Народы Дагестана
Архив номеров » №4.2011 от 8 Сентября 2011 г » Этнология » Царство Зирехгеран: история сел

Царство Зирехгеран: история сел

В вольное общество Зирехгеран входили сельские союзы Кала–Курейш, Кубачи, Цилебчи, Ураги, Урцаки, Чиши, Харбук, Амузги, Сулевкент, Шири и другие соседние села.
Долгие годы Зирихгеран был центром Кайтагского уцмийства, и уцмий находился в Кала–Курейше. Историки указывают, что в обществе Зирехгеран были свои военные хозяйственные организации, готовые ответить на любой «вызов истории», исходя из собственных возможностей. По сути, в этом обществе прослеживаются все составляющие государственной структуры того времени.
Таким образом, села, входящие в Зирехгеран, имеют свою историю, культуру, хозяйственную и бытовую жизнь, о чем и говорится в следующих статьях.


Амузги

Селение Амузги расположено в 4–5 км юго-западнее сел. Кубачи Дахадаевского района. Амузгинцы этнически близки к кубачинцам. Они говорят на кубачинском языке, который имеет некоторые диалектные различия. Характерно, что этимология названия Амузги раскрывается на основе языка кубачинцев и амузгинцев. Амузги – это позднее литературное название, означает «три», «холм», «возвышение». Селение расположено на трех горных вершинах, или возвышенностях, на недоступном для неприятеля месте. В середине века оно являлось сильно укрепленным населенным пунктом.
С южной стороны селения находится скальный обрыв, высотой более 100 м, с запада и северо-востока в XII–XIII вв. оно было укреплено частично сохранившейся каменной оборонительной стеной (ширина в верхнем ряду 1,4 м при сохранившейся в настоящее время высоте на разных участках от 1,5 м до 3 м), а также круглыми оборонительными башнями, перестроенными амузгинцами позднее в жилые дома (сохранившиеся их стены имеют высоту в три этажа).
С восточной стороны находился единственный вход в селение, оформленный в виде невысокой полуциркульной арки, шириной 1,6 м, высотой до 2 м. Толщина крепостной стены у арки, сложенной техникой панцирной кладки, достигает 2,3 м. Вход в селение запирался воротами.
Крепостная стена, полукругом огибая селение Амузги с востока и северо-запада, вместе с оборонительными башнями наряду с естественными защитными условиями расположения делала это селение неприступной крепостью. В дореволюционном прошлом село являлось крупным центром производства кузнечных изделий, в частности холодного оружия, изготовления клинков, кинжалов, сабель, пользовавшихся большой известностью в Дагестане и за его пределами. В производстве было задействовано все взрослое мужское население. Они выделывали оружие целиком, делали клинки, которые кубачинцы скупали, монтировали и сбывали. Клинок должен был пройти 13 стадий обработки из предварительно подготовленных железной болванки и узкой стальной пластины. Полученный клинок называют «дамасским», на его поверхности хорошо видны следы сковавшегося металла в виде зигзагообразных прожилок.
Широкий спрос также находили бытовые и сельскохозяйственные изделия – ножи, ножницы, топоры, мотыги, серпы, замки, кузнечные гвозди, подковы, вплоть до иголок, а также разнообразные ремесленные инструменты, которые сбывались кубачинским мастерам.
Есть амузгинцы, еще в VII веке прославившие свою малую родину кузнечным ремеслом, – амузгинская сталь считалась аналогичной дамасской. Амузгинские клинки имели Чингисхан, хан Батый и Александр I.
Качество клинка зависит от стальной части. Амузгинскую сталь исследователи называют «дамасской». Амузгинский булат обладает всеми качествами лучших стальных клинков Востока и Запада, некоторые из них превосходят по вязкости.
История не сохранила имена первых мастеров, открывших тайну «поющего» металла, но, к счастью, остались отдельные потомки амузгинских кузнецов, достойно продолжающие славные традиции своих отцов и дедов.
Отдельные образцы кинжалов и сабель можно увидеть в Оружейной палате Московского Кремля и в других музеях мира.
Большой славой пользовался «зульфикар» – меч Рабадана Багомедова. Название восходит к «зульфикар» – мечу, принадлежавшему пророку Мухаммеду и его зятю Али. Меч имел на конце раздвоение. Рабадан делал его из стали старых пружин вагонных буферов, которые приобретал в Дербенте. Клинки для шашек его работы ценились не ниже 5 руб. серебром, в то время как остальные первоклассные мастера получали за свои клинки 1,5–2 руб. Рабадан Багомедов изготовил двенадцать сабель с двойным лезвием, которые назывались «зульфикар». Одна такая сабля и ныне находится в музее Кубачинского комбината.
По переписи населения 1888 г., в сел. Амузги имелось 54 двора, а кузнецов – 46 человек, потому что эта специальность была очень востребованной.
В подсобных операциях участвовали подростки и женщины. Жители Амузги не занимались ни торговлей, ни земледелием. А вот после упадка спроса на холодное оружие, т.е. в 1930-х годах, жителям пришлось заниматься сельским хозяйством.
Е.М. Шиллинг, касаясь ремесленного производства сел. Амузги, пишет, что «в процессе специализации производств по селениям клинковое дело как более простое и первичное выделилось и локализовалось в соседнем с кубачинцами селении, представляющем вместе с сел. Кубачи как бы единый производственный комбинат (ибо амузгинские клинки одеваются в ножны и украшаются кубачинцами)».
Это единство, восходящее к эпохе раннего Средневековья, особенно отчетливо отражено в сообщении автора XII в. Абу Хамида ал-Гарнати, который указывает, что «недалеко от Дербента есть большая гора, у подножия которой – два селения. В них живет народность, которую называют зирехгеран, то есть бронники. Они изготавливают всякое воинское снаряжение: кольчуги и панцири, и шлемы, и мечи, и копья, и луки, и стрелы, и кинжалы, возможные изделия из меди». Под этими двумя селениями ал-Гарнати подразумевает сел. Кубачи и, вероятно, сел. Амузги.
После репрессий чеченцев в 1944 г. жители селения были насильно депортированы в Шурагатский район Чечено-Ингушской АССР. Около 70% переселившихся в Чечено-Ингушскую республику амузгинских горцев погибло из-за перемены климата.
После переселения амузгинцев, по просьбе руководства Кубачинского худкомбината, в селении оставили Юсупа Ахмедова со своей семьей. В 1957 г., в период возвращения чеченцев обратно, многие амузгинцы переселились в Дербентский район и работают в Мамедкалинском виноградарском совхозе им. Алиева. Им не разрешили вернуться в свой родной аул, где еще сохранились кузницы, мастерские, свои дома.
В настоящее время селение заброшено, оно в развалинах, а выделка здесь клинков холодного оружия окончательно прекратилась. Проживает сейчас здесь только одна семья Рабадана Нугаева.
В селении хорошим мастером, как мы уже говорили, считался Рабадан Багомедов. Он умер в 1929 г. Особенно славились изготовленные им шашки. Он делал их по специальному заказу для наместника Кавказа и других высокопоставленных лиц. С амузгинским клинком в бой шел имам Шамиль со своими мюридами. Горцы, выступавшие против Деникина, под предводительством Али-Гаджи Акушинского, были вооружены амузгинскими клинками.
Сегодня проживающие Расул, Али, Нугай Рабадановы и их братья изготавливают добротные кинжалы, которые пользуются большим спросом. Их изделия по мастерству отделки соперничают с кубачинскими.
Лучше всех секретами амузгинской стали овладел известный мастер Гаджи Курбанкадиев, который проживает в гор. Каспийске, сын амузгинского кузнеца Курбанкади, внук известного деда – Куци Магомеда. Клинок его работы легко перерубает металлические гвозди, не оставляя зазубрин на лезвии.
Во время Великой Отечественной войны амузгинцы храбро сражались на фронтах: Гаджи Магомедов, братья Гаджиомар и Асадулла Зулпикаровы, братья Абдусалам и Гаджиахмед Куциевы… А самые лучшие мастера Магомед Нугаев, братья Алихан и Ибрагимхалил Магомедовы, Омар Азайла, Курбан Рабаданов, Рашид Рабаданов, Ибрагим Магомедов, Лиматулла Рабаданов, Магомедгаджи Гусенов – всего 15 человек вместе с кубачинскими мастерами работали на Владикавказском военном заводе, изготавливая сабли для кавалеристов Советской Армии.
Некоторые амузгинцы проживают и работают кузнецами в сел. Кишамахи – Ахмед Абдусаламов, в Худуце – Магомедрасул Исаев, в Дибгалике – Лимат Рабаданов, в сел. Маджалис Кайтагского района – столяром Жабраил Зульпикаров, пенсионер Гаджикурбан Рабаданов, до пенсии работал на руководящих должностях в хозяйственных органах, в сел. Жинаби – братья Магомедрасул и Махмуд Гаджиабдуллаевы, в гор. Избербаше – братья Рабадан и Абдулхалик Рашидовы, Набигулла Омаров, в гор. Каспийске – известные мастера Гаджикурбан Гаджиахмедов и Гаджи Курбанкадиев…
После возвращения из армии знаменитый кузнец амузгинец Магомед с семьей переселился в сел. Уркарах и до 1955 года работал в колхозе им. Сталина. Его дети – Абдулкадир, Рабадан, Айша, Хадижа, Аминат, Муминат – стали специалистами народного хозяйства.

Сулевкент

В Дагестане с древнейших времен широкое распространение среди домашней утвари горцев имели гончарные изделия. Один из основных центров керамического производства находился в ауле Сулевкент Дахадаевского района. Сулевкент расположен среди величавых, суровых гор, подобно орлиному гнезду, прилипшему к большой неприступной скале. Он находится между селениями Кубачи и Шири – в труднодоступном живописном ущелье.
Ранние образцы сулевкентской керамики, найденные в старых разрушенных селениях Дагестана, свидетельствуют о том, что создавали их сулевкентцы в VIII–IX вв. Различные старинные сосуды сулевкентцев – водоносный кувшин, сосуды для молока, тарелки – имеются в музеях истории Дагестана, Грузии, Азербайджана, традиционных «домашних музеях» даргинцев. Сулевкентские сосуды используются для хранения сыпучих пищевых продуктов и передаются по наследству.
Ранние изделия керамики (посуду) они создавали в грубой лепной форме с простыми налепными и нарезными украшениями в виде прямых и волнистых линий, штрихов и точек. Потом стали появляться скульптурные предметы, рисунки домашних животных. В одном из музеев Грузии имеется кувшин с портретом мужчины с усами. Уже в XIIв. на керамической посуде сулевкентцев появляются разные росписи, выполненные темно-красной глиной, взамен разнообразным узорным изображениям, а также силуэты птиц, оленей, баранов и др.
Удивительна судьба сулевкентцев. Им приходилось не один раз переселяться со своего места жительства. В 1944 году жителей Сулевкента отправили в Шурагатский район Чеченско-Ингушской Республики. После возвращения чеченцев они переехали в Хасавюртовский район. То, что родное селение на долгие годы осталось без присмотра, сильно отразилось на сохранении села, быте, традициях, культуре, на производстве керамики. Ныне в Сулевкенте почти никто не проживает. Изменился вид, характер деятельности сулевкентцев. Некоторые стали заниматься другой работой, приобретают другие специальности, хотя многие еще сохраняют традиционную работу в сел. Сулевкент Хасавюртовского района. В отличие от балхарской керамики сулевкентские кувшины и другие сосуды сохраняют старинное декоративное изящество и монументальность, мотивы, краски, да и форма сосудов не утратила прежней привлекательности. Это выражение любви к старине, малой родине, своим древним традициям, мастерству. Видимо, этим объясняется потребность людей в гончарных изделиях.
Сулевкентцы пытаются вернуться в свои родные места и возобновить древнее ремесло. Надо бы помочь им в создании жилищно-бытовых условий для обустройства и возвращения ремесла своих предков. Заброшенное село скучает и ждет своих хозяев.
Сулевкент – родина поистине выдающихся людей, ученых, мастеров слова и дела, устаров. Из этого села многие ушли на фронта ВОВ. Они были награждены высокими боевыми наградами. Среди сулевкентцев имеются заслуженные деятели науки, культуры. Из селения Сулевкент родом нынешний ректор Дагуниверситета Муртазали Хулатаевич Рабаданов.
Даргинцы говорят: «Сулев-кентцы-мужчины суровы и мужественны, умны и мудры, а от женщин исходят свет и тепло». Дай бог, чтобы они всегда были такими!

Ширила Ши и ее окрестность

Ширила Ши – селение даргинцев Дахадаевского района, расположенное на северной стороне одного из отрогов Кавказского хребта рядом с Амузги – известным центром изготовления холодного оружия. Недалеко от этих сел находятся Сулевкент, являвшийся столицей гончарных дел, и Кубачи, известное не только в Дагестане, но и за его пределами своими златомастерами. Селение Шири знаменито и как священное место, посещаемое паломниками со всех уголков нашей республики.
В чем заключается священность земли этого малозаметного горного уголка, который притягивает к себе паломников? Как это маленькое селение стало великим для паломников, идущих на зиярат? Какова его природа?
С давних времен Шири известно как место зиярата шейха Хасана, выходца из Саудовской Аравии, из племени курайшитов, последователя Мухамада Идбага. Идбаг – это ученое звание в исламе. В числе 40 воинов, погибших в Дербенте, был шейх Хасан, который умер, участвуя в газавате Северного Дагестана. Он похоронен здесь. Точное время похорон неизвестно. Бывшая мечеть разрушалась несколько раз, во время одного из этих разрушений внутри кладки камней нашли надписи 900-летней давности.
Мы – автор этих строк, Сапаров Ашум, его сын Сапаров Курбан – за рулем, переселенцы из Дуакара, живущие в с.Чинар, и их сосед Абдула – агулец приняли участие в паломничестве.
Природа этого края, ее красота возбуждают нашу фантазию, воображение; щедро одарил Всевышний этот край всеми прелестями природы, которые привлекают паломников еще и еще раз совершать богоугодное дело, шаг за шагом ступая с благодатными намерениями. Сюда притягивает сама природа, чтобы очистить душу от грехов, совершаемых людьми в неведении.
Селение состоит из двух частей: Шилахар – нижний и Шилахар – верхний. Мечеть расположена в верхней части, здесь же проводится и мавлид. Название селения Ширила (обозначает хьана) – Шири по-даргински – теневая, т.е. северная сторона, Ши – селение. Очень тяжело добраться до села. Оно находится в глубине гор. Вообще ширинцы – народ мастеровой, как и все живущие в этой долине.
Селение Шири известно своими мастерами, искусными резчиками по камню и дереву. Во многих сельских мечетях Дахадаевского района можно встретить образцы работы художественной средневековой резьбы по дереву и камнетесную работу ширинцев в домах кубачинцев, уркарахцев и т.д. Интересный образец мастерства представляет собой опорный столб кайтаго-табасаранского типа (XVI–XVII вв.), который находится в с. Шири. Он сделан из орехового дерева. Квадратная колонна со срезанными углами имеет каническую капитель. Все грани столба покрыты плоскорельефным орнаментом: лирообразными фигурками, растительным орнаментом, узором. Все типы орнамента органически сливаются друг с другом.
Еще до революции горцы посещали могилу шейха Хасана, читали Коран, оставаясь на ночь у могилы. По словам старожилов, Коран читали в белом одеянии. Брюки и рубашки шили из такого же материала, в который заворачивали покойника (бязь, боз, без).
С каждым годом все чаще посещают паломники могилу шейха Хасана. Это продолжается три дня – 20, 21, 22 июня каждого года, чтобы в течение самого длинного дня приезжие паломники смогли исполнить исламский ритуал и возвратиться домой. Сюда приезжают паломники из Акушинского, Кайтагского, Дербентского районов, из селения Чинар, городов Избербаша, Махачкалы, а также ширинцы, которые расселились по городам и селам равнинного Дагестана, их друзья и соседи.
Очень интересно со стороны смотреть на паломников, которые, перейдя речку, поднимаются к селению. По тропке среди высокой густой травы идут кубачинки в традиционном одеянии – в белых платках (каз). Когда они идут, видны только их белые головы, со стороны они напоминают журавлей Расула Гамзатова.
Посещение могилы шейха Хасана верующие считают чудодейственным. Тут, по их поверью, можно вылечиться от болезней, получить отпущение грехов, многие паломники раздают принесенные вещи, некоторые раздают деньги, не считая тех, что они дали на мавлид и садака.
После развала СССР, когда появилась возможность у людей приобщиться к исламу, начала расширяться сеть мечетей в селениях, в том числе и в Шири, но в кризисном состоянии оказались экономика, культура, образование, сельский быт, традиции. Люди стали покидать горы, закрываются школы, библиотеки.
Вот учитель школы Ахмед Рабаданович рассказывает, что, когда он в 1960 году начал работать после окончания первого Буйнакского педучилища, в селении было более 70 хозяйств, а в настоящее время – менее 12. В начальной школе в те годы числилось более 70 учащихся, 7–8 учителей, а сейчас – 5 учеников и 2 учителя. В селении были мастера золотых, серебряных дел, мастера по дереву, пчеловоды, овцеводы, лекари.
Даргинские селения оскудевают из-за плохих дорог, отсутствия элементарных условий для достойной жизни, поэтому горцы переселяются кто куда.
Но выходцы из селения не забывают свой родной край и его природные богатства. Не говоря о других, напомним только об одном целебном роднике, называемом «ХIулила шин» (хIулила – глаза, шин – вода). Этот родник находится на левом берегу речки «ХIулила ХIерк». Люди с окрестных селений приезжают сюда за водой, чтобы использовать ее в лечебных целях. Сила воды из этого источника, по рассказам людей, в том, что она снимает сглаз. Источник обустроил Мухтар Джамалудинов – выходец из села, живущий и работающий в одной из войсковых частей г. Москвы. Для того чтобы люди могли отдыхать и молиться рядом с источником, построил молебную комнату. Мечеть строил Магомед Ашурмаевич Сапаров, житель селения Чинар. Открытие мечети состоялось 22 июня утром мавлидом до большого мавлида в селении.
Природные ресурсы этого уголка очень богаты: чистые горные родники, незапыленный горный воздух, пастбища альпийских лугов, богатые сенокосные угодья, лекарственные травы, ягоды, места для заготовки кормов и содержания крупного и мелкого рогатого скота, плодородная почва для выращивания картошки, моркови и других овощей.
Многочисленны лекарственные растения, сколько хочешь бери, суши и используй, лечись природными дарами – такими, как мята, чабрец, брусника, мать-и-мачеха, клевер, душица, тмин. Лес богат дикими грушами, яблоками, шиповником, смородиной, малиной. В садах культивируют яблоки, груши, алычу, лещину и др. Надо сказать, что природа подарила этому уголку все богатство, что есть на свете. Здесь очень уместно отметить, что поселок Кубачи является как бы городом для близлежащих селений, где реализуют продукцию животноводства (молоко, мясо), где четверг – большой торговый день.
Это район средневысотных горных хребтов, длинных крутых водораздельных хребтов, узких долин. Между ними текут шумливые горные речки – притоки Уллучая. Люди, сколько бы ни бывали в горах, не устают восхищаться ими. Окружающий мир изобилует разными цветовыми палитрами.
Горы зовут, с одной стороны, посетить их, совершая паломничество, с другой – видеть в них символ могущества вечной и незыблемой природы.
Хотелось бы, чтобы все бизнесмены – выходцы из этого селения и имеющие родственные связи – объединились, провели нормальную дорогу до селения, провели газ, чаще приезжали в свои родные места, богатые дарами природы.
Кроме того, чтобы селение Ширила Ши добилось истинного расцвета, нужна государственная поддержка в социально-экономическом развитии.
Призываю горцев не забывать и посещать родные края, где они родились и произнесли первые слова «мама, папа», чтобы они, как паломники, посещали могилы родителей, родных, оставшихся в селениях. Чтобы не забыли свои корни.

«назад

Фотолента

фотографий: 4

Амузгинская крепость

Категория фото: Третья категория »

Глиняная кружка сулевкенцев

Категория фото: Третья категория »

Паломники у новой мечети

Категория фото: Третья категория »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив