Народы Дагестана

Человек из легенды

 Как правило, талантливые, заслуженные люди о себе говорить не любят, они показывают себя в делах и поступках. Поэтому остаются в памяти народа.
К сожалению, мы не всегда отдаем им должное, порой незаслуженно забываем о них.
Такие люди служат своему народу даже после смерти, потому что их дела и поступки продолжают их потомки. Наверное, в этом и заключается мудрость нашей жизни.
Об активных участниках революционных событий, гражданской войны, первых лет строительства социализма в Дагестане написано немало, но не все архивные сведения и материалы о них становятся известны широкой общественности, не обо всех революционерах вспоминают на страницах средств массовой информации.
В прошлом году я встретился со своим знакомым из селения Карлабко Левашинского района Мусой Нурединовым. Он рассказал о своем отце – активном участнике первой русской революции 1905–1907 годов, высказал пожелание выпустить книгу о нем.
Из беседы с Мусой я понял, что его отец был неординарным человеком, заслуживающим уважения и признания дагестанцев.
Чтобы собрать для книги материал, мы с Мусой поехали в Центральный республиканский архив. Здесь мы обнаружили два дела, познакомились с их содержанием, сделали необходимые выписки, фотокопии отдельных документов.
Действительно, Нуредин Мусаевич Гасанов был легендарным человеком. Из архивных документов удалось узнать многое о его жизни и деятельности. Н. Гасанов писал в своей автобиографии, что принимал участие в рабочем движении еще в дореволюционное время. По архивным данным, он являлся членом ВКП(б) с 1925 года. А поручения большевиков выполнял с дореволюционного времени. Революционную же деятельность он продолжал и в Сибири, когда был на каторге и работал на шахте в Забайкалье.
В родном селении многие пожилые люди помнят Нуредина Гасанова. Двоюродный брат Мусы Нурединова Али Сулейманов вспоминает:
– Мой прадед Шурдайла Муса был известным кузнецом и оружейником: делал пистолеты, кинжалы и другое оружие, на которое в то время был большой спрос. Ведь в горах Дагестана полыхала Кавказская война. Люди имама Шамиля услышали про моего прадеда, узнали о его способностях. Они тайно проникли в село и забрали прадеда в Аварию.
Таким образом, Муса несколько лет ковал оружие для воинов Шамиля. Семья же его осталась без кормильца и испытывала нужду. Не только семья страдала, но и сельчане нуждались в кузнеце. Он ведь делал не только оружие, но и орудия труда: косы, серпы, мотыги, обода для колес, другой инвентарь. Жители села собрали с каждого дома по мерке пшеницы, отвезли в Аварию и выкупили у Шамиля Шурдайла Мусу…
Я беседовал со старожилами села Карлабко, изучил архивные и семейные документы, и вот какой жизненный путь активного участника событий начала XX века предстал перед нами.
Нуредин Гасанов родился в 1882 году в семье сына оружейника Мусы – Гасана в селении Карлабко. Рано лишился отца, на руках матери Хадижат, кроме него, остались брат и сестра моложе его. Поэтому ему с малых лет пришлось помогать матери по хозяйству. Нуредин учился арабской грамоте у сельского муллы при мечети. Это ему помогло потом усвоить и русский язык. Кумыкского языка он не знал, но с одним родственником, который занимался отходничеством, поехал на плоскость и устроился работать на железной дороге, занимался ремонтными работами между Дербентом и Прохладным.
Это были неспокойные 1903–1905 годы. Шла русско-японская война. В стране разразился кризис, который привел к революции. Железнодорожники были в передовых отрядах пролетариата России, приняли активное участие в первой русской революции. Неспокойно было и в Дербенте и Петровске. Царские власти усиливали репрессии. Совершались налеты полиции и войск на станции, обыски, аресты. Как сам Н. Гасанов указывает в документах, хранящихся в госархиве, принимать участие в рабочем движении начал с 1905 года. Когда он возглавил одну из забастовок железнодорожников, жандармы решили его арестовать.
Два года он прятался в горах от жандармских ищеек, но в 1908 году его поймали и сослали на пожизненную каторгу в Иркутскую губернию. Много лет работал на шахте в городке Зима под строгим надзором полиции.
Шли годы. Мать Хадижат за сына очень переживала. Наконец, она решила отправить к нему младшего сына, Сулейбана. Продала скот, шубы, которые сама сшила. Родственники тоже помогли. Собрали около 400 рублей, в то время это были немалые деньги. Вместе с Сулейбаном поехать в Сибирь согласился друг детства Нуредина Бяба. Он работал в городах Поволжья и сносно владел русским языком.
Не успели они доехать до места назначения, как остались без денег. В ожидании денег из дома остановились в одном городке. Необычная для тех мест одежда привлекала внимание прохожих. Один из них подошел с расспросами, а узнав, что они из Дагестана, да еще из Карлабко, спросил, не знают ли они Хайдарла Мирзу.
– А ты его откуда знаешь? – теперь удивился Бяба. – Жил в нашем селе такой человек, несколько лет назад умер.
– Как умер? Разве такие люди умирают?! – удивился незнакомец. – Это был человек-герой. Такие люди не могут умереть. Сколько он для меня сделал! Это он сделал меня человеком. Если вы знали Хайдарла Мирзу, то я должен вас уважить.
Он забрал их к себе домой и заботился, пока не пришли деньги из дома.
Так они доехали до Нуредина Гасанова. Через несколько дней Нуредин дал Бябе деньги на обратную дорогу, а брата Сулейбана оставил с собой. Нашел для него работу.
За годы пребывания в Сибири на каторге Нуредин сильно изменился, расширился его кругозор, у него появилось много друзей.
В одной из автобиографий Н. Гасанов пишет, что он в 1914–1916 годах работал на шахте в Иркутской губернии, в 1916–1917 годах прятался от царских жандармов, был в США и Канаде.
Зять Нуредина Магомед Ибрагимов рассказывал, что в Чикаго он работал на заводе лудильщиком, некоторое время работал чабаном у одного фермера, за годы жизни в ссылке не раз побывал в Китае.
Когда Нуредин и его брат возвращались домой, Россия уже была в огне революции. Николай II отрекся от престола.
В родном селе он и его друзья «свергли» старшину и власть в селе взяли в свои руки, создали ревком.
Н. Гасанов был командиром десятки в отряде красных партизан Алибека Богатырева, а с 1919 по 1925 год был членом окружкома ВКП(б) и председателем революционного комитета в селении Карлабко. Он же выполнял обязанности главы села.
Грамотных людей везде не хватало. Н. Гасанова направляют на учебу – на курсы «Красных овцеводов» в Москву с марта 1929 года по июнь 1930 года. Он был старостой курса. За активную общественную деятельность его наградили даже Почетной грамотой. В Москве он многое увидел и многому научился. В свободное время посещал музеи, различные выставки, много читал. В Москве же познакомился с М.И. Калининым.
После учебы его посылают создавать овцеводческий завод в караногайских степях. В 1929 году из Австралии было завезено пять тысяч овец длинношерстной породы и 150 баранов-осеменителей. Они были куплены у известной овцеводческой фирмы «Ф.С. Фликнер и дети» в штате Новый Уэльс. Также породистое поголовье было приобретено в Аргентине.
Разводить овец длинношерстной породы стали по инициативе государства. Был создан специальный «Овцетрест». Но условия труда были тяжелые. В степях не было дорог, не на чем было подвозить корма, не хватало людей. В степях шатались еще недобитые враги советской власти. Бандиты нападали на чабанов, убивали их и угоняли овец. Поэтому Н. Гасанову пришлось из Грозного везти отряд вооруженных красноармейцев. Их разместили в Терекли-Мектебе. Завод обеспечивал отряд всем необходимым, а отряд охранял поселок и овцеводов в степи.
Хозяйства «Овцетреста» находились в подчинении Москвы, и их руководители регулярно отчитывались перед Москвой.
Рассказывают, что Н. Гасанова вызывали в Москву к самому товарищу Сталину. Иосиф Виссарионович интересовался хозяйством, спрашивал, правда ли, что в его хозяйстве овцам дают вино. В ответ Нуредин вытащил из кармана брошюру швейцарского ветеринара, рекомендовавшего для выведения гельминтов в корм для овец добавлять красное вино.
– В Дагестане, оказывается, есть люди, которые читают такие книги! Молодец! У тебя есть хоть вино, чтобы давать баранам? Чем же я могу тебе помочь? – спросил И. Сталин.
– Тяжелая зима, нам бы комбикорма не помешали, – сказал Н. Гасанов.
Когда он вернулся из Москвы, на станции уже стояли четыре вагона с комбикормами.
На следующий год к нему в Терекли-Мектеб приехал нарком сельского хозяйства Л. Каганович. Он даже подарил Н. Гасанову свой автомобиль.
В 1932 году Н. Гасанов избирается председателем Левашинского райисполкома, а в феврале 1935 года – председателем только что созданного нового Акушинского района. С 1931 по 1937 год Н. Гасанов был членом ДагЦИК.
Однако в 1937 году его обвинили в антисоветской деятельности. Сняли с должности председателя райисполкома, вывели из бюро РК ВКП(б), исключили из рядов партии и отдали в руки НКВД. В выписке из протокола заседания бюро Акушинского РК ВКП(б) от 4 ноября 1937 года его обвиняли в связи с врагами народа – Мамедбековым и Далгатом; в восстановлении кулаков, представителей духовенства в правах после выхода на обсуждение проекта Конституции 1936 года; в засорении строительства социализма классово-чуждыми элементами; в утверждении вредительского плана сева на 1935–1937 годы; в антиколхозной деятельности и т.п. В архиве есть и выписка из протокола
№ 30 заседания бюро Дагестанского обкома ВКП(б) от 28 ноября 1937 года: «Постановили Гасанова Н. за засорение аппарата районных, сельских организаций и колхозов социально-чуждыми элементами, покровительство им, за очковтирательство в сельском хозяйстве, как проводившего кулацкую буржуазно-националистическую линию, с работы председателя Акушинского райисполкома снять и из рядов ВКП(б) исключить».
Секретарь Дагобкома ВКП(б)
(М. Сорокин).

Целый год держали в Буйнакской тюрьме революционера, но Н. Гасанов не признал за собой вину, и по решению суда был освобожден за отсутствием состава преступления в его действиях. Сразу после освобождения пошел работать рядовым колхозником.
Вскоре его восстановили в партии, а через три месяца назначили директором промкомбината в с. Леваши. Потом назначили заведующим райЗО Левашинского райисполкома. Он добровольно пошел председателем правления в отстающий колхоз и вывел его на передовые позиции.
…Началась Великая Отечественная война. Н. Гасанову тогда было 60 лет, но он рвался на фронт. Когда его не пустили, то отправил на фронт старшего сына, хотя ему тогда исполнилось всего 17 лет. Н. Гасанова перевели в штатные агитаторы райкома партии. Он вел активную работу с дезертирами, по его наставлению многие из них впоследствии шли в военкомат, и их отправляли на фронт.
В 1943 году его направляют заведующим райЗО в Шурагатский район, созданный после выселения чеченцев в Казахские степи. До 1947 года Н. Гасанов работал в Шурагатском районе, но связи с родным селом и районом не терял.
Его доблестный труд в годы войны был отмечен не только двумя медалями, но и Почетной грамотой Президиума Верховного Совета ДАССР.
В 1950 году колхоз имени Дзержинского с. Карлабко был объединен с колхозом имени XVIII партсъезда с. Сулейбакент и создан укрупненный колхоз имени Сталина. Левашинский РК ВКП(б) обратился к первому секретарю обкома партии А. Даниялову с предложением поддержать кандидатуру Н. Гасанова на должность председателя колхоза имени Сталина.
Колхоз стал передовым. За большой вклад в развитие экономики республики и в связи с 30-летием автономии Дагестана председатель правления колхоза имени Сталина Нуредин Гасанов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 декабря 1950 года был награжден орденом Ленина.
В 1955–1957 годах Гасанов был председателем Карлабкинского сельского совета.
Последние годы своей жизни он провел в Избербаше. Даже находясь на пенсии, продолжал трудиться на благо народа. Виноградник, выращенный своими руками, он подарил детскому дому. Виноградник больницы – также дело рук Нуредина Гасанова.
Этот человек из легенды останется в памяти народа. Он был подобен орлу, парящему над вершинами гор. И жаль, что до сих пор в Избербаше нет улицы, носящей его имя.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 2

Гасанов Муса, Сулейманов Али

Категория фото: Личности »

с. Карлабко Левашинского района

Категория фото: Личности »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив