Народы Дагестана
Архив номеров » №3.2012 от 1 Ноября 2012 г » Образование » Дагестанские языки в условиях полиэтнической среды

Дагестанские языки в условиях полиэтнической среды

 Дагестанские языки
в условиях полиэтнической среды

     Культура Дагестана – самая древняя на территории Российской Федерации. И, как известно, Дагестан – самая многоязычная и многонациональная территория нашей страны. Не требует особых доказательств и тот факт, что еще 4000 лет тому назад наши предки говорили на одном языке и принадлежали к единой культуре (об этом не раз писал известный историк Расул Магомедов).
     Исследуя ранние письменные тексты из Передней Азии, наши историки свидетельствуют, что носители этой культуры говорили на хурритских языках. К исчезнувшей древней языковой семье из ныне существующих считают наиболее близкими нахско-дагестанские языки.
     Еще в I в. до н.э. Страбон выделял 26 языков Кавказской Албании. Остатками прежней языковой ситуации, по всей вероятности, являются шахдагские и удинский языки. В те древние времена язык дробился на местные диалекты, которые расходились все дальше друг от друга. Расхождение в языках было долгим и необратимым. Языковая картина Дагестана оказалась на редкость пестрой и многообразной.
     Так как в Дагестане сложилась сложная этноязыковая ситуация, прихо­дится считаться и с особенностями местности, региона, носителями диалектов, ощущающих себя (и все громче заявляющих об этом) самостоя­тельной этнической группой внутри народности.
    И еще одна особенность. Испокон веков дагестанцы жили не только в Да­гестане, но и вне его пределов. Например, многие лезгины, аварцы, цахуры, проживающие ныне в суверенном Азербайджане, аварцы, проживающие в Гру­зии, неожиданно для себя стали иностранцами. Несомненно, они нуждаются в обучении родному языку, выпуске национальной прессы, литературы. Часто к родной культуре, развивающейся в Дагестане, они вынуждены приобщаться посредством русского языка.
     Всякий переход с одного языка на другой, от одного алфавита к другому – процесс болезненный. Упрощенное представление об этом возникает лишь у дилетантов. Это чрезвычайно сложный, разрушительный, а не только созида­тельный процесс. И кстати, дело, требующее огромных материальных затрат и длительного психологического дискомфорта. Поколения, выросшие в культур­ном поле одного языка, как правило, не могут перестроиться полностью и пе­рейти на культурное пространство другого языка или даже алфавита. Тому есть много примеров и доказательств (вспомним неуклюжую попытку латини­зации чеченского алфавита или те болезненные процессы, которые в настоящее время переживает азербайджанский читатель, привыкший к русской графике, в связи с переходом на латинскую графику).
     Более мучительным и длительным процессом является смена языка меж­национального общения.
   Представьте себе дагестанцев, говорящих между собой на арабском язы­ке. Не алимов-арабистов, не книжников, ученых, богословов, а обычных людей, говорящих между собой по-арабски в автобусе, на рынке, в магазине, на свадьбах, на годекане, на похоронах, юбилеях, конферен­циях... Мне лично такое представить очень трудно. Не представляю себе такое общение и на турецком языке, хотя многие дагестанцы до сих пор общаются между собой на азербайджанском или кумыкском, а не на турецком языке!
     Не воспринимается также идея превращения одного из родных языков Дагестана в общий язык для дагестанцев. В последнее время, выступая за развитие родных языков и высказывая обоснованную тревогу за сохранение дагестанских языков, выдвигались спорные и где-то методологически неверные идеи о языке «государствообразующего народа» Дагестана. Сами по себе кажущиеся очевидными параллели с положением русского языка в Российской Федерации здесь, конечно же, неуместны. В Дагестане есть десятки народов и языков, есть крупные и малочисленные народы. Мы привыкли говорить о них как о равноправных. Малейшие перекосы, а тем более такие кардинальные, нарушают хрупкий баланс понятий и категорий и могут привести к недоразумениям этнического характера. Такое стремление искусственного единения в условиях многонациональной республики может достигнуть проти­воположных целей. Ссылки на положительный опыт дагестанской диаспоры в арабских странах Ближнего Востока и Турции, которая якобы отказалась от многоязычия в пользу аварского языка, неуместны. Кто знаком с истинным по­ложением дел, не может не осознать всей драматичности судьбы людей, под­вергающихся воздействию мощных ассимиляционных процессов и едва сохра­няющих какие-то признаки своего национального менталитета. Более того, в самом Дагестане в плане объединения малочисленных родственных по языку народностей происходят не столько центростремительные, сколько, наобо­рот, центробежные процессы. Это даже не требует доказательств.
      Русский язык вошел в плоть и кровь дагестанцев. Хорошо это или плохо − другой вопрос. На это есть разные мнения. Лично я считаю − хорошо, по­скольку это стало нормой нашей жизни. Вспомним великую Индию. Где Анг­лия и где Индия? Но до сих пор Индия говорит по-английски. Давно ушли ко­лониальные времена, давно Англия (да и США, которые говорят по-английски) не занимает те позиции, которые она имела в Индии. Но Россия, в которую мы входим, даже если предположить, что она не будет для нас еди­ной страной, − вот она, рядом! Она никогда не уйдет от нас далеко. Мы обре­чены на соседство.
      Хотим мы или не хотим − мир многополярен. Небольшие национальные образования тянутся к тому или иному полюсу. И вполне понятно, что более закономерна тяга к великому близкому соседу, чем к далекому (пусть и бла­гополучному и богатому) заокеанскому гиганту.
     Посмотрите, как интенсивно развивается в последние годы изучение английского языка в целом в стране и в нашей республике в частности.
     Конкурс при поступлении на английское отделение даже выше, чем на юридический факультет. Но во все времена и во всем мире иностранные язы­ки учили, чтобы обогащаться (духовно, морально и материально). А что стало ведущим стимулом изучения иностранных языков в России? Утечка мозгов. Страна и люди тратят огромные силы и средства, чтобы отдать, а не приобре­тать! Разве это можно считать нормальным?
     Какова судьба родных языков на перекрестке культур, эпох? Не о них ли должна быть наша главная забота? Не им ли грозит забвение и упадок? Не кос­нутся ли их глобальные ассимиляционные процессы, которые неизбежны и происходят на наших глазах?
     Конечно, говорить об ассимиляции аварского, даргинского, лезгинского, кумыкского языков пока не приходится. Но такая угроза реально уже существует для языков малочисленных народов (агулов, рутульцев, цахуров, татов...). При серьезных изменениях компактного проживания этих народов языку будет на­несен непоправимый урон.
     Развитию родных языков надо придать первостепенное значение. Никто сегодня с этим не будет спорить. Никто не будет спорить и с тем, что для мно­гих просвещенных людей в Дагестане многоязычие было чуть ли не нормой.
     Малочисленные народности, не имеющие своей письменности, в основном владели языками более крупных народностей (аварским, лезгинским, азербай­джанским). Например, большинство населения андо-цезских народностей гово­рит на своих местных бесписьменных языках (андийском, ахвахском, каратинском, дидойском, хваршинском...), владеет аварским и русским языками, т.е. трехъязычие является нормой языкового общения этих народностей. Межэтни­ческим языком общения табасаранцев, рутулов, цахуров в свое время, пока они не выделились как самостоятельные народности, были лезгинский и азербай­джанский языки.
     Общеизвестна роль азербайджанского и кумыкского языков в культурном развитии народов Дагестана. Оба этих языка на протяжении длительного вре­мени служили языками межнационального общения дагестанских народов. До сих пор во многих районах республики устным языком межнационального общения (наряду с русским языком) является один из тюркских языков. На­пример, азербайджанский язык широко применяется в Дербентском, Табаса­ранском, Рутульском и некоторых других районах Южного Дагестана. Кумык­ский язык распространен в смешанных районах Прикаспийской зоны и отдель­ных районах севера Дагестана.
      Непременным условием демократического развития общества является право каждого человека выбрать язык общения с окружающими. Каждый народ также добровольно должен избрать для себя язык межнационального общения, письменности и художественной литературы. Таким языком сегодня для наро­дов Дагестана, Северного Кавказа, всей Российской Федерации является рус­ский язык. В самой России стала актуальной идея защиты русского языка. Раз­вивая родные языки и культуры, возрождая прежние культурно-языковые тра­диции, расширяя социальные функции национальных языков в разных сферах общения, не забудем о необходимости защиты языка единства и меж­национального общения. 
     Наша задача – содействовать и участвовать в сохранении и развитии дагестанской многонациональной культуры, нации и совершенствовании системы образования в области родных языков и литературы. Мы с вами должны разрабатывать и вносить предложения по изменению ситуации к лучшему, обратить внимание органов государственной власти и общественности на существующие проблемы, выработать соответствующие рекомендации. Можно бесконечно много и долго обсуждать проблемы развития и сохранения родных языков и культур. Может быть, мы выйдем на решение некоторых из них. 
     Но мне представляется не менее важным и ценным, чтобы те, от кого что-то зависит в этом вопросе, совершали бы конкретные поступки. Например, глава Сулейман-Стальского района Нариман Шамсудинович Абдулмуталибов принял решение выплачивать дополнительно всем студентам лезгинской группы по 1500 рублей в месяц, ректор ДГУ профессор М.Х. Рабаданов принял решение выдавать студентам РДО филологического факультета дополнительные стипендии, и каждый студент, изучающий родной язык, будет получать 2 стипендии. Предпринимаются конкретные действия руководством университета по восстановлению вступительного экзамена по родному языку при поступлении на РДО, Министерством образования и науки РД – по приравниванию регионального тура олимпиады по родным языкам и литературам к Всероссийской олимпиаде и тем самым предоставлению возможности победителям олимпиады по родным языкам и литературам поступать в вуз на специальность «Родной язык и литература» без экзаменов. Это и многочисленные мероприятия по пропаганде родных языков и литератур… 
     И тем не менее этого мало! Нужны большие дела, чтобы существенно изменить ситуацию.

Ш.А. Мазанаев,
доктор филологических наук, профессор

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Участники конференции по жанрам в филологии Дагестана

Категория фото: ОБРАЗОВАНИЕ »

Преподаватели факультета на пленарном заседании

Категория фото: ОБРАЗОВАНИЕ »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив