Народы Дагестана
Архив номеров » № 2, 2014 от 1 Октября 2014 г » Этнология » Современные этнические проблемы генухцев

Современные этнические проблемы генухцев

 Живут генухцы в Цунтинском районе, расположенном в Западном Дагестане, на границе с Грузией и Чеченской Республикой. На западе и севере они граничат с цезами, на востоке – с бежтинцами, а на юге – с грузинами. Если рассмотреть границы по обществам, то на западе граничат с обществом Дидо, на севере – с Иланхеви, на востоке – с Капучой, на юге – с Кахетией по Главному Кавказскому хребту, который является государственной границей России с Грузией. По территории проживания генухцев протекают реки Аласиху, Баресиху и множество маленьких ручейков. В ущелье Бешо они соединяются с рекой Кидеринка, которая далее, сливаясь с реками из ущелий Асах, Сабакинусхеви, Иланхеви, образует Митлуду. Из Генуха по Мечитлинскому хребту и ущелью Бариб через гору Ниникос-цихи можно попасть в Шильду или Кварел в Кахетии.
Генухцы входят в аваро-андо-цезскую группу нахско-дагестанской семьи народов Дагестана. Генухский язык, как самостоятельный язык малочисленного народа, в перечне дагестанских языков отсутствует. Долгое время генухцев причисляли к цезам (дидойцам), хотя признавали, что генухский язык «особый, не похожий на другие языки». В советское время, начиная с тридцатых годов, вместе с другими андо-цезскими языками генухцев включили в состав аварцев.
Генух – одноязычное село, однако, благодаря тому, что их окружают другие этносы, генухцы являются многоязычным народом. В настоящее время, кроме родного языка, генухцы владеют цезским, бежтинским, аварским, русским (в основном старшее поколение) и даже грузинским языками. К большому сожалению, в последнее время утрачивается интерес даже к аварскому языку (хотя в школах он изучается как предмет), не говоря о грузинском и других иностранных языках.
Впервые П.К. Услар предложил заняться изучением языков андо-дидойской группы.
Буквально в последнее время, в 2009–2010 годах, изучением истории генухцев занялась молодая исследовательница из Германии Диана Фоккер. Она подготовила и выпустила 700-страничную книгу о генухцах.
Обучение в школе на генухском языке не ведется, так как он относится к бесписьменным языкам и функционирует как семейно-бытовой. Школы с начальным обучением, затем с восьмилетним и средним образованием открыли в 30–70-е годы ХХ столетия, обучение велось на аварском языке. И в настоящее время языком обучения в школе является в начальных классах аварский, в старших классах – русский, а аварский язык изучается как предмет. По моему глубокому убеждению, необходимо и в дальнейшем сохранить именно такую форму обучения, так как нам нужно знание как аварского языка, так и русского. Это для нас жизненно важно.
По сведениям, собранным нами из различных источников, количество жителей, говорящих на генухском языке, за последние 200 лет выглядит следующим образом:
Перепись, проведенная нами в 2012 году, показала следующий результат: всего генухцев на данный период, включая тех, которые проживают за пределами исконного места проживания, около 900 человек.
В свете вышеизложенного наиболее интересными кажутся вопросы: кто же такие генухцы? Откуда они пришли в Западный Дагестан? Эти и многие другие вопросы подобного содержания веками волновали не только генухцев, но и все кавказские народы. Одними из основных свидетельств, по которым можно наиболее точно определить время заселения данной территории генухцами, являются археологические материалы. К ним мы можем отнести исследования мест захоронения, которых на территории современного Генуха достаточное количество, и развалин в местах, где, по преданию народа, имелись постройки предков генухцев. К большому сожалению, за всю историю существования нас на территории генухцев не было произведено никаких археологических изысканий.
В описаниях тех народов, которые проживали по соседству с генухцами, дидойцев (цезов) и бежтинцев (капучинцев), мы можем найти некоторые ответы на волнующие нас вопросы. Особенно это касается времени заселения перечисленными народами данной территории. В работе Д. М. Атаева и М. Дибирова «Нагорный Дагестан в раннем средневековье» (Махачкала, 1963 г.) значительное место уделяется изучению и исследованиям находок Бежтинского могильника в 50–60 годы, которые датируются 1 тыс. н.э. Однако данное не может быть подтверждением того, что и генухцы могли проживать здесь с древнейших времен.
От предков до нас дошли сведения, что до заселения ущелья Бариб, в давние времена, наше село было расположено в ущелье «Инлъигьо» в местности «БагIашир», за Главным Кавказским хребтом, а до этого находилось в Алазанской долине (Кахетия) в местности Ганых или Заречье. По преданию, в те давние времена генухцев было более 1000 хозяйств. Как и откуда они пришли в Кахетию, неизвестно, но говорили, что существовало даже царство генухцев. Некоторую связь и подтверждения этим преданиям мы находим во многих источниках.
Молодой и перспективный ученый Зураб Гаджиев в своей статье «Античные и армяно-грузинские источники о происхождении народов Кавказа» пишет о генухцах следующее: «Гинухи, инохъели известны еще по древнеармянским источникам под именем генавк и хенутк, а населенный пункт Гануки на левом берегу Алазани, где и сегодня еще живут остатки гинухов, упоминается грузинскими источниками c раннего средневековья вплоть до 1392 года» (грузинские документы XI–XV вв.).
О Генухе, как о населенном пункте, сведений, начиная со средневековья до X–XI вв., пока не найдено. Самые ранние известия о Генухе относятся ко времени правления царицы Тамары (1184–1213) в Грузии. И эти сведения касаются вопроса о завоевании региона царицей и распространении христианства. Из преданий глубокой старины до нас дошли сведения о том, что царица Грузии Тамара, покорив жителей генухского села Бариб и всех дидойцев, дала указание построить церкви (сакъдари) на их территории, даже поговаривали, будто сама царица посещала церковь, построенную напротив Генуха. Источники начала XIV века сообщают о существовании в Дагестане нескольких епархий: Анцухской, Цахурской и Хунзахской. В работе «История Грузии» Джанашвили сообщает, что католикос Евфимий, «обозревая свою паству, видел храмы в Антцухе, Цахуре, Как-Елисени, Куми, Лекартии, Зари, Вардиани, Ганухи (по всей вероятности, речь идет о церковных строениях напротив селения Генух), Киш-нухи, Вардташене, Табасарании, Хундзи, Нахче, Тошетии, Некреси, Лагоэтии, Белакана, Мадч-Пипинети, Периджан, Мухах-Мамрехи» (СМОМПК, В. 22, Тифлис 1897, с. 50) (Раджабов Р.Н. История дидойцев (цезов), с. 175-176). Далее там же на с. 199 Раджабов Р.Н. о селении Бариб пишет: «Селение Бариб располагалось в полутора километрах от селения Генух, выше по течению реки, по дороге в Грузию. В километре от развалин этого поселения находятся многочисленные захоронения. В последнее время остатки строений разрушаются жителями селений Кидеро и Генух, где они набирают камень в качестве строительного материала. По преданию, селение Бариб существовало еще в период правления царицы Тамары (XIII век). Когда войска Тамары вторглись в Дидо, жители Бариб активно сопротивлялись ее войскам. За это селение Бариб было разрушено, а его жители были обложены налогом. По преданию, барибцы должны были доставлять Тамаре лед с вершин Кавказских гор. В конце XVIII века все еще языческое селение Бариб было разрушено исламскими миссионерами из числа жителей соседних селений».
Многие историки и исследователи этнографии народов утверждают, что на территории древней Грузии, в Арране, имелись поселения, где проживали предки народов Западного Дагестана. Источники позднего периода сообщают, что « …здесь Кахетинским царем Леоном поселены были лезгины, обязанные доставлять, в виде дани, лед с гор. (Вахушти Багратиони. История царства Грузинского, Тбилиси, 1976, С. 137.) Следовательно, можно предположить, что генухцы (хенуты, гениохи) начали переселяться на территорию Западного Дагестана начиная с VIII века н. э., и этому способствовали возложенная на них обязанность кахетинских царей доставлять лед с Кавказских гор и политическая нестабильность в регионе. Народ, который пережил на своем веку гонения и невозможность спокойно жить и развиваться, нашел на новой территории прекрасную природу и защиту величавых гор. Однако дальнейшая история показала, что нет на Земле такого региона, где бы можно было спокойно жить и работать людям и целым племенам. В дальнейшем наши села располагались в разных местностях, таких как Бариб, Лаквойкьа, Теддесалъ, ЧIимилълъ, Иччо и даже (около 10 дворов) на капучинской стороне в местности Жерра и т. д.
О проникновении ислама в Генух нет хронологических данных. Однако, по некоторым достоверным источникам, мы можем констатировать, что генухцы были исламизированы еще в XV веке. Следовательно, минимум 200 лет назад (1563) жители села Генух уже исповедовали ислам.
Трагической и тяжелой была судьба генухцев. В 1741 году, в тяжелое время для всего Дагестана, Ибрагим-хаджи Урадинский пишет обращение ко всем племенам Дагестана с призывом подняться на борьбу с Надир-шахом. Не знаем как, но это воззвание получили и генухцы. Из села формируется отряд и направляется на помощь в Андалал. По пути отряд увеличился до тысячи человек, и он сыграл не последнюю роль в разгроме шаха. Как утверждали предки, обратно из них никто не вернулся, их посчитали погибшими в бою. Однако выясняется, что они не погибли, а обосновали село Гунухи (Чародинский район) и остались там по просьбе Сурхай-хана Газикумухского. Потомки легендарных генухцев живут и процветают и ныне. В 1845 году село Инухо три раза подверглось разрушению, а также уничтожению посевов. Возможно, это послужило причиной того, что более 40 хозяйств переселились в Ункратль и заселились в том месте, где ныне расположено село Митрода (Цумадинский район). В результате переселений население Инухо от 100 дворов в 1832 (И.И. Норденстам) году уменьшилось до 26 дворов в 1867 (Н.И. Воронов) году. Однако в 1871 году, после подавления восстания ункратлинских пяти сел (В. и Н. Хваршины, Кеди, Митрода и Саситли), их выселили «во внутренние губернии России». Тогда и позднее, по различным причинам, многие генухцы переселились в Кахетию, Турцию и даже в Иран. Но на этом тяготы для генухцев не закончились. Много погибло генухцев и во время насильственного выселения в Чечню в 1944 году. По хозяйственным книгам 1944–1945 гг., только за два года умерло 56 генухцев, включая детей и стариков, а если посчитать, сколько их умерло за время пребывания в Чечне (13 лет), получится одно небольшое село.
Общественная жизнь и быт генухцев особо не отличались от их соседей. Однако у них были некоторые особенности и отличия от ближайших соседей: дидойцев и капучинцев. Это, в первую очередь, касалось единства джамаата во всем, безупречное почитание и уважение к старшим. До сих пор сохраняется коллективность (цолъи, цIоки) при выполнении любых хозяйственных работ, во взаимопомощи, в принятии коллегиальных решений, что стало свойственным их соседям.
Некоторые другие отличия (кроме языка) между генухцами и их соседями отмечали путешественники и исследователи, первым был Н.И. Воронов, который побывал в Генухе 4 сентября 1867 года.
У генухцев не допускалось унижающего человеческое достоинство отношения между собой и по отношению к жителям других сел, независимо от их социального положения. У них не было такого сословия, как рабы: джамаат выкупал раба, несмотря на то, чей он и откуда, и даровал ему свободу. Если освобожденный раб желал остаться в селе, то он получал все необходимое для проживания и становился полноправным членом общества.
Генухский джамаат с давних пор был однородным, т.е. среди них не было «чужаков», в особенности женщин. Считалось, что женщина из другого племени может стать причиной раздора и затем ослабления всего племени. Однако с принятием ислама эта норма запрета прекратилась. Вместе с тем нужно отметить, что женщина у генухцев пользовалась особым уважением и почетом, с ней никогда не обращались как с «животным», как в других племенах. Такое отношение и ныне сохранено, это ценят и ощущают на себе женщины других племен, вышедшие замуж за генухцев. Женщина в Генухе имеет столько прав и обязанностей, сколько положено ей по шариату. Главным в семье всегда считали мужчину.
После пленения имама Шамиля в 1859 году и полного покорения горцев Западного Дагестана к 1860 г. генухцы вначале были включены в Дидойский округ, затем в Бежтинский и впоследствии образовали Андийский округ и вошли в состав Дидойского наибства с центром в сел. Кидеро. Генухское общество во всех этих округах чувствовало себя обделенным в связи с малочисленностью и существенным различием в языке. Проблемами генухцев никто не хотел заниматься ни тогда, ни сейчас, их просто игнорировали.
Как рассказывали аксакалы, первоначально старшин позволяли выбирать самим жителям села, но в дальнейшем их стали назначать окружные начальства с подачи наиба. У нас нет сведений о том, кто у нас были первыми старшинами, но, по рассказам стариков, нововведение в Генухе не прижилось. Причиной было то, что по должности бегавул должен был докладывать начальству обо всем, что происходило в селе, т.е. он, по сути своей, должен был служить посредником между населением и российским начальством. Генухцы не могли допустить такого подхалимства и предательства в своей среде, настолько единым и сплоченным был их джамаат.
Джамаат добивался выполнения своих постановлений в основном силой общественного мнения села. Наказания нарушителей закона сводились к штрафам, взимавшимся чаще всего натурой, так как денег в обществе почти не было. По преданиям, у нас в обществе и преступности фактически не было.
Земля в генухском джамаате, как и в соседних, была нескольких категорий. В Генухе земля делилась на частные (мульки, от араб. мулк), общинные (араб. харим) и мечетские (араб. вакф) владения. Субъектом собственности издревле считались либо семьи местных тухумов и рода, либо сама община – джамаат. Такую традиционную структуру местного крестьянского землевладения генухцы унаследовали при образовании села, при этом сохраняя хуторную систему, которая впоследствии в советское время была полностью уничтожена.
Большая доля земельных угодий, пашни и сенокосов находилась в частных руках местных тухумов на правах мульки – неприкосновенной собственности. Мульки покупались и продавались, передавались по наследству от одного поколения к другому веками, и в этот процесс никто не имел права вмешиваться. Родоначальник каждого тухума мог по своему усмотрению и с соблюдением норм шариата распределить свои земли среди наследников. В отличие от современной частной собственности они могли принадлежать только членам джамаата. Неделимым харимом всего селения считались выгоны, пастбища и часть сенокосов.
Вакуфные земли джамаат передавал в пользование будуну и имаму – дибиру. К ним относились наиболее плодородные участки полей, переданные в вакф. Со сменой вышеназванных должностных лиц (в случае смерти или ухода с должности) вакуфные земли тоже меняли пользователей.
Исламский подъем, охвативший все народы Дагестана в конце 80-х и 90-е годы XX века, коснулся и генухцев. Крушение советско-колхозной системы в 1991–1993 гг. позволило выступить на первый план мусульманским институтам общины. В 1987 году, после капитального ремонта, действующей стала единственная древняя мечеть села Генух, возраст которой около 300 лет. Эта мечеть до сих пор хранит немало тайн о жизни и быте генухцев. В стенах мечети имеется много памятных надписей, которые ждут своего часа. В 2013 году в селе открылась еще одна мечеть.
По моему глубокому убеждению, мусульманский джамаат села, его актив должны стать для всех генухцев, независимо от места жительства, олицетворением единства и сплоченности, служить фактором стабилизации напряженных отношений между односельчанами и жителями других поселений. Сегодня только сплоченный в единый кулак джамаат остается для нас главным посредником между нами и властью на местах и в Республике Дагестан, только он может защитить своих членов.
Если раньше, в XVII–XVIII веках, мы были ограничены территорией одного селения или группой хуторов, внутрисемейным общением на бытовом уровне, то теперь границы общения расширились, образовались новые поселения с компактным проживанием генухцев. Генух, подобно сотням других горных селений, не может прожить сегодня без регулярного оттока части своего населения на равнину. Это связано, в первую очередь, с тем, что у нас критическая нехватка земли под строительство домов, мы живем в замкнутом пространстве, где нет возможности для дальнейшего развития. В связи с этим почти массовый отток генухцев на равнину, а именно в Кизлярский район, произошел в 90-е годы XX столетия. И к 2010-му году из переселенцев генухского джамаата образовалась самостоятельная община в селе Ново-Монастырское Кизлярского района, где число генухцев доходит уже до 300 человек. Такая же община, но пока в незначительном количестве, создается в поселке Тюбе Кумторкалинского района. Кроме того, генухцев можно встретить в Махачкале, Буйнакске, некоторых районах Дагестана. Генухцы также влились в общедагестанскую диаспору в Москве и городах центральной России.
Современный Генух фактически ничем не отличается от других сел Дагестана. В селе имеются двухэтажная средняя школа, библиотека, медпункт. До недавнего времени был и сельский Дом культуры, однако его перенесли в соседнее село (по прихоти главы сельского поселения, где нет даже помещения), отчего двухэтажное здание в селе пустует и приходит в негодность. Возможно, из-за этого незаметно уходят из жизни наши традиции и обычаи, наша культура, как противоречащие религии и шариату. Единственный праздник, сохраненный в Генухе, – День первой борозды (Белълъулъиш бигъишлъи). В горах проблемы остаются те же, и государство не обращает на это никакого внимания.
Несмотря на все перипетии, через которые пришлось пройти генухцам, наши предки сумели выжить и сохранить свой язык, культуру, обычаи и традиции. Однако до сегодняшнего дня мы, как и большинство малых по численности народов Дагестана, не имеем самостоятельного этнического статуса. В этом плане генухцы вот уже несколько лет, начиная с 90-х годов, работают над признанием за этносом «генухцы» права считать свой язык самостоятельным, а народ – генухцами. Но нынешние власти, видимо, еще не созрели для принятия политического решения по малочисленным народам, проживающим на территории Дагестана, да и по всей России.
Генухцы на сегодняшний день являются самой малочисленной народностью не только в Дагестане, но и во всем мире. Мы не претендуем на уникальность, однако мы уникальны, как и наша республика. Хотя последние двести лет нашей трагической истории без преувеличения можно характеризовать как геноцид по отношению к нам, мы продолжаем существовать. И это благодаря среде обитания, ведь многонациональный Дагестан является символом мира, дружбы и единства.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 4

Генухцы, фото 1910 г.

Категория фото: Этнология »

Быт жителей с.Генух

Категория фото: Этнология »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив