «демократическом» капитализме обстоят дела с контролем и спросом за нарушение финансовой дисциплины, расходованием средств, выделяемых на создание материально-технической базы народного хозяйства?
– Забегая вперед, хочу сказать, что термины «контроль» и «спрос» практически исчезли из лексикона. Они превратились в пустые слова. Иначе как можно назвать, когда на глазах контролирующих органов исчезают государственные средства? Неужели здравомыслящий руководитель контролирующего органа не видит, где растворяются выделенные средства? За какие миллионы, миллиарды строят высотные дома, банкетные залы, рестораны, гостиницы с саунами? Практически никто не спрашивает с этих хозяев, где они заработали такие крупные суммы при невысокой заработной плате. Платят ли они налоги? Ответа не найдете. 23 сентября 2010 г. Президент РД М.М. Магомедов провел заседание Совета по координации работы контролирующих органов при Президенте РД за первое полугодие 2010 г., выявлены финансовые нарушения на 2,7 млрд руб. Переданы 50 материалов в правоохранительные органы на сумму 576,4 млн руб. Они возбудили 4 уголовных дела, но ни одно дело не дошло до суда. Председатель Счетной палаты РД М.Баглиев говорит, что объем проверяемых за тот же период составил 5 млрд 600 млн руб. Выявлены нарушения на сумму 1 млрд 570 млн руб. Восстановлено 21,2 млн, наказаны 32 человека, с них взыскан штраф 92,5 тыс. Это ли не безобразие!
Все безответственное, коррупционное идет сверху – из Москвы. В.Путин, восемь лет будучи Президентом РФ, сделал восемь Посланий Федеральному Собранию РФ, в каждом из них сказано о необходимости усиления борьбы с коррупцией. Каков же результат? Из года в год размер коррупции и численность коррупционеров только увеличиваются.
Народу нужен безупречный контроль и спрос с нарушителей. Руководитель должен иметь моральное право контролировать деятельность других и жестко спрашивать с них за любые нарушения.
– Магомед Магомедович, как отнеслись к Вашей работе союзный и российский комитеты НК?
– Они всегда оказывали большое внимание органам народного контроля нашей республики. Работники вышестоящих комитетов периодически приезжали в Дагестан и совместно с работниками нашего комитета проводили проверки состояния различных отраслей народного хозяйства. Результаты проверок в основном обсуждали на заседаниях нашего комитета, а по более крупным недостаткам вносили на рассмотрение союзного и российского комитетов.
Добрые советы и наставления мне давали председатель КНК СССР А.М. Школьников, КНК РСФСР В.И. Коннов и другие.
Большую помощь и внимание нашей республике оказывал первый заместитель председателя Комитета НК СССР А.И. Шитов, часто приезжавший в республику будучи депутатом Верховного Совета РСФСР от Дагестана.
– Магомед Магомедович, представим, что Вы сегодня начальник контрольно-финансового управления при Президенте РД. С чего бы начали свою работу по борьбе с коррупцией?
– Вы же знаете, что жизнь невозможно повернуть вспять, поэтому я не могу быть начальником такого управления. Если можно было бы вернуться, то я бы хотел попасть в детство. Я могу посоветовать нынешнему начальнику этого управления Раюдину Юсуфову быть решительным, смелым, мужественным, готовым бить по рукам коррупционеров, ибо их у нас много с гусиной шеей и длинными руками. Мне обидно, что у нас имеются такие безобразия, на которые указал Президент РД на заседании Совета по координации работы контролирующих органов при Президенте РД от 23 сентября 2010 г. Конечно, эта болезнь идет от прошлых лет, но надо нам исправлять ситуацию. Вместе с лесными братьями-террористами нужно уничтожать, отправлять в тюрьму и воров. Мы, горцы, воспитаны и долгие годы находились под жесткими законами тоталитаризма, а сегодня нам дают европейскую демократию. Надо вначале заниматься воспитанием, потом создавать гражданское, демократическое общество. Другого не дано историей!

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив