Народы Дагестана
Архив номеров » №4.2011 от 8 Сентября 2011 г » Общество » Незабываемая красота родной Земли

Незабываемая красота родной Земли

… Я хочу, чтобы все люди на этой прекрасной земле жили в мире, уважали друг друга.
Я прошу вас ценить мир, как самое главное в нашей жизни. 
                                                                                                                       Муса Манаров

– Муса Хираманович, расскажите, пожалуйста, как космонавты отметили 50-летие выхода в космос? В стране этот юбилей прошел несколько сдержанно, прохладно, не с космическим размахом. Почему?
– Во-первых, человек ко всему привыкает, но это не значит, – плохо или, как вы утверждаете, прохладно. Во-вторых, все профессиональные праздники в эпоху неразвитого демократизма отмечаются «прохладно», без размаха, присущего советскому времени. В-третьих, 50-летие выхода человека в открытый космос мы отлично отметили в мемориальном Музее космонавтики. Там состоялся вечер, на котором выступил Алексей Архипович Леонов. На вечере присутствовали представители фирм, работающие по космической тематике. Я там тоже присутствовал. Вечер закончился хорошим фуршетом.
Только те, кто выходил в открытый космос, могут понять, что это такое, каково человеку в первый раз оказаться в безвоздушном пространстве. Боялись все, кто когда-либо выходил, но чтобы выйти в первый раз, надо иметь огромное мужество. К тому же техника была не отработанная, да и все остальное оставляло желать лучшего. Это был отважный поступок.
– Скажите, а что Вы чувствовали, когда первый раз выходили в космос?
– Ощущений было много. Для человека, который длительное время находится в замкнутом пространстве, выход в открытый космос – это событие. Когда в первый раз открыл люк, было ощущение такой бездны, которую никак не почувствуешь на Земле. И, конечно, незабываема красота Земли, впечатляет полет станции, которую видишь со стороны. Однако выход в открытый космос – это довольно дорогая операция и максимальный объем работы, которые отвлекают от созерцания красоты мироздания.
– В 1988 году Вы совершили свой полет в космос длиною в год. Это срок службы в армии, который на земле психологически трудно выдержать… Каковы были Ваши ощущения в первые дни полёта, менялись ли они в дальнейшем? В каком режиме Вам приходилось работать в космосе?
– Первые дни были как на курорте. Дело в том, что, пока идут тренировки, экзамены, волнуешься и до конца не уверен, что именно твой экипаж полетит, а не дублирующий. А когда летишь, понимаешь, что уже все позади, ты делаешь то, к чему стремился, готовился, и недели две ты чувствуешь себя человеком, осуществившим мечту, настроение прекрасное. Потом уже начинаешь скучать по родным, близким, по своим привычкам. Тоска продолжается месяца два, такое чувство, как будто в командировке и думаешь: «Когда же домой?». За два с лишним месяца ты уже привыкаешь и осознаешь, что ты здесь живёшь, работаешь, и тебе больше ничего не надо. В таком состоянии находишься до конца полета, когда же время уже приближается к посадке, настроение вновь меняется. Режим работы строился по московскому времени. Днем работали, ночью спали, иногда работали и ночью.
– А как Вы отдыхали, чем занимались в свободное время?
– Свободного времени у нас бывало немного. А в редкие минуты отдыха каждый занимался тем, что ему было по душе. Земля нам устраивала встречи с семьями, друзьями, близкими, артистами. Конечно, это поднимало наше настроение, добавляло бодрости. Нас посещали экспедиции, ко встрече с которыми мы тщательно готовились. Очень приятно их вспоминать, целый водопад шуток, новостей. Мгновенно у нас улетучивалась хандра. Гости передавали нам письма от родных и близких, свежую почту, овощи, фрукты, которые пахли родной, далекой в то время Землей.
– Что это за явление – невесомость и как человек ее ощущает?
– Что такое невесомость, мне кажется, известно сегодня уже всем, но испытывают это только космонавты и … рыбы, может быть. В невесомости ты ощущаешь, как будто ты ничего не весишь, плаваешь как рыба, то есть ты можешь оттолкнуться, поплыть. Это очень приятное чувство. Вначале, чтобы к нему привыкнуть, надо пройти вестибулярные испытания, потому что многих укачивает. Нужно меньше двигаться, потом организм через несколько дней привыкает, и ты можешь свободно вращаться, перемещаться, и вот это перемещение в невесомости в принципе очень приятное состояние. Лично у меня не очень хороший вестибулярный аппарат, я очень много тренировался, участвовал во многих экспериментах, где меня не только подташнивало (смеётся). Приобретаешь опыт, в каких ситуациях как вести себя. Например, в космосе меня даже не подташнивало, я себя нормально чувствовал, потому что прошел все тренировки, испытания и эксперименты. В космосе надо применять знания, полученные на Земле. Ну, например, если человека сильно укачивает, он не должен переедать и слишком много перемещаться, т.е. надо зафиксироваться в определенном положении, чтобы организм привык к новым ощущениям.
– Как Вы считаете, сохранил ли полет в космос налет романтичности и исключительности, как это было в Ваше время?
– Полеты, совершающиеся сейчас, до каждой мелочи отработаны. Это уже немножко другое, чем в наше время.
Если раньше полет в космос был романтикой, сам полет был удивительным событием, то сейчас уже все всё знают. Просто сама техника полета меняется, меняются эксперименты, а сам полет стал уже достаточно обыденным явлением для космонавтов. Хотя полет в космос был и остается рискованным занятием, так как это действительно сложный процесс.
– О чем Вы мечтали в детстве? О космосе?
– Я в детстве думал, что наступит коммунизм на планете, что все люди будут жить хорошо. Когда подрос, загорелся радиолюбительством и поступил на радиофакультет. Получил диплом радиоинженера. Попав в Центр космонавтики, стал управлять аппаратами с Земли. А там вся молодёжь поголовно стремилась стать космонавтами, но «медицину» из сотни проходили один–два человека. В общем, все шли и меня затянули. К тому же у меня здоровье оказалось нормальным.
– Как выглядят из космоса другие планеты?
– Маленькими яркими звёздами. А Земля смотрится как огромный очень красивый шар. Мы увидели, какая у нас красивая планета, мы наблюдали за ней целый год. Нам очень хотелось поделиться этой красотой со всеми, и потому при любой возможности мы брали в руки фотоаппарат, кинокамеру и снимали самые восхитительные уголки нашей планеты. Очень внимательно разглядывали, например, Нью-Йорк, Чикаго. А вот свою страну не было времени рассмотреть, как раз в это время у нас были контакты с Землей: куча радиообмена, радиограммы, отправка докладов. Поэтому получилось, что визуально мы лучше знали, например, Аргентину, чем свой Дагестан (смеётся). Вернувшись из космоса, много встречался с земляками – добрыми, трудолюбивыми и гостеприимными – и понял, как прекрасен мой край.
– Некоторые учёные высказывают опасения, что с потеплением климата, с таянием льдов Гренландии, Ирландии, Антарктиды затопятся прибрежные районы. Стоит ли человечеству задуматься над этим? Мифы ли это, не грозят ли нам катастрофы?
– Стоит, стоит. Это не мифы, действительно, катастрофы нам грозят. Возьмем, к примеру, таяние льдов в Гренландии. В океан попадет огромное количество пресной воды. По мнению некоторых ученых, это может сдвинуть течение Гольфстрим. Вся Западная Европа имеет мягкий климат именно из-за Гольфстрима. И если он изменит свое течение, то произойдут глобальные изменения, целые страны окажутся в тяжелой ситуации. Таяние Антарктиды тоже приведет к необратимым явлениям. Потом климат начнет меняться настолько стремительно, что человечеству придется тяжело, люди будут вынуждены покинуть целые регионы. И, естественно, при этом будут огромные потери.
– Удачно ли проходил Ваш полет, встречались ли Вам летающие объекты, НЛО?
– Во время полета все сложилось удачно, потому что мы все вернулись живыми. Конечно, у нас были различные ситуации отказа оборудования, приходилось и экипажу выкручиваться, и с Земли вмешиваться, приходили на помощь, потому что с техникой всегда что-нибудь происходит… Вообще о полете в космос рассказывать сложно. Это займет, наверное, столько же времени, сколько занял и сам полет. Я видел мир другими глазами – не так, как видит его человек из окна автомобиля. А что касается НЛО или каких-то чудесных явлений, то вот этого у нас не было. Хотя и не могу сказать, что всего этого нет и не может быть.
– Насколько довлеет над человеком в космосе чувство опасности?
– Я, например, этого не чувствовал. В основном страшно не было. Все, что делается в космосе, сначала отрабатывается на Земле, имитируются самые различные ситуации, которые могут освободить от чувства, что тебя замуровывают. Но когда ты входишь в космический корабль и закрываешь за собой крышку, конечно, возникает момент напряжения. В общем-то, я совершенно спокойно это перенес.
– Не пришла ли пора перейти на беспилотные аппараты, поскольку риск в космосе всегда присутствует?
– Космическая станция – это лаборатория. Я думаю, кто хорошо знаком с научно-технической деятельностью, понимает, что не бывает лабораторий без человека.
Роботы могут, ну скажем, пиво сварить, но шашлык они не приготовят, потому что его приготовление тоже требует экспериментирования. В науке обязательно должен быть человек-исследователь.
– Человек уже побывал на Луне. А есть ли у американских или наших исследователей планы полететь на другие планеты?
– Планы были, но они все время меняются. Хотели на Марс лететь, на Луну. Но будем смотреть на вещи реально. Я, думаю, что если лететь, то сейчас надо на Луну, потому что на Марсе не интересно: долго лететь и ничего не найдешь. На Луне нам надо построить базы, освоить её, а так ничего особенного вы там уже не увидите.
Одно время мы исследовали Венеру, Марс, а теперь уже долгое время мы этим не занимаемся. Американцы же продолжают изучать планеты, посылают туда разные зонды. Это очень дорогое удовольствие, и мне кажется – это правильно. Но, видимо, экономика нашей страны не позволяет заняться этим.
– Возможно ли в ближайшие десятилетия развивать космический туризм? Если да, то что это даст и как он повлияет на здоровье человека, бизнес, развитие науки, экономики?
– Да, возможно, думаю, люди станут даже цивилизованнее, потому что некоторые из своей деревни никогда не выезжали и думают, что это центр земли. Пусть летают и увидят Землю со стороны, знания двигают человека к миропознанию. Главное в развитии туризма – познание, а для науки нужны большие деньги, заработанные на туризме.
– Вы хотели бы, чтобы Ваши дети стали космонавтами?
– Они уже не стали ими. Дочь у меня хирург, а сын инженер. Но хотел бы, чтобы мои будущие внуки стали космонавтами.
– Руководители Советского Союза в свое время заявляли, что наша страна – самая мощная и сильная. А как сегодня развал СССР отражается на славе Родины?
– В общем-то, развал всегда и на всем отражается плохо, и на славе тоже. Вопрос в том, что Советский Союз заявлял много чего, в том числе, что является самой сильной страной. Да, Советский Союз был сильным государством, особенно он был силен в военной области: вооруженные силы, ракеты, ядерное оружие. Но вот с точки зрения экономики да и благосостояния народа мы не были могучими, немало приходилось заимствовать, чем-то поступаться и от многого отказываться. Наша экономика и тогда уже зависела от энергоносителей, как и сейчас. Но Россия слаба и потому, что она только часть могущественного Союза.
Репутация Советского Союза как страны, которую надо бояться, была результатом политики Соединенных Штатов. По крайней мере, имеется в виду время после второй мировой войны, когда революционные лозунги уже не имели в жизни места. К примеру, никогда Советский Союз не собирался ни на кого нападать, ничего ни у кого отнимать, эту карту специально разыгрывали, поскольку было выгодно на этой мощи играть, пугать весь мир.
Мне очень обидно, что наша некогда могучая страна распалась, превратилась в несколько разных так называемых суверенных стран.
– В приёмной Владимира Путина к Вам на прием приходили люди и просили помощи. Могли ли Вы им чем-нибудь помочь?
– Кому-то мог, кому-то нет. Не мог, в основном, посодействовать тем, кто просил жилье. Это большая проблема – социальное жилье. В случае, когда нарушаются права человека, законы, тогда можно повлиять на ситуацию, оказать помощь. Не знаю, как помочь бедному человеку стать богатым. Это проблема всей страны.
– Все мы знаем, что Дагестан является дотационным регионом. По Вашему мнению, как можно выйти из сложившейся ситуации и стать на успешный путь развития республики?
– Я не устаю повторять, что одной из отраслей, развитие которой даст существенный толчок для выхода республики из сложившейся ситуации, является туризм. Ни для кого не секрет, что в этой области наш регион имеет много существенных плюсов, ведь в Дагестане равнина, высокие горы и морские пляжи расположены довольно близко друг от друга, что позволяет туристу в течение одного дня воспользоваться всеми ресурсами по желанию. Дагестанцы делают серьезные шаги в восстановлении туристической индустрии, а также развивают новые возможности привлечения туристов в нашу республику. Об этом говорит и открытие горнолыжного туристического комплекса Чиндирчеро, разработка еще более крупного проекта – туристического комплекса «Матлас». Также планируется организовать туристические комплексы в Карабудахкентском районе и Дербенте. Все это говорит о том, что перспективы у нас в этом отношении хорошие.
– Что бы Вы пожелали современной молодежи?
– Я бы пожелал терпения, целеустремленности, взаимопонимания, уважения друг к другу, бережного отношения к своему родному краю. И тогда все у нас будет хорошо.
– А есть у Вас заветная мечта? Какая?
– Хотелось бы дожить до того дня, когда мой внук или правнук полетит в космос. Но, наверно, больше пяти лет я не проживу (улыбается).
– Тогда на спор, я уверен, вы проживете еще лет пятьдесят.
– Я бы очень хотел... (смеется).

«назад

Фотолента

фотографий: 7

Владимир Титов, Анатолий Левченко и Муса Манаров

Категория фото: Третья категория »

Муса Манаров с сестрой

Категория фото: Третья категория »

Президент РД М.Магомедов поздравляет М.Манарова с 60-летием

Категория фото: Третья категория »

Г.Газиев и Г.Намзатов поздравляют космонавта с 60-летием

Категория фото: Третья категория »

Встреча с педагогами и учениками СШ №13

Категория фото: Третья категория »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив