Народы Дагестана
Архив номеров » №1.2012 от 20 Февраля 2012 г » Личности » ПОТОМОК ЭЛЛИНОВ В ДАГЕСТАНЕ

ПОТОМОК ЭЛЛИНОВ В ДАГЕСТАНЕ

Имя Г.Н. Сивриди, грека по национальности, хорошо известно в педагогических кругах: в школах, вузах, органах образования - и других сферах. Георгий Николаевич - доцент кафедры методики преподавания русского языка и литературы ДГУ, заслуженный учитель Республики Дагестан, ветеран ВОВ, ветеран труда, ветеран пионерии и комсомола. Многие знают Г.Н. Сивриди как преподавателя с многолетним стажем работы. Наше же интервью связано с его национальной принадлежностью и не только.
- Георгий Николаевич, расскажите, пожалуйста, о себе: откуда Вы родом, кто Ваши родители, какая у Вас семья?
- Родился я в г. Краснодаре. Отец, Полидор Георгиевич (по-русски его называли почему-то Николаем), был уроженцем г. Тра-пезунда (Турция). Мать, Деспина Панайотовна (все ее звали Нелли Павловна), родилась в г. Майко¬пе (Адыгея, Краснодарский край). Происходили они из рабочей среды, а в начале 1930-х отец был служащим промстрахкассы, мать -няней в детяслях.
По словам матери, отец умер от крупозного воспаления легких, но, как выяснил в 1996 г. брат (ему прислали справку из прокуратуры Краснодарского края), отец был «арестован по политическим мотивам (без ссылки на закон)» и «подвергнут высшей мере наказания». В 1962 г. дело было «пересмотрено Военным трибуналом Северо-Кавказского военного округа, и он был полностью реабилитирован».
Мать почти полвека проработала на Махачкалинском гор-пищекомбинате. Была Почетным донором СССР. Брат, Эдуард, окончил Дагестанский механический техникум, отслужил в армии, потом окончил Ленинградский кораблестроительный институт. Много лет проработал на руководящих должностях на оборонных заводах в Средней Азии. Сейчас на пенсии, живет с женой (русской) в Санкт-Петербурге.
Моя первая жена - русская. От первого брака два сына, которые закончили ленинградские вузы и живут в Петербурге. Моя вторая жена - украинка, живем вместе уже более 40 лет. Наш сын сначала был женат на русской, вторая его жена - даргинка. Как видите, мы, греки, интернационалисты.
- А как Вы оказались в Дагестане, в Махачкале? Бывали ли на малой родине? Не хотели никогда возвратиться или, к примеру, переехать в Грецию?
- В 1942 г., когда немецко-фашистские войска приближались к Кавказу, мать вызвали в НКВД (сейчас МВД) и предложили эвакуироваться в ближайшие же дни. Мать выбрала город Орджоникидзе (теперь Владикавказ), ей дали железнодорожные билеты, талоны на продукты питания. Нам повезло: как я узнал потом, многие греки в течение 24-х часов погружались в товарные вагоны и выселялись на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию.
Фронт приближался к Осетии, и мы вынуждены были переехать в Дагестан. Вот так и оказались в Махачкале. После войны возвращаться не стали: квартира не сохранилась, родственников к тому времени там не было. За все время только один раз были с женой в Краснодаре. Город стал красивее, сейчас считается одним из лучших на Северном Кавказе. Но желания возвратиться туда не было: Дагестан стал для нас второй родиной. Тем более не было желания переезжать в Грецию. Во-первых, я не владею родным языком (в анкетах пишу: родной язык - русский); во-вторых, там никого из родственников не было и нет; в-третьих, я был воспитан на советских традициях.
Распад СССР воспринял как трагедию. Любил и люблю читать школьникам, студентам «Стихи о советском паспорте» В.Маяковского, часто повторял его слова: «Читайте, завидуйте: я -гражданин Советского Союза!»
Кстати, знаю немало дагестанцев разных национальностей, которые переехали в Грецию на постоянное место жительства. Это, видимо, о чем-то говорит. Рыба ищет, где глубже, человек - где лучше. Может, сейчас, в связи с разразившимся там кризисом, они и жалеют, что покинули малую родину. Не знаю...
Отказался я переезжать и в Ленинград, к брату. Здесь я чув¬ствую себя востребованным, здесь мои друзья, товарищи, бывшие ученики. Здесь я получил образование, любимую работу. Я многим обязан Дагестану и дагестанцам, своим школьным учителям, вузовским преподавателям. С чувством благодарности вспоминаю тех, кто давал нам приют во время нашего туристического похода (в 50-х я работал пионервожатым в школе №1), семью Бекмурзаевых из Баш-лыкента, у которых я жил после окончания института; Махтибековых - из селения Эрпели; Салаватовых - из Бабаюрта, где бывал со студентами на педпрактике; Хангишиевых - из Костека, где проводил экспериментальное обучение, будучи аспирантом; учителей из Бежты, Унцукуля, Ирганая и многих других мест, где бывал во время командировок.
- Георгий Николаевич, известно ли Вам, сколько греков проживает в Дагестане? Устраивают ли они встречи, сохраняют ли этнические традиции? Какие национальные праздники отмечают?
- Точных данных у меня нет, но по рассказам знакомых могу предположить, что до перестройки их было несколько сот. Особенно много греков было в Буйнакске (так, улица Садовая, говорят, почти вся была греческой). В последние 20 лет многие уехали на малую родину: в Причерноморье, в Ставрополье, на Кубань.
Греки - православные хри¬стиане. Насколько я знаю, те, кто жил здесь, в Буйнакске, соблюдали религиозные обычаи, праздники (Рождество, Крещение, Пасху). Даже в 40-е годы они приезжали в Махачкалу на венчание в церкви, крестить детей. У нас в семье отмечали старый Новый год. Мать готовила мучную халву (точно такую, как делают многие дагестанки), клала в нее монетку и раскладывала на тарелке. В полночь халва разрезалась на одинаковые кусочки. Считалось, что тот, кому попадет монетка, проживет год счастливо.
Говоря с бабушкой по-гречески, я неправильно произносил некоторые характерные для языка звуки, заменял их близкими русскими. Это у наших родствен¬ников, гостей вызывало смех, поэтому на их вопросы на родном языке я отвечал по-русски. А потом уже мы редко дома говорили по-гречески. В памяти остались отдельные слова, фразы и строки из песен, которые иногда напевала мать. Содержание одной из них было примерно такое: «И турки пьют вино, и греки тоже, и бедные люди пьют, чтобы забыть свои долги...».
Не раз возникало желание самостоятельно выучить язык. Поку¬пал учебники, словари, но не получалось. Гены, наверное, все же дают о себе знать. Второго сына я назвал Манолисом. Так звали национального героя Греции, водрузившего флаг над Акрополем, занятого фашистами. Думал, если будет дочь, назову ее придуманным, как казалось мной, именем - Элина, Элиника (от «эллин» - «древний грек»). Но потом выяснилось, что такое имя есть.
Не зная родного языка, не решался общаться с «соплеменниками». Но судьба в разное время сталкивала меня с греками. После окончания института я был направлен на работу в Башлыкент-скую среднюю школу. В том же 1954 году был направлен директором в Каякентскую школу выпускник Ленинградского университета Михаил Шапранов (грек). Как оказалось, его родители проживали в этом районе, в селении Усемикент. Через год я был там на его свадь¬бе. Сельчане, уважавшие его отца, устроили свадьбу по кумыкским обычаям.
Уже работая в университете, познакомился с другими греками: К.Д.Делогланом, проректором по заочному обучению; Г.С.Тахтаровым, проректором по административно-хозяйственной части; Ф.С.Кириакиди, преподавателем физкультуры. В одно время в трех дагестанских городах заведовали гороно три грека: М.Шапранов - в Изберба-ше, Д.Макриди - в Каспийске и К.Макриди - в Буйнакске. Знал учительницу-гречанку из Махач¬калинской средней школы №3; учительницу из Карабудахкентского района, бывшую замужем за кумыком; киоскершу, которая была замужем за лакцем; и даже греков, один из которых был работником министерства, другой - научным сотрудником ДНЦ РАН.
Много лет на кафедре русского языка ДГУ работает Г.П.Логинов. Его мать, гречанка, была дружна с моей матерью. В Научной библиотеке работает Н.Криштопа, которая гордится своими греческими корнями.
Что касается национальных обычаев, насколько я знаю, соблюдали их не только буйнакские греки, но и живущие (жившие) в Махачкале. Я слышал об одной свадьбе, на которую были приглашены греческие музыканты с их инструментами (бузуки), напоминающими большие мандолины. Свадьба, говорят, была очень веселой, звучали греческие песни, и хозяева, и гости (в большинстве дагестанцы), положив руки друг другу на плечи и став в круг, танцевали сиртаки.
Кстати, этот популярный греческий танец нередко исполняют участники нашей художественной самодеятельности. Одно время я руководил университетским вокально-инструментальным ансамблем «Эврика» (по-гречески «нашел»). Его солисты тат Александр Ливиев и аварка Зоя Шах-булатова исполняли песни на греческом языке. Мы находили звуко¬записи, я давал их прослушивать матери, а она мне диктовала, я записывал текст в транскрипции, потом она переводила его на русский. Коллективно делали поэтический перевод. Эти песни пользовались неизменным успехом.
Насколько знаю, в разных регионах (на Ставрополье, в Краснодаре, Крыму) есть греческие диаспоры. Работают курсы по изучению родного языка, кружки художественной самодеятельности. Проводятся различные вечера, встречи, периодически выпускаются газеты.
Одно время большая греческая диаспора была в Алма-Ате. Когда в Греции пришли к власти «черные полковники», многие греки, коммунисты, прогрессивные деятели культуры эмигрировали в СССР. В столице Казахстана функционировал эстрадный ансамбль (забыл его название). Его участники разъезжали по всей стране, были и в Махачкале. Мне довелось их увидеть, послушать. Летний зал филармонии, что в городском саду у моря, был переполнен. Конечно, это радовало.
- А Вам приходилось где-либо встречаться с греками за пределами Дагестана?
- Да, приходилось и не раз. На¬стоящие греческие фамилии отличаются от многих других. В Греции на конце моей фамилии была бы еще буква «с» - Сивридис (такой была фамилия отца). Куда бы я ни приезжал, кто знал характерные фамилии, всегда интересовались, не грек ли я.
Однажды (это было лет 20 назад) я был приглашен в г. Грозный в ЧИГУ в качестве председателя ГЭК. После одного очередного заседа¬ния ко мне подошли две девушки, только что успешно защитившие дипломные работы, и поинтересовались, кто я по национальности. Оказалось, что они гречанки из г. Цалка (Грузия), учились в Гудермесском педучилище, а потом поступили в Чечено-Ингушский уни¬верситет. Несколько лет мы переписывались, но потом как-то связь прервалась.
- Георгий Николаевич, знаете ли Вы, какими блюдами славится греческая кухня?
- Признаться, греческой кухни я не знаю. Конечно, мне известен салат по-гречески, который готовят во многих кафе и ресторанах Махачкалы (в него входят свежие огурцы, помидоры, маслины, сыр, листья зеленого салата). Мать иногда готовила блюда, которые считала греческими. Это, например, баклажаны с помидорами: кружочки тех и других жарились отдельно на растительном масле, затем укладывались слоями в кастрюлю, каждый слой посыпался мелко нарезанным чесноком и зеленью, а потом все это тушилось на медленном огне. Нравился мне гуляш со стручковой молодой фасолью или с айвой (кубики мяса - говядины или баранины - обжаривались с луком, добавлялись стручки вымытой и обсушенной фасоли и кусочки очищенной от семян айвы, добавлялось немного воды, и все тушилось на слабом огне; потом добавлялась зелень петрушки или укропа).
- Что сыграло роль при выборе учительской профессии?
- Когда учился в 7 классе, военрук школы, фронтовик, инвалид войны Н.Телятников дал мне рекомендацию для вступления в комсомол. В школе была создана первичная организация, я был избран комсоргом. Приходилось помогать пионервожатой в проведении различных мероприятий. А позже меня, ученика 9 класса вечерней школы, горком комсомола направил старшим пионервожатым в среднюю, тогда мужскую школу №1. Мне нравилась работа с детьми. В этой школе работали прекрасные учителя, я не раз бывал на уроках М.П.Пушкаревой, Р.Д.Корженевской, А.М.Трофимовой, Э.Д.Фридман. Эва Давыдовна преподавала и в нашей вечерней школе. Тогда уже я стал подумывать о профессии учителя. А когда моя одноклассница, которой я помогал по русскому языку, сказала, что будет поступать на литфак пединститута, я тоже решил поступить туда. Узнав об этом, директор школы К.И. Куликов, который по-отечески опекал меня (я был председателем учкома), всячески меня отговаривал: «С золотой медалью ты сможешь поступить в любой московский вуз без экзаменов, - говорил он. - Филолог - не мужская профессия. Проверяя тетради, ты быстро потеряешь зрение...».
Я все же поступил на литфак, окончил институт с отличием. Вот уже более полувека преподаю русский язык и ни разу не пожалел об избранной профессии. Не раз от бывших студентов, убеленных сединой известных ученых, поэтов, слышал фразу: «Это мой учитель!». Конечно, эти слова вызывали чувство гордости: живу и работаю не зря!
- В прошлом году университет отметил свое восьмиде¬сятилетие. Годом раньше свой юбилей отметили и Вы. Слышала, что Вы называли университет своим первым домом. Вы провели в нем более полувека. Что изменилось в вузе за последние годы?
- Изменилось многое. Открыты новые факультеты, специальности; оборудуются компьютерные классы. Мы перешли на двухуровневую систему (бакалавриат, магистратура). С приходом нового ректора М.Х. Раба-данова в учебных корпусах поменяли кровлю, окна, двери, кое-где облицевали фасады, а у нас поменяли и полы. Все это радует. Беспокоит то, что гуманитарные профессии, в частности филологи, перестали быть престижными. Если в прошлые годы на первый курс нашего факультета принимали более 100 человек, то в прошлом году только 40.
- Георгий Николаевич, поэтический гений Гомер, живший в XII в. до н.э., был основоположником мировой литературы. Интересно, как его по¬читают, ценят на своей родине - Греции и какова была его личная жизнь?
- Я думаю, что в Греции его очень высоко ценят, его произведения изучают в школах и вузах. Поэмы Гомера - энциклопедия жизни древнегреческогообщества. Гомер был не только поэтом, но и великим путешественником, основоположником географии, наблюдателем.
Хотел бы сказать только лишь об одном эпизоде из поэм. Читая «Илиаду» и «Одиссею», приходишь к мысли, что Гомер нередко рассказывает о себе. Ког¬да дело касается семейных отношений, то рассказ часто получается грустным, потому что женщины, независимо от того, чьи они жены - богов ли, царей или героев - в большинстве случаев не радуют своих мужей. Они лживы, злобны, неверны, коварны... Положительные начала у них отсутствуют... Жить с ними - мучение даже для богов. С чего бы это? Гомер - женоненавистник? Нет, видимо, он рассказывает о своей неудачной личной жизни и семейных проблемах. Как любой путешественник, он надолго оставлял свой дом и жену, что не способствовало укреплению семейных отношений и взаимной любви.
После этого, за тысячелетие в этой стране все из¬менилось, в том числе женщины, и утвердились новые жизненные принципы и обычаи.
- Георгий Николаевич, Вы выпустили не одно поколение филологов. Отличаются ли нынешние студенты от студентов прошлых лет? Поддер¬живаете ли Вы связь со своими бывшими студентами?
- Наверное, у каждого поколения студентов есть «хорошие и разные». Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что в 50-70-ые годы на наш факультет поступа¬ли выпускники школ по желанию, а в последующие годы - потому что легче (или небольшой конкурс, или вообще его нет). Студенты тех лет были старательнее, трудолюбивее, активнее. В этом, считаю, была заслуга комсомола. Студенты принимали участие в строительстве учебных корпусов, общежитий, выезжали на уборку целинного урожая в Казахстан, каждую осень ездили на уборку винограда, потом были стройотряды в Сибири, на Севере, в районах, пострадавших от землетрясения... Во время субботников участвовали в благоустройстве улиц, парков, сажали деревья...В последние годы на субботниках моют парты от собственных надписей, чтобы потом написать на них другие. Казалось бы, есть какие-то комитеты молодежных организаций, но чем они занимаются, не знаю. И досуг раньше был организован лучше, отмечали все праздники, выезжали на каникулах в разные города. Насколько знаю, сейчас экскурсии, походы редки. Пожалуй, только в Дербент, на Хучнинские водопады.
Я поддерживаю связь со своими бывшими студентами, причем со многими, особенно с выпускниками тех курсов, которые курировал (1980, 1985, 1990,1995, 2000 годы). Регулярными бывают встречи: кто-то организует их через каждые 5 лет, кто-то через 10, выпускники же 90-ого года впервые встретились через 20 лет! Наиболее тесна эта связь с теми, кто работает в школе. И не только в Дагестане. Благодаря мобильной связи, общаюсь с теми, кто живет в Москве, в Питере, в Норильске, Астрахани, Ростове... Некоторые бывшие ученики стали добрыми друзьями. Это и профессор ДГПУ М.Мустафаев, и научный сотрудник Института педагогики А.Шаулов, и авар¬ский поэт Наби Исаев, и другие.
- Что бы Вы пожелали Вашим многочисленным ученикам, нашим читателям?
- Всем тем нашим выпускникам, кто работает в школах, в органах образования, я пожелал бы быть верными своей профессии, ни при каких обстоятельствах не изменять ей. Другим пожелал бы найти «свою колею», постараться реализовать себя, свои возможности. Всем читателям этого нужного в наше время журнала желаю добра, мира, благополучия, желаю все делать для того, чтобы о Дагестане и дагестанцах говорили и писали только добрые слова.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 0
№1.2012 от 20 Февраля 2012 г

В.Матвиенко: "Дагестан - одна из жемчужин России и Северного Кавказа"

январь-февраль
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив