Народы Дагестана
Архив номеров » № 4. 2013 от 3 Марта 2014 г » Этнология » Происхождение народов Дагестана

Происхождение народов Дагестана

 Проблема этногенеза народа относится к числу самых сложных и актуальных. Темой происхождения народов Дагестана интересовались еще в прошлом, особенно в XIX и ХХ вв. В литературе существовало мнение, будто народы Дагестана – остатки кочевых племен, обосновавшихся здесь в различные исторические эпохи. Некоторые исследователи считали, что край был заселен и освоен человеком совсем недавно.
Наиболее этнически обусловленными и доказательными для этногенеза и этнической истории выступают археологические памятники, возникновение которых не связано ни с внешней природной средой, ни с техническим или хозяйственным приспособлением к ней, а определяется непосредственно жизнью общества, отношениями внутри него.
Археологические источники допускают возможность изначального пребывания здесь местного населения Кавказа. Кавказ и Средняя Азия заселялись в основном с юга, со стороны Передней (Западной) Азии.
Многообразие археологических памятников на Кавказе, относящихся к нижнему палеолиту, дают основание считать эту область одним из древнейших очагов расселения раннего человечества на территории нашей страны.
По археологическим данным, этнокультурное единство древнейших дагестанских и остальных кавказских племен сложилось в эпоху палеолита. В этот период Кавказ выделяется в историко-археологическом отношении как единая область.
К настоящему времени в различных частях Дагестана обнаружены многочисленные следы деятельности первобытного человека, относящиеся к палеолиту, энеолиту и последующим эпохам.
Вместе с тем пути культурно-исторического развития различных областей Кавказа начали расходиться еще в глубокой древности.
С эпохи неолита в связи с освоением сравнительно больших пространств рельеф Кавказа начал способствовать разобщению и изоляции племен, в результате чего появились условия для постепенного распада археологического единства. По мнению исследователей, истоки распада кавказского этнокультурного единства восходят к концу древнекаменного века.
С самого начала здесь проживали племена одного происхождения. Полагают, что племена, населявшие в те времена Кавказ, были носителями кавказского языкового единства. Со второй половины верхнего палеолита в связи с освоением сравнительно больших пространств рельеф Кавказа начал способствовать разобщению и изоляции племен, в результате чего появились условия для постепенного распада языкового единства. Переживаемый современным кавказоведением этап изучения языков характеризуется наличием двух различных направлений. Одного из них придерживаются авторы, считающие генетическое родство кавказских языков доказанным, а другая группа отмечает, что мнение о родстве этих языков больше похоже на веру, чем на научную гипотезу.
По мнению некоторых лингвистов, вопросы родства кавказских языков нельзя считать решенными и во всех деталях выясненными. Давно высказанные положения об этнокультурной общности древнейшего населения Дагестана на основе данных лингвистики наибольшую убедительность приобретают в свете исследований антропологов.
Антропологи выделяют на Кавказе четыре антропологических типа: каспийский, кавкасионский, переднеазиатский, понтийский. Тип населения Большого Кавказского хребта, названный грузинскими антропологами кавкасионским, преобладает среди дагестанских горцев и грузин.
Палеоантропологические материалы с территории Кавказа вполне убедительно свидетельствуют об общности древнейшего населения края. В результате постепенного распада этого единства сложились все характерные антропологические типы Кавказа. Антропологические разновидности современного населения Кавказа своими корнями восходят к глубокой древности. Трудно представить процесс разложения этой антропологической общности. Как полагают, в данном случае происходит процесс дифференциации, аналогичный тому, который имел место в ходе распада языкового и культурного единства. На Кавказе азербайджанцы, балкарцы, карачаевцы, кумыки говорят на языках тюркской группы. А антропологический тип – один, общий для всех народов Дагестана. Кумыки также принадлежат к кавказскому типу, настолько оригинальному в некоторых отношениях, что за пределами территории Кавказа ему нет аналогий.
Народности Кавказа, как отмечает А. Миллер, представляют собой единую семью. Об этом говорят факты материальной культуры с весьма длительной ее историей. «Народности Кавказа, его аборигены, – пишет А. Миллер, – представляют собой в конечном счете единую семью, включая в нее даже армян, даже курдов, а также и горных турков. Это мы можем утвердить в пределах фактов культуры местной и материальной, нужно сказать с весьма длительной ее историей».
Народы Кавказа, в том числе дагестанские, имеют единые идеологические представления (архаичные культы, символика орнамента, нартский или героический эпос). Эти признаки, по мнению специалистов, составляют сущность лишь кавказской этнокультурной среды. Их преемственность прослеживается с древнейшей поры.
Общность народов Кавказа, как подчеркивают исследователи, прослеживается во многих явлениях их древней культуры, что делает необходимым изучение их в тесной связи друг с другом.
На этнокультурную общность народов Дагестана и остальных народов Кавказа указывают и данные фольклора. Характерным для всех кавказских народов является нартский героический эпос. Нартский эпос является общим культурным наследием и национальной гордостью многих народов Северного Кавказа и Закавказья. Во всех языках кавказских народов, в которых встречается слово нарт, оно употребляется в одном и том же значении. Нартский эпос кавказских народов настолько переплетается между собой, что изучение эпоса одного из этих народов без эпоса других невозможно. В сказаниях дагестанских и других кавказских народов имеются сходства «людей-великанов», которые, по мнению исследователей, являлись и предшественниками нартов (нарты оживляют их, проезжая на конях через их тазобедренные кости и т.д.).
На древнейшие этнографического и фольклорного типа связи народов Кавказа указывают мотивы добывания огня, первых семян, орудий труда, одинаково почитаемых и христианами, и мусульманами, и народами с атрибутами языческого культа.
Археологические, этнографические и фольклорные материалы свидетельствуют также о единстве религиозных верований народов Кавказа. Культ огня, являющийся пережитком дохристианских, домусульманских верований, встречается у многих народов Кавказа – грузин, абхазов, курдов, народов Дагестана, осетин – и имеет один и тот же смысл.
Исследователи подтверждают необходимость изучения домонотеистических религиозных верований родственных кавказских народов в тесной связи. Изучение дохристианских религиозных верований приводит к установлению по многим пунктам единого языческого пантеона кавказских народов, что также говорит об общности исходных форм их духовной культуры. Поэтому нельзя изучать историю языческой религии одного из народов Кавказа, не привлекая данные из древнего пантеона родственных кавказских народов. В древних религиозных воззрениях дагестанского населения видное место занимали мотивы, связанные с астральными культами. О древней астральной религии, исповедываемой племенами Кавказа, свидетельствуют так называемые солярные знаки – разной формы символические изображения Солнца.
Символизировал Солнце и огонь костров. Солнечный праздник весеннего равноденствия существовал у всех горцев Кавказа. И всегда он сопровождался разжиганием костров в горах. Среди населения Кавказа бытовали одинаковые поверья относительно неба.
Много общего было у народов Кавказа в изображении амулетов и талисманов. Все кавказские народы в качестве амулетов употребляли части тел животных. Так, с этой целью довольно часто использовались медвежьи когти, зубы, шерсть и прочее.
С глубокой древности на Кавказе, как повсеместно и в Передней Азии, существовал культ быка.
У всех кавказских народов был распространен культ священных деревьев, на ветвях которых завязывали разноцветные лоскутки. Культ пиров – один из древнейших на Кавказе. Существуют различные виды пиров: надмогильные памятники и прочие архитектурные сооружения, священные рощи и деревья, родники и источники, камни и горы. Почитание священных родников также повсеместно связано и с распространенным среди всех кавказских народов культом воды.
Итак, вышеприведенные из различных областей наук материалы довольно убедительно свидетельствуют об этнокультурной общности кавказских племен и об их автохтонности.
Важное значение для выяснения этногенеза народов Дагестана имеет устанавливаемый в науке факт генетической близости кавказских языков с некоторыми мертвыми языками Передней Азии, которые, возможно, в далекой древности входили в состав древнекавказской семьи языков.
Говоря о миграции или передвижении предков дагестанских народов, следует иметь в виду, что мигрировали и предки многих других народов.
Кавказ примыкает к району, где возникли древнейшие государства нашей планеты, частично входил в их состав и подвергался их влиянию. Кавказ с его географическим положением между Европой и Азией бесчисленное множество раз оказывался местом встречи рас и народов, регионом бурного взаимовлияния и взаимопроникновения культур. Антропологи полагают, что Кавказ был одним из важнейших очагов расообразования. Лингвисты связывают с Кавказом происхождение нескольких групп языков. На Кавказе часто скрещивались пути народов, вышедших даже из весьма далеких от него Центральной Азии и Центральной Европы, не говоря уж о пришельцах с более близких территорий.
Несмотря на это, археологические источники свидетельствуют в пользу преемственности развития культур эпохи камня, стабильности пребывания древнейшего населения на Кавказе. Поэтому вряд ли правомерно отрывать местную высокую культуру эпохи камня от носителей кавказских языков и полагать, что в древнейшее время все коренные племена Кавказа появились здесь вследствие оттока населения с юга. Если даже допустить вероятность перемещения населения в столь отдаленное время из южных областей, то оно, как свидетельствуют археологические источники, появилось на Кавказе не на голом месте, а на довольно интенсивно обжитых землях. Пришельцы, как считают, сливаются с автохтонным населением, которое к этому времени составляло довольно значительную массу с достаточно высокой культурой. Пришлое население целиком воспринимает местные культурные традиции и определенные языковые явления.
Миграционные процессы, массовое или индивидуальное перемещение населения, их направления и пути, сущность, характер и стимулы в конечном счете определяются хозяйственной деятельностью людей, развитием производства и производительных сил, уровнем развития и типом хозяйства. Миграции населения, менявшие этническую и языковую карту мира, имели место всегда. Трудно найти народ, который не сменил бы свою территорию обитания, не расширил бы или не сузил ее, не являлся бы пришельцем на своей теперешней родине.
Итак, современный уровень развития различных смежных исторических дисциплин – археологии, лингвистики, антропологии, этнографии, фольклора и других – позволяет обобщить материал об этногенезе дагестанских народов.
Многочисленные следы единства древнего населения края прослеживаются на протяжении всей истории дагестанских народов как проявление их этнокультурной общности. Древние культуры Северо-Восточного Кавказа обнаруживают родство с культурой Закавказья и Передней Азии.
Подытоживая сказанное, следует отметить также, что, по имеющимся данным, с древнейших времен предки дагестанских народов жили на Восточном Кавказе. Согласно археологическим исследованиям последних десятилетий, на территории Дагестана наблюдается непрерывность культурного развития и присутствие в основном одних и тех же антропологических типов. В эпоху поздней бронзы и раннего железа на территории Дагестана возникли племена, а позже – их объединения. Греко­-римские и раннесредневековые авторы упоминают о предках некоторых нынешних дагестанских народов – аварцев, агулов, даргинцев, кумыков, лакцев, лезгин, рутульцев, табасаран, цахур и др. Процесс консолидации дагестанских племен в народности был длительным, и для некоторых из них он завершился к середине первого тысячелетия н.э., а для других – в раннем средневековье и позже.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив