Народы Дагестана

 Сабигат Магомедова родилась в 1962 году в селе Инхоквари Цумадинского района Дагестана. По окончании Дагестанского государственного университета пришла в Республиканскую юношескую библиотеку имени А.С. Пушкина в Махачкале, где и поныне работает заведующей краеведческим отделом, имея почетное звание «Заслуженный работник культуры Ре­спублики Дагестан». Она вступила в Союз писателей Рос­сии в 2000 году и выпустила 13 стихотворных сборников и одну книгу прозы. Первая книга стихов Сабигат – «Цветок на скале». Расул Гамзатов сказал о ней: «Саби­гат – талант несомненный». В Дагестане Сабигат Магомедову, чья поэзия невелика по форме, но богата по содержа­нию, называют «Омаром Хайямом в юбке».

 

Знаменитый Гамзат Цадаса признался однажды: «У моих предшественников часто встречаются сравнения: глаза люби­мой – соколиные глаза, перламутровые зубы, золотой стан, бело-серебряные перси... Эти образы не возвышают возлю­бленную, а умаляют ее. Разве глаза сокола лучше глаз девуш­ки? Золото – вещество бездушное, неживое...».
В поэзии Сабигат Магомедовой я не встречал торжествен­ных и напыщенных сравнений. Все просто, коротко, реали­стично. Но попробуй, читатель, в четырех строках выразить и любовь, и боль, и грусть по утраченному счастью...
 
Сказал ты ласково, как мог,
Что я похожа на цветок...
Живем поврозь. Зато со мною
Цветок, подаренный тобою…
 
Меня всегда пугают толстые поэтические сборники. Когда поэт много видит, щедро думает, он скупее на слова. Тогда у него в каждом слове, как говорил Гоголь, «бездна простран­ства».
 
К тому, кто много говорит,
Душа моя не прикипит. 
Но с тем, кто говорит глазами, 
Могу беседовать часами.
 
Сдержанность, краткость, афористичность — вот что от­личает поэзию Сабигат. Она в своих небольших по форме произведениях бережно относится к каждой букве, к каждо­му знаку препинания. «Через двенадцать зубов выпущенное слово двенадцать миров слышат», — гласит дагестанская по­словица. Многим современным стихослагателям я бы посо­ветовал писать четырехстрочные стихи – сколько бы бумаги удалось сберечь.
Эмоции настоящего поэта никогда не устаревают. Тот или иной свежий образ, необычный эпитет пробуждают читате­ля, заставляют его увидеть мир по-новому. 
 
Простора земного совсем не хочу, 
Тропинку к родимому дому ищу, 
Где малые птахи с утра невпопад 
Щебечут вокруг: «Сабигат, Сабигат...».
 
На мой взгляд, объемные публицистические стихи иных современных авторов не стоят четырех строк Сабигат Магомедовой:
 
Не хочу стихи писать –
Плохо мне на этом свете.
Буду ниткой зашивать
Раны рваные планете.
 
Уверен, что читатель, познакомившись с поэзией Сабигат Магомедовой, обогатит свое сердце, душу ис­кренней, нежной, мудрой лирикой, переводить которую было мне в радость. И, возможно, пожелает автору ответной любви, взаимного чувства. Правда, не уверен, выиграет ли от этого отечественная поэзия. Пример знаменитого певца Махмуда из Кахобросо и очаровательной Муи, так и не ставшей его же­ною, известен в Дагестане многим.
Короткая по форме и богатая по содержанию поэзия Сабигат не является соблюдением стандартов. Это просто короткие стихи, и не в размерах их оригинальность, а в плотности сказанного в них. Много мыслей, много философии в малом количестве строк – так можно охарактеризовать ее поэзию.
У Сабигат своя дорога. Она не кричит о своем даре писать, а тихо, скромно и терпеливо работает и не любит быть в центре внимания. Она призывает всех нас к любви. Я хочу сказать, что Сабигат – талант, кто не слышал ее, еще услышит.
Поэтесса понимает, как трудно подлинный звук пробива­ется через пустую суматошную трескотню. Ее лирическая героиня мечтает: «Песню услышать хотя бы одну // Алчет душа в этом шуме и смуте».
Сабигат открывает читателю, насколько обманчив «ветер перемен», увлекающий поверхностных и пустоголовых, на­сколько опасен он и разрушителен для серьезного художника: «Хочет меня, точно пыль, подмести //Ветер перемен...».
В душе поэтессы постоянно звучит музыка, которую она изредка облекает в слова. Что это за мелодия? Это «сердеч­ная музыка» любви. Да, по мнению Сабигат, «жизнь — это музыка». И художник должен чутко отличать фальшивый эстрадный звук («Толпа подчас вокруг тебя // Фальшиво стру­нами бренчит: // Один — похвалит, не любя, // Другой — и любит, да молчит...») от мелодии подлинной народной культуры, осмеянной новоявленными городскими выскочками. 
В стихах Сабигат немало традиционных восточных сим­волов: кувшин, звезда, конь... Птица и цветок — этот знако­вый лирический дуэт пришел в стихи поэтессы из древней персидской поэзии. Но под ее пером он ожил, дополненный конкретными природными реалиями, близкими и понятны­ми сегодняшним читателям: «Морозная пыль мой цве­ток опушила. // Над ним одинокая птица застыла. // И дрем­лет как будто на дереве птица. // А что нам в холодные ночи приснится?»
Новую струю привнесла в дагестанскую литературу Сабигат и своими рассказами, сумев передать в них свой внутренний мир.
 
 
ТРОПИНКУ К РОДИМОМУ ДОМУ ИЩУ
 
* * *
Позвольте вас любить издалека.
Своей любовью вас не озадачу,
Вам не узнать, как я живу и плачу,
Как глубока в глазах моих тоска.
 
К вам не приближусь, знайте, никогда.
Не стану вас удерживать руками,
Росой исчезну, утренними снами – 
Прикажете – растаю без следа.
 
Не стоит даже думать обо мне
Тем, кто для вас и ближе, и дороже.
Я жизнь свою, как ветвь сухую, брошу
В огонь высокий… Место ей в огне.
 
* * *
Я мечтала счастье свое найти
И прижать покрепче его к груди,
По цветному полю с тобой идти,
Обнимать любимого, целовать.
 
Но зачем ты взгляд опускаешь свой?
Отчего печален, мой друг, ответь!
Никогда нам вместе не быть с тобой,
Никогда нам песню вдвоем не спеть.
 
Жизнь свою, точно ветер, пью.
Без меня по этой земле ступай…
Встретишь птицу где одинокую,
Обо мне под крик ее вспоминай.
 
Думаю, знакомство с творчеством С.Магомедовой обогатит читателя, наполнит его душу «сердечной музыкой».
 
«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив