Народы Дагестана

В песках аравии

 ...Уже по дороге в гостиницу «Амбасадор» узнаем, что Амман, столица Хашимитского королевства Иордания (таково полное название страны), расположен в северо-западной части страны. Слово «Хашимитское» в титуле страны означает, что королевством правит династия древнего рода Хашимитов, претендующих на происхождение от основателя ислама пророка Мухаммеда. Столица Иордании разделена на две части: новую – Большой Амман, раскинувшуюся на 16-ти высоких холмах, и старую – Амман, охватывающую территорию 8-ми холмов.
Интересно, что в Аммане нет пешеходных тротуаров. Пешком амманцы ходят разве что от дома к дому, на малые расстояния. Виллы красивы, но обширные пустыри имеют несколько мрачный вид. По всему видно, что озеленению общественных мест большого внимания в Аммане не уделяют. Исключение составляет лишь центр города.
Амман – белокаменный город. Его архитектура интересна и многогранна. Частные дома не похожи один на другой. Крыши домов плоско-пологие. Это способствует сохранению влаги. Ступеньки лестниц, внутренняя облицовка дома выполнены из мраморных плит. Это не роскошь. Амманцы думают прежде всего о том, как охладить помещения. Каждый, кто строит дом, может возводить его как он хочет, условие одно – дом не должен отличаться от соседнего.
Новые улицы Аммана наполнены гулом, свистом шин автомобилей. Японские, западногерманские, французские капиталисты проникли сюда, въехали на синих, красных, бежевых, зеленых, черных и белых машинах разных марок, от самой маленькой кнопки «Тойоты» до огромного «Форда».
Туристов с первого взгляда поражает щедрость и экзотика восточного базара. Здесь лепятся лавчонки, на прилавках которых румянится перец, красуются необыкновенной величины картофель, лук, длинный как южный тростник, огурцы размером с наши дыни, сытые, толстые баклажаны, капуста, яблоки, виноград…
Проехать по амманским улицам в часы пик практически невозможно. Большинство улиц и площадей старого Аммана стеснены самой природой, местоположением города. Городской рельеф исключает прокладку линий трамвая, а тем более метро, которое начинает проникать на Арабский Восток.
Удивляет чистота и порядок на амманских улицах. Борьбу за чистоту и порядок на улицах стараются проводить не путем грубого администрирования, а воспитывая граждан. Одни штрафы и наказания не могут заставить граждан соблюдать правила, если они сами не поймут, что портят лицо своего города, наносят ему вред. Интересно, когда поймут это махачкалинцы? По утрам, перед тем как уйти на работу, жители должны чисто вымести асфальт перед своими домами. Делается это не только для соблюдения чистоты, но и в воспитательных целях. Накопленный за день мусор выносят в целлофановых пакетах. Эти пакеты аккуратно складывают на улице в закрывающиеся чугунные мусорные ящики. Вокруг ящиков никогда не увидишь грязи, скопления мух. Не видели мы и брошенной на асфальт смятой пачки из-под сигарет, окурков.
Осадки в этом районе выпадают редко, поэтому машины не обдают прохожих фонтанами грязной воды. Впрочем, на дорогах отсутствует не только грязь, но и ухабы, рытвины, асфальт гладкий, как хорошо уложенный паркет. Я уже говорил, что в Аммане практически нет тротуаров. Не развит и общественный транспорт. Но сплошная автомобилизация лишь сделала водителей более вежливыми к пешеходам. Водители не жмут на клаксоны у самого «носа» пешехода, чтобы его побольше напугать. Да, многому надо нам научиться, если взглянуть на жизнь других народов беспристрастно.
Горный воздух Аммана почти не содержит обычных для крупных городов примесей. В черте столицы нет промышленных предприятий. Особую прелесть Амману придает яркая зелень сосен и кипарисов, покрывающих холмы у южной и северной окраин города. Эти деревья посажены амманцами во время ежегодного праздника – Дня дерева, который все жители Иордании, включая королевскую семью, отмечают посадкой деревьев на пустынных землях.
Часть населения города занята работой на небольших фабриках, расположенных на окраинах. Но большинство трудится в сфере обслуживания и торговли.
Я интересовался, каков заработок у иорданцев. Оказалось, что в день, например на строительстве дома, рабочий получает 4–7 динар. Работает он, естественно, вручную, строительные процессы почти не механизированы. Заработок квалифицированного рабочего выше и равен 10 динарам. По количеству людей с высшим образованием Амман уступает лишь США. Поэтому в специалистах с дипломами высшей школы здесь нет особой нужды.
В Иордании есть уникальное море. Его вода настолько соленая, что убивает все живое. Это Мертвое море. Каждого, кто приезжает в Иорданию, обязательно везут к этому чуду природы. Не были исключением и мы. Дорога к Мертвому морю петляла, извивалась, делая зигзаги вокруг гор и между ними. Красноватый цвет гор чередовался с матовым цветом скал и багряным цветом пустыни. Я нигде не видел такой угрюмой и суровой красоты, таких головокружительных изменений рельефа, такого причудливого скопления камней.
Когда смотришь на эту природу, то кажется, что она живая и движется. Каменный мир согнан сюда древними ветрами на обозрение векам и эпохам.
Мы стояли на пустынном берегу Мертвого моря, лежащего почти на 480 метров ниже уровня океана. Глубокая впадина заполнена горько-соленой водой, непригодной для жизни. Мертвый край: ни травы, ни птиц. Только если внимательно приглядеться, понимаешь, что берега не так безжизненны: на крутом восточном берегу видны заросли дикой финиковой пальмы.
Из сине-голубой воды круто поднимаются красные скалы, изрезанные трещинами, как морщинами. Сила Мертвого моря сорвала с них естественный покров и обнажила мускулатуру земли. И эту силу, разрушающую скалы и уничтожающую жизнь, мы оценили, когда решили искупаться. Вода оказалась густой, как крутой рассол. В Мертвом море можно лежать на воде, словно на пляже, настолько сильна концентрация соли в воде. Когда через несколько минут мы вышли на берег, руки и лицо покрылись белым налетом соли. Средняя соленость воды здесь в 7,5 раза выше, чем в мировом океане. Высокая минерализация явилась причиной почти полного отсутствия в воде органической жизни. Каждый литр воды Мертвого моря содержит 275 граммов соли. В такой воде нельзя утонуть, она имеет большую плотность и удерживает человека на поверхности. Когда в Мертвое море из реки Иордан попадает рыба, она гибнет, не выдерживая здесь и минуты.
Следующее удивительное место, куда нас повезли, было творением рук человеческих. Это город Петра. Путь к городу достаточно утомителен: нужно несколько часов, чтобы пересечь страну в южном направлении от Аммана до Акабы. И везде, куда бы я ни обратил взор, идет строительство. К строительным площадкам прежде всего подводят асфальтированные дороги. Асфальт укладывают лестничным способом в 3–4 слоя, добротно и качественно.
Черная лента дороги тянется по пустынной равнине. Здесь нет и следа воды, а следовательно, нет ни растений, ни животных... Ну вот и Петра. Удивительный город, вырубленный людьми в скалах: замки, храмы, дворцы, амфитеатры... Тут не накосишь травы, не посадишь дерево, не разведешь кур. Весь город высечен из скал, окружен скалистыми горами.
В конце III века до н.э. здесь возникло Набатейское царство. Петра стала его столицей. С самого дня основания она представляла собой естественную горную крепость. А назывался город в то время Набатеей. Ее древние обитатели в течение почти пятисот лет терпеливо совершенствовали свои жилища, высекая в горной породе новые и новые залы. Попасть в город можно было только по узкому ущелью, где сотня хорошо вооруженных воинов могла сдержать натиск целой армии. Здесь сохранилось несколько египетских и греческих статуй. Одни статуи привезли, другие высекли сами, копируя по памяти увиденное за морями.
Есть в Набатее и древняя восьмикилометровая водопроводная линия – желоб, по которому жители снабжались водой.
В пещерных домах трудно определить, где жили сами набатейцы, а где были усыпальницы их предков. Мы зашли в одну из пещер. Здесь, кроме общего зала, есть еще восемь домов или квартир, где селились семьи, где они хоронили своих родственников. В пещерах не холодно и не жарко, хотя на открытом воздухе температура держится выше тридцати градусов.
Петра в переводе означает «гордость». Арабы называют это место чудом света в скалах, розовым городом Моисея, святой землей Иордании, бесценным творением рук человеческих. Мы осмотрели часть этого города, где жило 25–30 тысяч человек, храм Набатеев. Каждого туриста, посещающего этот храм, сопровождает араб. Туристам он предлагает коня, сам же идет впереди животного, ведя его под уздцы. Путь к храму неблизкий, километра четыре, туристические фирмы стремятся избавить своих клиентов от малейшего неудобства. Моим проводником стал старик. И хотя ему платит туристическая фирма, он весьма выразительно показывал на мои часы или делал международный жест, означающий деньги. Я подарил ему набор открыток с видами Дагестана, только что он для человека, который должен ежедневно думать о хлебе насущном...
Закончился осмотр древнего города в ресторане с вполне современными кондиционерами и французской кухней. И вот уже мы снова в дороге. Наш маршрут лежит к одному из наиболее развивающихся иорданских городов – городу Акаба на берегу Красного моря в исключительно удобной лагуне. Этот город еще в древности привлекал к себе внимание мореходов и рыбаков.
Акаба – зеленый оазис на берегу Красного моря. Устроившись в гостинице, мы идем погулять по городу небольшими группами. Конечно, приезжих замечают сразу. К нам подошел таксист по имени Ибрагим, очень веселый и гостеприимный араб. На ломаном русском языке он объяснил, что работает на собственной машине, сам себе и шеф, и подчиненный. Приглашает прокатиться до загородного пляжа. Подчеркивает: «Бесплатно!» Он, оказывается, отдыхал на берегу Черного моря в Сочи, побывал в Ленинграде. О наших людях отзывается с симпатией, собирается приехать еще раз.
Мы впервые на берегу Красного моря! Вода тоже более соленая, чем в Каспии, но ничего общего с обжигающим вкусом воды Мертвого моря нет. На дне видны остатки горных пород. Они имеют красный оттенок. Может быть, поэтому море называется Красным? Вода довольно прозрачная.
Пляж очень аккуратный и чистый, как и сам город. Под пальмовыми деревьями валяются сухие финики, как в наших садах абрикосы и яблоки. В тени одной из пальм расположились туристы. Красочные коралловые рифы залива и сравнительно умеренный средиземноморский климат уже сделали Акабу местом постоянных встреч итальянских и французских спортсменов, аквалангистов и туристов из разных стран.
В один из вечеров после нашего возвращения в Амман, как и было обговорено заранее, состоялась встреча с министром туризма Иордании Зухаром Ажлони и руководителем туристической фирмы «Танк» мистером Мугъадином Ибрагимом. Приветствуя наш приезд в Иорданию, министр сказал, что он лично следил за нашим пребываем в стране, отметил, что в Иордании живет много выходцев из Северного Кавказа, в том числе и из Дагестана. Приезд дагестанских туристов не первый, и он надеется, что не последний в культурном обмене между двумя странами. Подняв бокал «Кока-колы» за наше здоровье, министр сказал, что хотя этот напиток и «холодный», но пьет он его за горячую дружбу между двумя государствами.
Покидая столицу королевства, мы, люди, впервые посетившие Иорданию, поняли, что заблуждались, представляя, что Амман – город молодой. Заблуждение объяснялось тем, что здесь идет интенсивное строительство. Строятся широкие четырехъярусные добротные дороги, жилые дома и офисные здания. Тем не менее Амман – один из древнейших городов Востока. Поняли мы и то, что Амман – не только зеленые пригородные кварталы, где селится местная элита. Есть в Аммане и районы унылых одноэтажных домишек, многие из которых построены наскоро, из подручных материалов. Такой поселок мы видели на окраине города. Это, как нам объяснили, лагерь палестинских беженцев. Всего в Аммане и близ него живет до 150 тысяч человек, в разное время прибывших с окуппированных Израилем арабских территорий.
Иордания – небольшая страна, находящаяся, можно сказать, в самом центре арабского мира. Это отражается на ее облике, заметно по людям, которые в своем большинстве мало отличаются от арабов из соседних стран. Но иорданец всегда остается иорданцем, считают здесь. Если вы спросите, какое богатство в стране самое дорогое, иорданцы без тени иронии ответят, что это богатство – король Хусейн. А на вопрос почему, не задумываясь ответят: хотя страна маленькая, обрабатываемая площадь составляет всего 15–16 процентов территории, народ живет хорошо.
На память о незабываемом путешествии по Иордании я взял на берегу Мертвого моря кусочек соленой горной породы да сорвал несколько субтропических растений. Теперь эти сувениры напоминают мне о мужественном крае, таком далеком и близком.

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Храм-мавзолей Эль-Хазне в Петре

Категория фото: Мир вокруг нас »

Эд-Дейр, вырубленный в скале на вершине утёса монастырь

Категория фото: Мир вокруг нас »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив