Народы Дагестана

Наши дети в опасности

Когда работаешь в уголовно-исполнительной системе и лично курируешь деятельность воспитательной колонии, то есть вникаешь в каждую деталь и знаешь все о жизни каждого воспитанника, иначе начинаешь смотреть на подростковую преступность. Конечно, подростковая и детская преступность – это огромное социальное зло, которое уже нанесло и наносит ущерб конкретным людям и всему обществу и которое может принести еще больше зла и горя в будущем, поэтому с ним нужно бороться, нужно сделать все, чтобы его остановить, чтобы каждый преступник понял, что нераскрытых преступлений и не понесших ответственности правонарушителей просто не бывает. Но наказание, тем более наказание несовершеннолетнего, не может быть основной целью работы нашей системы, мы должны понять причины совершения преступления, чтобы можно было предотвращать противоправные деяния, а не только реагировать на них. Изучая материалы личных дел воспитанников, понимаешь, что некоторых из них толкнуло на преступный путь беспросветное отчаяние или просто неумение жить по-честному, потому что никто их этому не учил. И тогда подростковая преступность становится в твоем понимании не только социальным злом, но и показателем социальной несправедливости, огромной социальной опасности, в которой живут и подрастают некоторые наши дети. Вот только один из многих примеров. Сейчас в Кизилюртовской воспитательной колонии отбывает наказание парень, попавший на скамью подсудимых в 15 лет. Его отец умер, когда парнишке был всего 1 год, мать умерла, когда ему исполнилось 10 лет. С этого момента он проживал в семье дяди, но совместная жизнь не сложилась, причем настолько, что подросток утверждал, что жить на улице и ночевать в подвалах ему нравится больше. С пятнадцатилетнего возраста он начинает воровать, в основном из магазинов и продуктовых киосков, в числе похищенного всегда была еда (чипсы, шоколад, колбаса и т.п.). При вынесении решения суд не счел возможным ограничиться условным осуждением или принудительными мерами воспитательного воздействия с освобождением от уголовной ответственности, поскольку у подсудимого нет родителей, места жительства и источников дохода – дядя подал заявление об отказе от опекунства, и никто из других родственников не выразил желания оказывать какую-либо помощь в содержании и воспитании молодого человека. Впрочем, он утверждает, что лишения свободы не боялся, думал: «Если поймают и посадят в тюрьму, будет где жить, кушать, одеваться».
Такой подход к пониманию феномена детской и подростковой преступности как социальной опасности – это уже не подход одного или нескольких должностных лиц, это государственный подход и способ реализации принципов современной российской уголовно-исполнительной политики. Поэтому сейчас Управление Федеральной службы исполнения наказания по Республике Дагестан совместно с автономной некоммерческой организацией «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия» при поддержке Общественной палаты при Президенте Российской Федерации и Межрегиональной правозащитной общественной организации «Сопротивление» реализует проект «От изоляции к полноправной социальной жизни. Реабилитация и ресоциализация женщин и несовершеннолетних, отбывающих наказание лишением свободы». В рамках проекта мы получили новые методические возможности, позволяющие нам использовать последние достижения научных исследований и прикладных разработок в области психологии для работы с наиболее уязвимыми категориями осужденных – женщинами и несовершеннолетними.
Результаты анкетирования воспитанников, проведенного АНО «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия» совместно с психологической службой, показали, что 79% отбывающих сегодня наказание в Кизилюртовской воспитательной колонии знают о насилии не понаслышке – их жизнь была нелегкой еще до того, как они попали в воспитательную колонию, а 15% воспитанников подвергались физическому и эмоциональному насилию постоянно. При этом все, кто жил в условиях насилия, теперь отбывают наказание за насильственные преступления. Так, один из воспитанников, отбывающий наказание за убийство, не представляет себе равноправных отношений между людьми, он считает насилие правом сильного, лучшим видом наказания виновных, а найти вину другого человека так легко. Когда он говорит о своем детстве, то радуется, что стал достаточно сильным и теперь не каждый может его обидеть и унизить.
Когда в человеке с детства не ценят его человеческое достоинство, он не научится сам ценить достоинство других, а когда жизнь человека и его здоровье настолько не важны для его близких, что они сами покушаются на них, такой человек не ценит чужую жизнь и не боится, а может и стремится причинить боль другим. Кто из взрослых людей не знает этой истины? Наверное, все знают, но сегодня некоторые мальчишки должны научиться жить без насилия в воспитательной колонии! Именно такая нелегкая задача стоит сегодня перед нашими сотрудниками, и от того, насколько задача будет выполнена, зависит будущее наших воспитанников. Поэтому каждый сотрудник воспитательной колонии помнит, что его обязанность не только обеспечить выполнение режимных требований, но и научить воспитанников тому, чему их не смогли научить родные и близкие – быть человечными.
В Кизилюртовской воспитательной колонии используют все воспитательные, социальные и психологические приемы и методы для исправления воспитанников, для формирования у них навыков некриминального общения и неагрессивного разрешения конфликтных ситуаций. В рамках проекта, упомянутого выше, разработаны и реализуются специальные реабилитационные программы, обеспечивающие индивидуальный подход к каждому воспитаннику, учитывающие его способности, его жизненный опыт (иногда очень горький) и, конечно, его собственное стремление к исправлению, его желание изменить свою жизнь. Иногда стремление к исправлению возникает только после реабилитационных мероприятий, во время которых психолог помогает воспитаннику избавиться от душевной боли, переработать обиды в стремление к лучшей жизни.
Однако для того, чтобы изменить жизнь, в ней нужно многое переосмыслить, особенно, если ты совершил преступление и уже отбываешь за него наказание. Само лишение свободы – это, в том числе, и возможность действительно подумать о том, что ты сделал, что привело тебя в исправительное учреждение, что подчинило твою свободную волю воле закона. Такая внутренняя работа не всегда по плечу даже сильному мужчине, поэтому наши воспитанники нуждаются в квалифицированной помощи. Ее оказывают им психолог, социальный работник и воспитатели, реализующие программы ресоциализации воспитанников, разработанные в рамках проекта. В данных программах принимают участие все воспитанники, прошедшие программы реабилитации, и все желающие.
Одна из программ ресоциализации включает специализированный тренинг, направленный на изменение отношения воспитанников к совершенным ими правонарушениям. Не секрет, что процедуры дознания и следствия, участие в судебном заседании в качестве обвиняемого, пребывание в следственном изоляторе, а потом в воспитательной колонии являются тяжелыми переживаниями для любого человека, это огромное испытание для несовершеннолетнего, которое круто меняет всю его жизнь. Поэтому у многих воспоминание о потерпевшем, которому был нанесен физический, материальный, моральный и эмоциональный ущерб, вытесняется собственными переживаниями. Человек, совершивший преступление, часто чувствует себя не только невиновным, но даже пострадавшим, он может копить в себе обиды на жизнь, на государство, на сотрудников правоохранительных органов, и все это ведет к озлоблению, агрессии, еще большей десоциализации личности. В процессе тренинга психолог помогает воспитанникам увидеть случившееся глазами потерпевшего и его родных и близких. Преступление изменяет жизнь преступника, но оно изменяет и жизнь потерпевшего, больше не чувствующего себя в безопасности после пережитого насилия, не воспринимающего мир светлым и радостным. Если воспитанник начинает действительно осознавать это, то такое переживание формирует у него чувство ответственности за свои поступки. Во время тренинга воспитанники побуждаются к поиску того момента до совершения преступления, когда его еще можно было предотвратить, когда боль, горе и страх еще не вошли в жизнь многих людей, в том числе в жизнь самого воспитанника и его родных, близких. Участие в тренинге действительно помогает многим воспитанникам по-новому посмотреть на себя, на других людей и на то, как человек может своими собственными поступками разрушить свою собственную жизнь и жизнь других людей.
Но переосмыслить собственное поведение и даже принять решение изменить свою жизнь – это только полдела, такое решение нужно еще реализовать. Для этого воспитанники нуждаются в помощи уже после освобождения. Конечно, прежде всего, им должны помочь родные и близкие.
Обследование показало, что только 28% воспитанников росли в полных семьях, с отцом и матерью, причем не у всех из них отец был родным, почти половину воспитанников (44%) вырастила одна мать, остальные воспитывались у родственников или в приемных семьях. И эти люди должны быть готовы к возвращению воспитанника, ведь им понадобится много терпения и сил, чтобы понять подростка, прошедшего через испытание наказанием в виде лишения свободы, ведь ему нужно действительно заново учиться жить на свободе.
Как ни тяжела жизнь в воспитательной колонии, но там несовершеннолетний находится на государственном обеспечении, и его жизнь организована в соответствии с требованиями режима. В обычной жизни в социуме воспитаннику придется обеспечивать себя всем необходимым и самому организовывать свою жизнь. Это нелегко и для многих законопослушных молодых людей, во много раз труднее для бывших воспитанников исправительного учреждения. Поэтому перед освобождением воспитанников специально готовят к радостному для них событию, за которым, тем не менее, наступят нелегкие будни. Но и за стенами воспитательной колонии найдутся профессионалы и добровольцы-общественники, готовые помочь бывшим воспитанникам найти достойное место в социуме. При освобождении каждый воспитанник получает брошюры и буклеты, которые помогут ему найти помощь и поддержку, когда он будет в ней нуждаться.
Однако дело ресоциализации бывших осужденных – это общее дело, особенно если речь идет о несовершеннолетних. Каждый, кто по долгу службы, по работе или просто в быту сталкивается с человеком, оступившимся в жизни, должен понимать, что и от него тоже может зависеть будущее такого человека. Если парню отказывают в работе только потому, что он отбыл срок за уголовное преступление, его тем самым фактически подталкивают к совершению нового преступления, поскольку препятствуют его стремлению честно заработать на жизнь. Но этим приносят вред не только бывшему преступнику, но и всем, кто рядом с ним, кто в любой момент подвергается опасности быть ограбленным голодным и отчаявшимся человеком.
Говорят, что чужих детей не бывает. Если подумать о том, что мы сталкиваемся с обездоленными детьми, даже если не хотим этого, то такое выражение оправдано. Не каждому дано родиться в благополучной обеспеченной семье, где у тебя будет сытая и спокойная жизнь, как говорят, счастливое детство. Не каждому дано родиться в бедной, но дружной семье, где научат честно зарабатывать на жизнь и помогать друг другу. Кто-то приходит в мир, где его никто не ждет, где ему никто не рад. Но Дагестан всегда славился крепкими родственными связями и традициями, согласно которым нужно помогать ближнему. У каждого ребенка, у каждого трудного подростка в нашей республике наверняка есть родственники, способные помочь ему и куском хлеба, и ласковым словом, и добрым советом. Если наши дети воруют, насилуют и убивают, то это значит, что наши дети в опасности. А значит в опасности и все мы. И опасность может быть преодолена только в том случае, если не останется равнодушных к детям, нуждающимся в помощи и присмотре.

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив