Народы Дагестана
Архив номеров » №2.2011 от 28 Апреля 2011 г » Личности » «Поэт должен быть причастен ко всему сущему на земле...»

«Поэт должен быть причастен ко всему сущему на земле...»

– Фазу Гамзатовна, что происходит в современной литературе Дагестана, можем ли мы говорить о каких-либо новых направлениях в ней?
– Очень трудно ответить на этот вопрос, потому что сегодня я могу читать только произведения авторов, пишущих на аварском языке. До перестройки произведения наших писателей переводились на русский язык и были доступны всем читателям; кстати, Дагестан был одной из самых читающих республик – не успевала еще остыть типографская краска, как книга уже была прочитана. Литературные новинки обсуждались, высказывались самые различные оценки – от восхищения до полного неприятия. Все это заставляло поэтов и писателей более требовательно относиться к своему творчеству.
У нас многонациональная литература, и, я уверена, немало произведений, хороших и достойных обсуждения, но кто о них знает, кто их читает? Только представители определенной национальности.
О направлениях, методах, художественных особенностях и т.д. можно говорить только тогда, когда складывается литературный процесс. У нас, к сожалению, этого нет. Если бы я входила в литературу в наше время, то вряд ли у вас была бы Фазу Алиева.
– Насколько успешно, на Ваш взгляд, журналы, газеты и телевидение отражают действительность, культурные реалии Республики Дагестан в последние годы?
– Я считаю, что телевидение отошло от своей главной функции – пропагандировать культурные ценности, заниматься просвещением. В области литературы можно было открывать новые имена, знакомить с новыми произведениями... А что мы видим в настоящее время? Сплошные концерты и реклама. Хочу заметить, что всем этим занимаются национальные издания, особенно газета «Истина».
– Не обидно ли поэтам, что современная молодежь не понимает, что стихи надо читать так, как читают их артисты на поэтических вечерах, или эта деятельность ушла в прошлое?
– Современная молодежь не научена ценить великую нравственную силу литературы. Литература – это хранительница нравственности, вечных ценностей. Это маяк, который освещает дорогу к храму. Скажу прямо, мне жаль тех, кто не любит поэзию. Хорошие стихи, поэмы раскрывают самые мельчайшие клапаны сердца и души, делают человека светлым и окрыленным. Какой клад духовности, гуманизма,
оптимизма в русской классической литературе! Есть некоторые пессимисты, утверждающие, что под дубом трава не растет. Это значит, неукротимой мощью своего таланта Пушкин замедлил полет других талантов?! А как же Тютчев, Некрасов, Блок и многие-многие другие? Их стихотворения навсегда вошли в нас, стали фундаментом нашей мудрости, чистоты, мужества. Они укрепили нашу любовь к родной земле, сформировали в осознанную силу наш патриотизм. Что тут говорить, что молодежь не умеет декламировать стихи, как артисты со сцены? Как говорится – не до жиру! Знали бы наизусть хотя бы программные стихотворения! Да, очень обидно, что сейчас не собираются литературные вечера, не читаются стихи. У писателей нет контакта с читателями. А ведь все это очень нужно писателю: читательский интерес вдохновляет его, рождает новые импульсы, заставляет более объемно, более емко отражать жизнь. Это не просто обидно, это трагедия – духовная беднота молодежи. Отсюда и вытекают многие беды современности.
– Как сегодня живется Союзу писателей Дагестана? В каком состоянии духа он подошел к Съезду народов Дагестана? Есть ли надежды, которые Вы связываете с этим Съездом, и каких результатов ждете от его решений?
– Чтобы дать оценку Союзу писателей и новым авторам, в первую очередь нужны переводы новых произведений на русский язык, названный дагестанцами вторым родным языком. Тогда читатели сами дадут оценку нашему творчеству. Честно говоря, я не могу категорично утверждать, что Союз писателей получил свежее дыхание, потому что я всегда была сама по себе. Я всегда ощущала себя падчерицей, и о своем пути в литературе я говорю:
«босиком по разбитому стеклу». Но я не сдавалась: чем больше мне мешали, тем сильнее во мне горело желание выразить свой потенциал, доказать своим завистникам, на что я способна. Не обращала никакого внимания на сплетни, перепрыгивала через маленькие камешки, карабкалась по острым скалам, трудилась, не покладая рук: очень много читала, учила наизусть стихотворения; я хорошо знаю не только отечественную, но и европейскую, восточную литературу. Все это стало фундаментом моего творчества, обогатило мой художественный мир, определило главные приоритеты в жизни и творчестве. Вдохновение – вещь капризная и не рождается из зависти или злости. Поэтому никогда не отвечала на нападки, никогда не критиковала ничьи произведения, а творила, как могла. Понимала, что талант стоит дорого и за него постоянно надо платить – и бессонными ночами, и слезами. Но этих моих горячих вздохов и слез никто никогда не видел, не стану же я радовать своих недоброжелателей!
Съезд народов Дагестана я считаю знаковым событием, на котором представители всех народов Дагестана обменялись мнениями, открыто и свободно говорили о тех проблемах, которые мешают Дагестану расправить крылья и подняться ввысь. На Съезде было много умных, мудрых выступлений, мы их услышали и унесли с собой желание претворить их в жизнь, ведь от каждого человека зависит многое! Конечно, я знаю, что Съезд – это не волшебная палочка: взмахнул и все!
– Мы забываем, что изначально слово «культура» исходило от слова «агрикультура» – искусство возделывания земли. Не кажется ли Вам, что мы незаслуженно приписываем городу все заслуги цивилизации, когда зачастую именно в деревнях и селах основы духовности и национального самосознания проявляются больше?
– Я родилась и выросла в горном ауле Гиничутль. Если во мне есть что-то светлое, это мне дали самые простые, но по своей сути очень мудрые, терпеливые, малословные труженики, влюбленные в жизнь, в свою землю аульчане, воспитанные, гордящиеся своим трудом люди, ничего лишнего не требующие от жизни. Их главным смыслом жизни была сама жизнь, поэтому они знали ее законы, старались привить их своим детям и внукам. Труд, труд и еще раз труд. Ведь подумайте сами, труд – в основе всего: и любовь завоевать, и дружбу сохранить, и огонь в домашнем очаге поддерживать... Не говорю уже о воспитании детей, просто о работе...
В то время в аулах не было клубов, залов, где можно было собираться. О, если бы могли заговорить камни на годеканах, сколько умного, мудрого они бы нам рассказали сегодня! И вот на этих холодных камнях, закутавшись в тулупы из овчины, умудренные жизненным опытом мужчины размышляли о жизни; сами того не подозревая, говорили золотые слова. Темы были самые обыденные – о земле, об урожае, об отарах, о сенокосе, жатве. Они работали до седьмого пота, любили своих жен до боли в сердце, отдавали детям сердечное тепло.
Почему-то в нашей литературе подчеркивается, что женщины у нас были бесправны. Это не так – слово матери ценили, и обжалованию оно не подлежало. И это совсем не мешало настоящему мужчине быть главой дома, ответственным за всех домочадцев. Не кнутом, не ремнем устанавливалась дисциплина, а шуткой, пословицей, поговоркой учили растущее поколение жизни. И сейчас хоть многое и изменилось в селах, там все равно, как в «чистилище». Проведешь с односельчанами неделю, уже по-другому начинаешь смотреть на жизнь. В селах сохранилось то, что Толстой называл эпическим состоянием, т.е. чувство единения, взаимовыручки. А это замечательное чувство!
– Фазу Гамзатовна, в селениях многие здания библиотек находятся в аварийном состоянии, мало того, в течение долгого времени они не пополняются литературой. Дома культуры открываются изредка, а культурные мероприятия в них – явление полузабытое. Из этого следует, что для Минкультуры РД важен покой, а устраивает ли писателей и поэтов такое положение вещей? Получается, что сельские жители не должны получать свою «культурную дозу»?
– С начала перестройки на книги стали смотреть как на хлам; многие библиотеки и культурные учреждения закрыли. Считаю это преступлением. Я бы хотела, чтобы появился лидер, который с болью в сердце взялся бы за возвращение наших духовных ценностей. Нужно, чтобы в библиотеках были и новые произведения наших классиков и современных писателей. Мы, писатели, согласны бесплатно отдавать часть своих тиражей, чтобы будущее поколение знало, о чем и о ком мы писали. Однажды на съезде писателей СССР, делегатом которого я была, Даниил Гранин познакомил меня с Д.Лихачевым, и Аллах подарил мне полтора часа беседы с этим великим человеком. И сегодня помню каждое его слово: как он был обеспокоен духовным будущим России. Можно уверенно сказать, что он ясно видел наступающую культурную катастрофу. Он говорил, что без знания прошлого в настоящем наступит хаос, и выражал сочувствие растущему поколению. Часто я думала об этом, и теперь вижу, как он был прав.
– Все мы в последнее время испытываем влияние пресловутого кризиса. Не прошел он и мимо литературы. Какой рецепт от поэтессы Фазу Гамзатовны по противостоянию кризису Вы можете предложить нашим читателям? Что Вам не нравится в современном литературном процессе?
– Самое плачевное – это то, что нет никакого контроля над издаваемой литературой; кто что хочет, то и пишет, ловко печатают никому не нужные книги, а многие талантливые писатели не могут издавать действительно нужную литературу. Я считаю, что в литературе – хаос; думаю, надо организовать комиссию, которая бы знакомилась с рукописями до издания. Это не цензура, хотя лично я против цензуры ничего не имею. Нельзя пропускать безнравственную литературу, разжигающую национальную рознь и т.д. Посмотрите, что творится на телевидении? Чему хорошему могут научить эти фильмы, эта реклама?!
– Фазу Гамзатовна, как в Дагестане обстоит дело с переводом произведений с родных языков на русский и наоборот? Можно ли выделить особенности русскоязычных произведений в Дагестане?
– Мне нравится, как на русском языке пишет Шейит-Ханум Алишева и как переводит национальных авторов Марина Ахмедова. Но с переводами очень трудно, потому что бесплатно никто не переводит, а деньги где взять? Союз писателей нам их не дает. Уже пятнадцать лет мои стихи и повести не переводятся на русский язык. Я теперь пишу маленькие рассказы на русском языке. А стихи, поэмы так и лежат непереведенные. Очень обидно.
– Можете выделить нескольких писателей и переводчиков, у которых стоило бы поучиться молодому поколению? А какой Ваш любимый писатель, поэт? Появляются ли сегодня новые имена поэтесс в литературе Дагестана?
– Считаю, что по-прежнему нужно учиться у Гамзата Цадасы, Махмуда, Батырая, Чанка. Я часто с болью в сердце думаю, что ту гениальную манеру письма Махмуда, Гамзата Цадасы, Батырая не смог продолжить ни один поэт, даже приблизиться к ним не удалось никому. Еще в детстве я слышала, как пожилые мужчины, женщины читали их стихи наизусть, приводили строчки как пословицы и поговорки. Это, я думаю,
самая высокая оценка. И, конечно, самый лучший учитель – русская классика. У меня любимых писателей и поэтов много. Из дагестанских – это, прежде всего, Махмуд и Гамзат. А так я просто начинена произведениями русских классиков. Я иногда детям говорю: «Жалко уносить столько богатства, хранимого во мне, в небытие». Я бы рекомендовала молодым учить наизусть Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Блока, Цветаеву, Ахматову, Туманского. Не забывать время от времени открывать «Войну и мир» Л.Толстого, «Собачье сердце» М.Булгакова, «Тихий дон» и «Поднятую целину» М.Шолохова. Это и есть лучшая школа.
– Над какими произведениями Вы сейчас работаете?
– Поэт должен быть причастен ко всему сущему на земле. Видеть, вглядываться, испытывать боль трагедии или счастье удивления, думать над смыслом жизни и озаряться, открывая ее тайны, помогая другим познавать этот сложный и противоречивый мир. Исчислять свои годы и дни муками бессонницы в поисках самого важного и нужного людям слова – тяжелый, многотрудный и счастливый удел настоящего поэта, отказаться от которого он не волен. В поле моего зрения всегда была жизнь во всех ее светлых и темных красках. Я пропускаю через сердце боль народа; его радости, победы озаряют меня. Что бы я ни писала, это жизненные проблемы, это живой человек, которому приходилось пить и яд, и мед ХХ–ХХI веков. В людях я всегда вижу доброе, положительное, и потому, как отмечают и критики, мне не удаются отрицательные образы. Сейчас я работаю над маленькими лирическими рассказами на русском языке, завершила работу над новой книгой стихов «Мамин белый платок». В нее входят стихи и поэмы на аварском языке.
– У нас давно создана система патриотического воспитания. А как повышается патриотическое сознание дагестанцев, да и россиян вообще?
– На этот вопрос трудно ответить. Я думаю, что патриот тоже поэт: любить свою землю, свой народ – это ведь тоже талант. Воспитывать патриотизм в человеке надо с самых малых лет: дома, у очага, у вспаханной борозды; надо научиться удивляться самым обычным явлениям. Где бы что ни произошло – раздался выстрел или расцвел колокольчик, заплакал ребенок или дрогнула на ветру ветка березы, вспыхнула чья-то радость веселым смехом или растаяла только что упавшая на теплый асфальт снежинка – все эти многообразные и ежесекундные проявления жизни родной земли всплеском восторга или печали мгновенно должны проходить через сердце ребенка. Он должен сродниться с природой, с человеком. И вместе с ним будет расти это чувство любви, накапливаться в сердце и душе аромат и ценность своей родной земли.
Очень большой вклад в патриотическое воспитание вносили в наше время бабушки. Они так много знали и так красиво рассказывали, что незаметно становились для детей самым главным человеком в жизни, идеалом. А сегодня и бабушкам некогда, они работают до последнего часа за кусок хлеба. Если вы имеете в виду общественные организации, я знаю одну замечательную школу патриотизма – эта школа мужества, школа краеведов-следопытов, которую возглавляет генерал Омар Муртазалиев. Их деятельность – неустанный труд, который мы конкретно видим – каждый год они перед нами отчитываются. Можно только удивляться, как им удается сделать столько полезного! Их горячие сердца, неравнодушие – это пример истинного патриотизма, что может служить светлым примером и для остальной молодежи.
В целом считаю, что патриотическим воспитанием ни в России, ни в Дагестане никто особенно не занимается. Это неправильно. Нельзя терять то ценное, что у нас было. Пионеры-герои, дети во время войны отдавали свои жизни за красный галстук. Сейчас расскажите об этом современным школьникам – вряд ли они поймут... А мы понимали, мы верили в героев, для которых интересы Родины были выше собственных интересов. А вы заметили, что даже слово «Родина» стали писать не с заглавной буквы, а с маленькой?
– Чем объяснить, что Фазу Гамзатовна не страдает «звездной болезнью»?
– А разве настоящие звезды страдают «звездной болезнью»?
Когда в ясную осеннюю ночь посмотришь в небо, там столько звезд! Кажется, что они действительно горят негаснущим огнем, что они вечны, а в туманные ночи их просто не видно. Но если она падает на землю, мы можем увидеть вместо сияющей звезды холодный камень. Не лучше ли прожить на земле достойным человеком, без этого названия «звезда»? Не лучше ли отдавать свое сердечное тепло по искорке людям, чтобы в их сердечных очагах полыхал светлый огонь? Я выросла сиротой среди мудрых, умных, добросердечных людей. Они научили меня искренне смеяться и горько плакать. Эти простые трудолюбивые, не знающие фальши, верующие в Аллаха аульчане были моими первыми учителями. Они вложили в меня человеколюбие, уважение к старшим, желание помогать по мере своих сил. Талант человеку дается как испытание: одни, написав несколько стихотворений, сразу записывают себя в поэты; другие, благодаря Аллаха за щедрый дар, чтобы быть достойными этого дара, забывают о праздности и неустанно трудятся.
Великая русская поэтесса Марина Цветаева писала:
«Поэт не может служить власти – потому что он сам власть.
Поэт не может служить силе – потому что он сам сила.
Поэт не может служить народу, потому что он сам – народ.
Единственный, кому поэт на земле может служить, – это другому большому поэту».
Я категорически отвергаю ее тезис, что поэт не может служить народу. Именно народу должен служить поэт, иначе кто он сам без народа? Поэт силен чувством народным, лишь при этом его творения обретут плоть и кровь, краски, дыхание жизни. А жизнь – она ведь такая многообразная, такая пестрая. Ни один писатель не придумает такие сюжеты, которые преподносит нам жизнь. Я, например, не помню ни одного своего произведения, героев которого я бы придумала. Я брала их из реальности – на самом деле в жизни очень много достойных людей. Они и есть звезды и небесный свет для меня. Удивляюсь я тем, кто, выйдя два-три раза на сцену, объявляет себя звездой. Сколько их промелькнуло перед нами! А скольких мы запомнили? Куда же эти «звезды» делись?
Не отрицаю – я уверенный в себе человек, ценю и люблю себя, но это не мешает мне относиться и к другим с уважением и признанием, пропускать чужое горе через свое сердце, помогать людям в меру своих сил. Общение с искренними людьми меня окрыляет на новые творческие подвиги. Люблю людей, служу народу, Родине. Пусть другие ходят, задрав нос, мне это ни к чему.
Я согласна с В. Ключевским, который утверждал: «Высшая задача таланта – своим произведением дать людям понять смысл и цену жизни». Я всегда к этому стремилась. Зачем народу нужен холодный свет свысока на них смотрящей «звезды»? Я горжусь тем, что любая горянка может подойти ко мне и обнять со словами: «Вот я живую Фазу Алиеву увидела!» Это самая высшая награда для меня. Иногда маленькую тропинку от моего дома до работы мне приходится преодолевать целый час. Подходят и молодые, и пожилые, и мужчины, и женщины: «Можно с Вами сфотографироваться?» «Можно, почему нет», – отвечаю я.
Однажды мой сын Расул, увидев все это, спросил:
– Мама, ты хоть знаешь, с кем фотографируешься?
– Нет! Разве это обязательно, просто они любят меня! – ответила я.
Народу нужны не фальшивые «звезды», а искрение, слышащие его, помогающие ему люди, которые разделяют горе и умножают радость. «Звездной» болезнью никогда не болела. Я – представитель народа, он меня поднял, его я и воспеваю. Без этой любви к народу нет моего творчества. Я и сегодня стремлюсь к новым высотам, хочу заслужить титул «великая поэтесса», но твердо знаю, что нет величия там, где нет простоты, добра и справедливости.

«назад

Фотолента

фотографий: 9

С Бэлой Ахмадулиной и экс-президентом Северной Осетии А. Галазовым на совещании в Москве

Категория фото: Первая категория1 »

Читает новые стихи Р. Гамзатову. Союз писателей, 1970 г.

Категория фото: Первая категория1 »

С М. Махуловым, Героем Соц. Труда, земляком, в зале заседаний Совета старейшин

Категория фото: Первая категория1 »

9 Мая. Возложение цветов на на могилы воинов-афганцев

Категория фото: Первая категория1 »

В Кизляре на Дне города с Т. Махмудовой и В. Паламарчуком

Категория фото: Первая категория1 »

Общественная палата, с адыгейским писателем И. Машбашем

Категория фото: Первая категория1 »

Г. Махачев, М. Магомедова и Ф. Алиева в аэропорту

Категория фото: Первая категория1 »

С Р. Эльдаровой и Т. Махмудовой после заседания Совета старейшин

Категория фото: Первая категория1 »

У окраины села Андых в день открытия музея народного поэта Мусы Магомедова

Категория фото: Первая категория1 »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив