Народы Дагестана
Архив номеров » №5, 2013 от 25 Марта 2014 г » Единство народов » Единство народов Дагестана в составе РФ - историческая необходимость

Единство народов Дагестана в составе РФ - историческая необходимость

 Наша многонациональная республика 24 октября сего года торжественно отметила 200-летие со дня присоединения Дагестана к России.
Царская Россия была колониальной, но могучей державой. Присоединение к России для народов Дагестана имело поистине огромное объективное и прогрессивное значение. При этом нужно учесть, что Дагестан не мог оставаться в тех условиях самостоятельной страной. На Кавказ, в том числе на Дагестан, претендовали Турция и Иран, они часто совершали разорительные набеги. На Кавказ претендовала и Россия. И между этими тремя державами долго продолжалось соперничество за обладание Кавказом, поскольку он представлял собой район большого военно-стратегического и экономического значения. И в самом Дагестане продолжались столкновения между феодальными владетелями за расширение своей территории и власти, за те или иные цели, далекие от интересов народных масс. Но они все больше стали осознавать, что Россия более могущественна, ее политика устойчива, и ориентироваться на нее выгодно. Об этом свидетельствует и то, что в XVII веке почти все феодальные правители приняли подданство России. Но вместе с тем они вынуждены были лавировать между указанными странами, пока Турция в 1812 г., Иран в 1813 г. не потерпели поражение в войне с Россией и не уступили России большую часть Кавказа, в том числе Дагестан.
Мирный договор, заключенный с Ираном в местечке Гюлистан 24 октября 1813 года считается началом присоединения Дагестана к России. И, как справедливо отмечал в своем выступлении в Государственной Думе видный дагестанский общественно-политический деятель, депутат 3-го созыва Ибрагим-Бек Гайдаров, Дагестан вошел в состав России благодаря естественным и историческим условиям.
Не только светски ориентированные, но и религиозные деятели, в том числе сосланные за религиозную деятельность и симпатию к восставшим Гасан Алкадари, Зейд из Куркли, шейх-уль-ислам Дербентского ханства Касим Казем-Бек и другие, подчеркивали по возвращении в Дагестан, что его народам повезло, что, войдя в состав великой России, они станут жить спокойно и светски просвещаться. А известный прогрессивный светский деятель Саид Габиев назвал вхождение Дагестана в состав России началом нового светского этапа в жизни и в культуре горцев.
Он подчеркивал, что арабо-мусульманская культура, сыгравшая огромную исторически положительную роль в истории человечества, теперь стала сильно отставать, и поэтому нам нужно приобщиться к европейско-русской культуре, сохраняя позитивное в своей культуре.
По его словам, с присоединением к России для Дагестана «кончилась эпоха вечных войн, бурь и натисков, которая была связана с претензиями на него соседних могущественных стран, их политикой натравления феодальных правителей и вольных обществ друг на друга».
Введение русской власти привело к умиротворению в крае, переходу горцев к спокойной жизни и трудовой деятельности. Мало известный дагестанцам, высокообразованный их земляк из Петровска Аликбер Гайдаров призывал мусульман использовать возможности, открывшиеся в связи с присоединением Кавказа и Дагестана к России для усвоения светской науки и культуры. Он подчеркивал, что «они необходимы человеку для своего развития и служат задачам улучшения его жизни и совершенствования общей культуры». Одну из главных причин отсталости мусульманских народов он видел в нахождении образования и культуры в ведении духовенства и ставил вопрос о необходимости изменения такого положения.
Б. Далгат также подчеркивал прогрессивную роль России на Кавказе и критиковал консервативные элементы, пытавшиеся противиться распространению русского языка и русской культуры. Он считал бесполезными и вредными такие попытки, так как они не могут остановить данный закономерный процесс. Но все эти деятели в той или иной степени отвергали измышления дворянско-буржуазной историографии об отсутствии интереса народов Кавказа к научным знаниям и неспособности их к творческому мышлению. Подчеркивали, что их отставание связано с историческими условиями жизни, а теперь наступило чрезвычайно благоприятное время для проведения в жизнь принципов современной культуры путем учета их потребностей. Это зависит, в основном, от разумности политики правительства. Следует отметить, что передовые деятели досоветского Дагестана не идеализировали царизм, одни в резкой, другие в осторожной форме осуждали его колониальную политику на Кавказе и в Дагестане. Многие из них четко проводили водораздел между царизмом и его господствующими классами и русским народом. И.Б. Гайдаров, обращаясь к правительству и правым депутатам Думы, подчеркивал, что русский народ отзывчив, великодушен и добр, но «вы своей политикой создаете ложное мнение о нем, дискредитируете его, поэтому не имеете права представлять этот народ».
Сталкиваясь с турецкими и иранскими завоевателями и их властями в Дагестане в период принятия их подданства, многие дагестанцы убедились в том, что они высокомерны, наглы и жестоки. Описывая поведение турок, пришедших в Дагестан якобы для помощи дагестанцам – единоверным мусульманам в годы гражданской войны, полковник М. Джафаров пишет, что дагестанцы, с особым уважением относившиеся к ним, «с ужасом отшатнулись от турок … Крестьяне говорили, что русские-немусульмане … всегда относились к ним лучше, чем эти братья-мусульмане. Насколько дагестанцы привыкли, что русские к ним хорошо относились, и настолько это хорошее отношение чувствовали и ценили, свидетельствует аварская поговорка: урусал дурусал, т. е. русский – значит справедливый». (Полковник М. Джафаров. Сборник материалов. Махачкала: Изд. дом «Эпоха», 2005, с. 170.)
К каким конкретным изменениям привело присоединение Дагестана к России? Дагестан получил возможность приобщиться к передовой экономике и культуре России и приобщился. Стали строиться промышленные предприятия, сопровождавшиеся притоком русского и частного иностранного капитала. Закономерно, что в первую очередь развивались те отрасли, для которых имелось дешевое местное сырье. Так стали развиваться консервная, рыбная и винодельческая промышленность, затем текстильная, добывающая (нефть, соль, сера и ртуть). Эти отрасли со своими предприятиями создали возможности для трудоустройства довольно большого числа местных граждан наряду с приезжими рабочими. Их значение для Дагестана состояло не только в этом, они приобщали дагестанцев к новым для них профессиям, меняли постепенно их образ жизни, культуру и даже мышление. Большое значение для Дагестана и дагестанцев имело строительство Кавказской железной дороги, махачкалинского морского порта и шоссейных дорог, связывавших районы с центром. Возникали рабочие поселки, открывалась широкая возможность для торговли и обмена своей деятельностью в обширной российской империи, что привело к формированию купечества различных гильдий. Открытие широких возможностей для реализации продукции стимулировало развитие ремесленного промысла и углубление специализации. Вернувшиеся из России после реализации своих товаров горцы с восхищением рассказывали о том, как велика и богата Россия, какие добрые русские, что не могло не способствовать в какой-то мере изменению отрицательного мнения, сложившегося среди горцев в связи с колониальной политикой царизма и пропагандой духовенства. К. Маркс и Ф. Энгельс, относившиеся негативно к России из-за ее внешней политики, также отметили прогрессивную роль России. В 1851 году Ф. Энгельс писал К. Марксу: «…Россия действительно играет цивилизаторскую роль Черного и Каспийского морей и центральной Азии, для башкир и татар».
С присоединением к России постепенно распространялась в Дагестане светская культура и светские научные знания, возникли светские школы, медицинские учреждения, типографии, библиотеки и другие очаги просвещения и культуры.
К 1915 году в Дагестане функционировали 93 светские школы, где обучалось 7092 дагестанца, несколько гимназий и реальных училищ. Но дагестанцы получали светское образование и вне Дагестана, в частности в Баку, Тифлисе, Владикавказе и т. д.
Ежегодно выделялись места в Ставропольской гимназии для тех, кто хотел и был подготовлен для учебы в ней на полном государственном обеспечении. По данным некоторых дагестанских историков, эту гимназию окончили более 100 человек. Более 30 дагестанцев получили высшее и среднее специальное образование. Специальность на основе светских научных знаний была новым явлением в Дагестане. Высокообразованными и ориентированными на идеи социальной справедливости и преобразования в стране выходили выпускники этих учебных заведений. Появилась дагестанская светская интеллигенция. Немаловажным фактором для горцев было распространение знаний о светских законах и постепенное их введение с учетом шариатских и адатных законоположений.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 3

На праздновании Дня Конституции Дагестана

Категория фото: Единство народов »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив