Народы Дагестана
Архив номеров » №5, 2013 от 25 Марта 2014 г » Этнология » История и проблемы этногенеза на различных континентах

История и проблемы этногенеза на различных континентах

Проблема этногенеза народа относится к числу самых актуальных и трудных. Темой происхождения народов занимались ученые еще прошлых времен, особенно в XVIII–XIX вв.
Формирование этносов – народов – пожалуй, самое сложное явление из человеческих сообществ. Происходящие в них и между ними процессы (внутриэтнические и межэтнические) – очень специфические, своеобразные и сложные. И это требует от ученых внимательного и глубокого исследования. Реальная жизнь ежедневно дает нам много подтверждений сложности процессов развития этносов, их взаимоотношений и важности знания и понимания этих процессов, особенно межэтнических отношений.
Миграционная теория происхождения народов в дореволюционной литературе пользовалась большой популярностью, тогда исследователи не пошли дальше фиксации различных вариантов, отдельных признаков, не попытались выявить связь между ними и использовать их для построения расовой классификации. Отсюда и неутешительные итоги антропологических исследований населения мира в XIX–XX вв.
Проблему этногенеза того или иного народа необходимо исследовать в тесной связи с вопросом происхождения родственных народов. Собственной истории каждого народа предшествует куда более долгая история этносов, в состав которых входили предки людей, в конце концов составляющих этот народ. Поэтому этногенез одного народа нельзя рассматривать в отрыве от общего, континентального исторического процесса, от истории африканских, азиатских или кавказских народов. Этногенез должен быть решен методом комплексного подхода, заключающегося в использовании данных этнографии в сочетании с материалами исторических и смежных наук – этнографов, антропологов, археологов, лингвистов, историков, фольклористов и т.д.
Подчеркну особо еще раз, что вопрос рождения этнического сознания и истории формирования этносов и народов в науке философии глубоко не раскрыт. Поэтому возникают вокруг этих проблем дискуссии. Независимо от этого я решил изложить свои мнения, соображения и итоги исследований по некоторым этносам.


Как консолидировались африканеры?
В 1652 году представитель голландской Ост-Индской компании Ян ван Рибек и с ним 90 человек высадились в бухте у Столовой горы и основали там поселение, из которого вырос город Капштадт, нынешний Кейптаун. Через 5 лет в Южную Африку прибыла первая группа переселенцев из Голландии. В конце XVII в. образовалась голландская Капская колония.
Расселившиеся в XVII–XVIII вв. по всей территории будущей ЮАР потомки этих ранних колонистов получили наименование буры (крестьянин). В XX в. они называли себя африканерами, африкандерами. Их язык – африкаанс – сложился в XVIII в. в процессе взаимодействия и интеграции нидерландских диалектов с немецкими и английскими языками.
Африканеры консолидировались в нацию к началу XX в. Они давно порвали с Голландией, забыли ее язык и не считают ее своей родиной. Сегодня их 3,6 млн человек, большинство живут в ЮАР.

Формирование англоафриканцев
Первые мигранты – англичане высадились на мысе Доброй Надежды в 1620 г. До XVIII в. переселенцев из Великобритании ассимилировали численно преобладающие и доминирующие в регионе голландцы. После захвата в 1806 г. британцами Капской колонии и массового въезда переселенцев из Англии и Шотландии в 1820 г. в регионе начала складываться англоафриканская этническая общность. В ее этногенезе участвовали англичане, шотландцы, валлийцы, ирландцы, голландцы и др.
Открытие в 1860-е годы золотых месторождений привело к переселению в Южную Африку десятка тысяч жителей Великобритании. Теперь людей, называющих себя англоафриканцами, насчитывается 2 млн человек. Живут они в ЮАР, Зимбабве, Намибии, Великобритании, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии.
Англоафриканцев гораздо меньше, чем африканцев, они смешались с африканцами региона. У англоафриканцев произошла смена британского национального самосознания на англоафриканское после Второй мировой войны. Большинство из них родились в Южной Африке, и ее они считают своей родиной.

Новая народность – англоавстрийцы (австралийцы)
Два новых этноса сложилось из британских переселенцев в Австралии и Новой Зеландии. В 1788 г. была выслана партия ссыльных из Великобритании и основан Порт-Джексон (совр. Сидней) – первое английское поселение в этой части света. В последующие десятилетия становится все больше добровольных переселенцев, особенно в 1820 г. в связи с быстрым развитием овцеводства, а в 1850 г. с открытием месторождения золота в Австрии, сюда хлынул поток эмигрантов, и не только с британских островов. Переселенцы постепенно стали осознавать себя новым народом – англоавстрийцами (австрийцами). Национальной консолидации способствовали, с одной стороны, быстрое развитие многоотраслевой экономики, с другой – получение Австрией в 1901 г. статуса доминиона (самостоятельности). По этой же причине там сформировалась народность англоновозеландцы (новозеландцы). Их там сейчас около 3 млн человек.
Образование индоарийских народов
В том же регионе, что и Новая Зеландия, в юго-западной части Тихого океана, на архипелаге Фиджи расположено одноименное государство Фиджи (независимое с октября 1970 г., до этого бывшая, с 1874 года, колония Великобритании). Население страны составляют две основные общности – фиджийцы и фиджийские индийцы. Фиджи – основная страна в центральной части Океании. В стране 322 острова. В 1879–1916 гг. было привезено 60,5 тыс. индийцев, поэтому этническая структура изменилась, а в 1945 г. количество индийцев превышало количество туземцев.
Меланезийские фиджийс-кие племена образовали единый этнос в конце XIX века. Индийцы (разной этнической принадлежности) завозились на Фиджи колониальными властями и предпринимателями для работы на плантациях сахарного тростника и кокосовой пальмы до 1916 г. Около 75 % фиджийских индийцев – выходцы из индоарийских народов (говорящие на языках хинди, бихари, бенгали, панджаби); остальные – тамилы, телугу и др., языки которых относятся к древнеиндийской семье. По религиозной принадлежности все они индуисты.
Во второй половине XX века довольно активно шел процесс консолидации всех индийских групп в единый этнос – фиджииндийцев. Их 350–400 тыс. человек, около половины населения страны. Они не смешиваются с фиджийцами, сохраняют свою традиционную культуру. Языком межэтнического общения является английский (он же государственный язык Фиджи).
Надо отметить, что в Океании очень многие этносы образовались в разное время вследствие этнических сепараций (разделение) – после переселения различных групп с густо населенных островов и архипелагов на новые, еще не освоенные. Особенно это характерно для народов Полинезии.
Полинезийцы – преимущественно католики и протестанты. Численность населения 1 млн 60 тыс. чел. Вопрос о прародине их остается открытым. Развито искусство татуировки, которой покрывалось все тело. У многих народов развит институт жрецов и шаманов-колдунов. В прошлом был распространен ритуальный каннибализм, когда тело врага или героя-одноплеменника поедалось, чтобы унаследовать его силу. Здесь многие этносы образовались как и другие в Океании или Фиджи.
Из Океании мы «мигрируем» в Америку. В начале XVII века на атлантическом побережье Северной Америки возникли две французские колонии – Акадия (у залива Фанди) и Новая Франция (в бассейне реки Святого Лаврентия). Южнее вдоль побережья расположились 13 британских колоний (будущие США). Этническим ядром англоканадцев, самой крупной нации Канады, были ранние иммигранты из Великобритании и Ирландии – англичане, шотландцы, ирландцы. Первое их поселение появилось на острове Ньюфаундленд в начале XVII века. После захвата Великобританией французской Акадии (в 1713 году), получившей название Новая Шотландия, британцы стали селиться и в других районах побережья.
С 1763 года, после семилетней войны, когда вся Канада была захвачена англичанами, бывшую Новую Францию стали заселять тысячи выходцев с Британских островов. В ходе и после войны за независимость из США в Канаду перебрались 40 тыс. чел. лоялистов (сторонников метрополии). Все эти переселенцы положили начало англоканадскому народу. Общность языка, культуры, территориальное смешение – все это способствовало их постепенной консолидации в единый этнос.

Британцам не удалось англизировать французов
Англоканадцев сейчас более 11 млн человек, живут они по всей территории страны. Говорят на канадском варианте английского языка; традиционная культура близка английской.
Особый случай среди переселенческих этносов – франкоканадцы, второй из двух основных народов Канады. Когда англичане захватили Акадию, все французы были оттуда насильственно переселены. Их потомки – 300 тыс. – живут в провинции Нью-Брансуик и в наши дни называют себя акадийцами. Это особая этнографическая группа франкоканадцев, со своим диалектом и культурно-бытовой спецификой, что объясняется, в частности, общим происхождением их предков из центральных и западных районов Франции.
Захватив через полвека вторую французскую колонию – Новую Францию, англичане столкнулись там с уже вполне сформировавшейся этнической общностью, которая называла себя канадцами – с компактной территорией проживания, единым языком (местный вариант французского), общностью происхождения (их предки были из Франции), общая для всех религия (католицизм). Здесь обострилась ситуация после британского контроля над всей Канадой: французские канадцы стали подчиненным, дискриминированным народом. Растущее число эмигрантов из Великобритании чем дальше, тем заметнее превращало франкоканадцев в этническое меньшинство. Однако британцам не удалось не только ассимилировать французское население страны, а даже англозировать их.
Напротив, франкоканадцы противопоставили давлению на них непрекращающуюся борьбу за равноправие, которая в конечном итоге и сделала их современной нацией. Они сохранили свою национальную культуру и свой французский язык. В 1969 году он признан одним из двух равноправных официальных языков Канады. В школах Квебека Канады обучение ведется на французском языке.
Франкоканадцы – единственная этнически однородная нация в Северной Америке. Практически вся она состоит из потомков переселенцев XVII–XVIII вв. и частично XIX–XX вв. в Канаду из Франции. Почти 80 % франкоканадцев проживает в провинциях Квебек, Онтарио, Нью-Брансуик. В 1990 годах их в Канаде насчитывалось 7,2 млн чел., в США – 2 млн. Практически 100 % франкоканадцев Квебека считают родным французский язык.

Не все переселенцы образуют новые этносы
Выходцы из Западной Норвегии, переселившись в IX–X веках на остров Исландия и на Фарерские острова (Атлантический океан), образовали два новых народа. Это исландцы и фарерцы. Исландцы, их сейчас около 450 тыс., в XX в. создали свое суверенное государство. Фарерцы (их 40 тыс.) – основное население самоуправляющегося округа в составе Дании, язык – фарерский.
Далеко не все переселенческие группы образуют новую этническую общность, новый народ. Для этого надо иметь немалочисленное количество населения, давность отрыва от былой родины и политико-государственное обособление от материнского этноса.
Так, после присоединения Алжира к Франции (1834 г.) в этой североафриканской стране поселилось много французских колонистов. К 1962 г., когда Алжир стал независимым государством, здесь проживал 1 млн французов. Они жили в городах, поддерживали связь с родиной, которая находилась рядом, часть времени проводили во Франции. Они были не французами, не алжирцами, а французами в Алжире, коренное население которого видело в них представителей страны-колонизатора. Естественно, у них не сформировалось сознание по отношению к материнскому этносу. Они не стали особым французским народом, как это произошло у французов в далекой Канаде. В независимом Алжире французы чувствовали себя чужими. В начале 1980-х годов их там осталось около 30 тыс., т.е. почти все они вернулись на родину.
Этнографические группы русских переселенцев
В те самые далекие прошлые столетия, когда западные европейцы пере¬селялись на другие континенты, в страны, которые становились или уже были владениями их го¬сударств, русские осваивали ма¬лозаселенные территории Сиби¬ри и Дальнего Востока, ставшие в XVI–XIX веках простран¬ственным продолжением их ро¬дины, зауральской Россией. В та¬кой ситуации просто не могли возникнуть какие-то новые рус¬скоязычные этнические общнос¬ти.
Однако приспособление
пере¬селенцев к новым природно-хозяйственным условиям, разнооб¬разные контакты с коренным на¬селением имели следствием фор¬мирование своеобразных этно¬графических групп, в том числе и метисных, с выраженной спецификой быта и культуры. Так, в хо¬де смешения с якутами образова¬лись особые русские группы якутян (жители ямщицких деревень на р. Лене); колымчан (на р. Ко¬лыме) и так называемых затундренных крестьян (на реках Ду¬динка и Хатанга), которые усвои¬ли язык и многое из хозяйствен¬но-бытовых особенностей якут¬ского населения региона.
Еще более своеобразная груп¬па – камчадалы: так называют и потомков смешанных браков с русскими коренных жителей Камчатки (ительменов, коряков), и потомков русских, переселив¬шихся в этот далекий край в XVIII–XIX веках. Живущие за Полярным кругом небольшие группы русских – марковцы (жи¬тели села Марковка в устье Ана¬дыря) и русскоустьинцы (жители села Русское Устье на Индигирке) – обосновались здесь еще в XVII–XVIII веках. Они переняли у местного населения способы охоты и рыболовства, одежду и обувь, приспособленные к суро¬вым условиям Заполярья, стали заниматься оленеводством и со¬баководством.
Отдельно надо сказать о ста¬рообрядческих русских группах в Сибири. На Алтае есть бухтарминцы («каменщики», то есть поселившиеся в горах, «в кам¬нях»), живущие с XVIII века по рекам Бухтарма и Уймон – по¬томки убежавших от преследова¬ний старообрядцев, а в районе Усть-Каменогорска – «поляки» – по¬томки старообрядцев, переселен¬ных сюда правительством после включения в состав России поль¬ских территорий в последние де¬сятилетия XVIII века; так назы¬ваемые семейские в Бурятии и в Забайкальском крае.
Подчеркну еще раз: все на¬званные группы и состав-ляющие их люди, за редким ис-ключени¬ем, сохраняли русский язык и со¬знание своей принадлежности к большому русскому народу. Таким образом, социально-экономическая и
политическая унификация (единство) не может быть достигнута без унификации культурной. Поэтому большинство народов России не интегрировались с новыми для них обществами, сохранив собственную идентичность.

Табуирование мультикультуризма современных мигрантов
В проблеме миграции и формирования новых этносов в XXI веке видим другую картину. Иногда современная миграция из республик Северного Кавказа, Средней Азии в русские регионы России приводит к столкновению обычаев, традиций. Сразу надо отметить то, что принято, скажем, в Грозном, Нальчике, Баку, Махачкале, не является нормой в Ставрополе и Ростове-на-Дону, и с этим положением необходимо считаться. Важно помнить, что современная Россия представляет собой страну, еще не завершившую переход от империи к национальному государству. Если ключевой задачей советской империи являлось скрепление различных наций в единое дружественное ярмо, то главной целью национального государства становится сохранение и развитие одной нации. Советский Союз объединял в себе множество государственных образований, не имеющих между собой ничего общего, таких как Литва, Эстония, Киргизия, Казахстан. Однако в бытность СССР Москве удавалось контролировать столь разношерстный состав регионов при помощи института прописки. После краха социализма этот институт был отменен и даже существующий ныне закон о регистрации по месту жительства является не очень объективным.
Вместе с тем современная Россия не является гомогенным (однородным) в культурном отношении государством. В составе Федерации остаются регионы, не являющиеся частью русского культурного пространства. У жителей республики, располагающейся на юге Восточной Сибири, очень низок уровень владения русским языком.
Культурная общность является условием единства политико-правового пространства. И наоборот, отсутствие культурной связи между теми или иными регионами зачастую является предпосылкой распада страны. Так случилось с Советским Союзом, дезинтеграция которого происходила по национальным и цивилизованным границам.
Думаю, что ныне происходит незаметное влияние землячества на российскую политическую сферу. Это связано с повторением современной Россией ошибок в миграционной политике, допущенных в послевоенное время Францией и Великобританией. В крупных городах страны формируются этнические анклавы мигрантов, дающие наглядные картины того, насколько многочисленным является приток мигрантов из стран, культурно далеких от России. Многие утверждают, будто это связано с ухудшением экономического положения граждан РФ. А фактически процесс миграции связан с изменением этнического состава и культурного облика страны. Ситуация осложняется тем, что в России некритическое восприятие идей мультикультуризма (множественность культур) наложилось на ценности советского интернационализма, глубоко укорененные в эпоху СССР и до сих пор имеющие определенный вес в социуме (общность), особенно среди интеллигенции и политической элиты. Во многом поэтому региональные администрации зачастую идут на поводу у структур, лоббирующих интересы приезжих. Надо помнить, что трудовой мигрант должен обладать тем же набором прав, что и гражданин принимающей его страны, за исключением права избирать и быть избранным, а также права на сохранение родной культуры. Мигрант должен жить в культурном поле нового для себя государства. Адаптация к порядкам чужой страны и есть одна из главных издержек, которые несет на себе мигрант. Если власти позволяют приезжим культивировать и насаждать собственные традиции, то эта издержка перекладывается на общество. Такая ситуация не является нормальной.
К сожалению, сегодня в российском обществе де-факто табуированными являются вопросы культурной экспансии и прав приезжих из Центральной Азии и Южного Кавказа. Задача интеллектуалов как раз состоит в том, чтобы вывести обсуждение этих проблем в публичное поле и отстоять право коренных жителей на защиту собственной культуры и мигрантов на жилье в нормальных условиях нашей страны. Иначе построение функционирующей демократии в России окажется затрудненным.

Этногенез народов Дагестана
Обилие и многообразие археологических памятников на Кавказе, относящихся к нижнему палеолите, дает основание считать эту область одним из древнейших очагов расселения раннего человечества на территории нашей республики. В пределы Кавказа человек проник из сопредельных южных областей предположительно 500–200 тыс. лет назад. Можно утверждать, что ко времени широкого освоения людьми различных зон Кавказа в период последнего межледниковья (150–80 тыс. лет назад) древнейшие люди обитали и на территории Дагестана. Кавказ и Средняя Азия, как предполагается, заселились в основном с юга, со стороны Передней (Западной) Азии, с территорий непосредственно граничащих с ними Переднеазиатских нагорий. По археологическим данным, этнокультурное единство древнейших дагестанских и остальных кавказских племен сложилось в эпоху палеолита. В этот период Кавказ выделяется в историко-археологическом отношении как единая область.
Пути культурно-исторического развития различных областей Кавказа начали расходиться еще в глубокой древности. Истоки их культурно-исторических различий восходят к раннему неолиту, когда на Кавказе исследователи отмечают уже отдельные мустьерские культуры и археологические комплексы. С эпохи энеолита в связи с освоением сравнительно больших территорий, пространств рельеф Кавказа начал способствовать разобщению и изоляции племен, в результате чего появились условия для постепенного распада археологического единства. Истоки распада кавказского этнокультурного единства восходят к концу древнекаменного века. В неолите и энеолите (VI–IV тыс. до н.э.) здесь формируется северо-восточно-кавказская этнокультурная общность, носителями которой были предки дагестанско-нахских народов. На протяжении всего исторического периода на Северо-Восточном Кавказе одни археологические культуры сменялись другими, причем даже генетически слабо связанными друг с другом, но определенное единство материальной культуры, своеобразие этого региона сохраняется на всех этапах его исторического развития. Важным этапом в этнической истории древнедагестанских племен был период, связанный с куро-аракской культурой. Под этой культурой (III тыс. до н.э.) подразумевается культура племен Закавказья, Восточной Анатолии, Северо-Западного Ирака и Северо-Восточного Кавказа. Памятники этой культуры известны в равнинной и в предгорной части Дагестана.
Подытоживая сказанное, следует отметить, что, по имеющимся данным, с древнейших времен предки дагестанских племен жили на Восточном Кавказе. Согласно археологическим исследованиям последних десятилетий, на территории Дагестана наблюдаются непрерывность культурного развития и присутствие в основном одних и тех же антропологических типов. В эпоху поздней бронзы и раннего железа на территории Дагестана возникли племена, а позже их объединения. Процесс консолидации дагестанских племен в народности был длительным и для некоторых из них завершился к середине первого тысячелетия н.э., а для других – в раннем средневековье и позже. Греко-римские авторы упоминают о предках некоторых нынешних дагестанских народов – аварцев, агулов, даргинцев, кумыков, лакцев, лезгин, рутульцев, табасаран, цахур и др. Многочисленные следы единства древнего населения нашего края прослеживаются на протяжении всей истории дагестанских народов, как проявление их этнокультурной общности.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив