Народы Дагестана

Н.Я. Марр - выдающийся языковед

 Выдающийся ученый, академик Николай Яковлевич Марр работал и формировался как исследователь в сложную эпоху. Он внес значительный вклад в становление и дальнейшее развитие науки в России и Советском Союзе, был разносторонним ученым и не только языковедом, но и этнографом, археологом, историком.
Н.Я. Марр родился в 1863 г. в г. Кутаиси. Отец его был шотландец, мать – грузинка. Среднее образование получил в Кутаисской гимназии.
В 1884 г. поступил на факультет восточных языков Петербургского университета. Круг его научных интересов был очень широк. Он усердно занимался кавказскими, семитическими, иранскими языками.
Окончив университет в 1888 г., Н.Я. Марр остался при университете. В 1891 г. был утвержден доцентом. В 1912 г. Н.Я. Марр был избран в академию наук. Одновременно стал деканом факультета восточных языков университета и археологом. Высокую оценку получили проводившиеся им археологические раскопки в древней столице Армении Ани.
Глубокое знание истории Кавказа позволило Николаю Яковлевичу доказать, что народы Кавказа заслужили право требовать «переоценки действительной доли участия в создании общечеловеческой культуры арийских или неарийских народов, европейских или неевропейских стран, великих или малых по численности и территориальным размерам национальностей и государств».
В своих трудах Н.Я. Марр отмечал значение естественно-психологического родства народов Кавказа. Для обозначения объекта изучения лингвистического кавказоведения он предложил термин «яфетические языки» – от имени библейского сына Ноя Иафета (Яфета), от которого, по библейской версии, произошли кавказские народы.
Исследование древнеписьменных языков Кавказа дало свои результаты: расширилось и углубилось знание южных яфетических языков Кавказа, была намечена их классификация, выработаны основные законы сравнительной грамматики яфетических языков, вскрыт скрещенный характер языков Кавказа. Прослеживание генезиса и характера яфетических языков Кавказа привело к вскрытию связей их с древнейшими клинописными языками – новоэламским, шумерским, халдским, наметилась связь их с загадочным языком Западной Европы – этрусским. Разрешение многих проблем древнейшей истории человечества оказалось возможным лишь при условии использования данных бесписьменных языков.
Движение вперед, динамичность являлись наиболее характерными чертами Н.Я. Марра. Достигнув к 1917 г. вершин научного положения, он не перестает расширять круг изучаемых им языков, выдвигать новые проблемы, не смущается отказом от старых, казавшихся незыблемыми положений, вынимает «если не фундамент, то душу» из своих прежних работ. В 1917–1919 гг. в Петрограде начинает работу над удинским языком, возобновляет прерванные со студенческих лет занятия этрусским и баскским.
Н.Я. Марр считал, что прародину народов Кавказа следует искать далеко за его пределами. «Множество яфетических языков на Кавказе и их не совпадающее со степенями родства расположение на площади этого края побуждают искать прародину кавказских яфетидов в другом месте и на более обширной территории».
Коренные кавказские народы, даже коренные кавказские языки, по мнению академика, есть явление не местного происхождения: яфетическая семья, к которой принадлежит первоначальное население Кавказа, здесь пришлые люди, так же как появившиеся затем последовательно ариоевропейцы и турки, не говоря о других не внедрявшихся целыми племенами народных массах, с тем, однако, различием, что яфетическая семья эмигрировала с прежней территории ее расселения, если не прародины, из Месопотамии, естественно разливаясь этническими массами в близлежащие кавказские страны.
Яфетиды (иберийско-кавказские народы), считает Н.Я. Марр, двинулись некогда, и не в один прием, для вселения в Кавказский край под давлением ариоевропейских иммиграций, напиравших на центр их первоначальной исторической жизни, причем отходившие яфетиды в движении своем устремлялись, сгущая или уплотняя свои эмиграционные колонны, и в северные для них области Кавказа, куда они двигались вообще в составе многочисленных исторически сложившихся народов и племен. Кавказская территория была распределена между ними.
В глубинах кавказской культуры, по мнению академика, вскрывается пласт, общий не только для всего Кавказа, но и всей Передней Азии, для всего архаического доэллинского средиземноморско-понтийского культурного мира, предания и элементы которого впитаны греческой культурой, внесены в гомеровское творение, корнями уходящее в глубину малазийского территориального района.
Н.Я. Марр в 1924 г. был в г. Махачкале, участвовал в работе учредительного съезда горской краеведческой ассоциации и выступил с докладом «Основные достижения яфетической теории».
Весьма ценны суждения академика Н.Я. Марра об Албании и албанском языке. Он считал аварцев прямыми потомками албан: «Аварцы – албаны: к этому положению можно подойти особо, не одним лингвистическим путем».
Н.Я. Марр с поражающей его современников энергией разрабатывает комплексные вопросы изучения различных сторон материальной и духовной жизни народов Кавказа. Он организовывает многочисленные лингвистические и эпиграфические экспедиции с обязательным заданием составлять этнографические отчеты. Из среды учеников Н.Я. Марра этого периода вышли такие видные ученые, как И.А. Джавахишвили, И.И. Мещанинов, И.А. Орбели, И.А. Кипашидзе, А.Г. Шанидзе, Тер-Аветисян и др.
С первых дней Великой Октябрьской социалистической революции Н.Я. Марр безоговорочно стал на ее сторону. Он активно включается в дело реорганизации гуманитарных учреждений Петрограда, читает многочисленные лекции как в центре, так и на периферии.
В 1918 г. при непосредственном участии Н.Я. Марра в рамках Академии наук создается Комиссия по изучению племенного состава России, которая «на первых порах своей деятельности поставила определенную задачу – составление этнографической карты России с объяснительными записками». Н.Я. Марр написал для комиссии три работы, представляющие собой собственно историко-этнографические исследования. В этот период он пишет ряд работ по исторической географии, топонимике, этнонимике и т.п. Именно Николай Яковлевич одним из первых доказал то непреложное значение ономастики, какое она имеет в изучении исторического прошлого народа.
18 апреля 1919 г. Совет народных комиссаров за подписью В.И. Ленина утвердил проект преобразования бывшей археологической комиссии в Государственную академию материальной культуры. Первым председателем ГАИМК был избран Н.Я. Марр.
На окраинах бывшей царской России раскрепощенные народы в лице своей интеллигенции новой формации развернули историко-этнографические исследования в масштабах до того немыслимых. Коренные изменения претерпело краеведение с его новыми задачами и целями, оно приняло массовый характер, стало крупной общественной силой, расширявшей национальный кругозор. И Марр активно включается в дело организации краеведения.
В решении столь обширных и сложных проблем живому этнографическому материалу Н.Я. Марр отводил важное место. Он писал, что этнография никогда не перестанет давать исследователю тех сведений, которые остались за пределами других гуманитарных наук.
Академик призывал разрушить стены, воздвигнутые между Востоком и Западом, «точно от западного культурного мира Восток в своем зарождении и развитии отделен непроницаемыми стенами».
До 1917 г. он энергично продвигает организацию Кавказского историко-археологического института. Вопрос о научном центре на Кавказе Николай Яковлевич ставил неоднократно. Еще в 1906 г. он составил проект организации Грузинской академии наук. Но все проекты разбивались о сопротивление правительства, боявшегося, что подобный научный центр окажется проводником антиправительственных идей.
Наследие Н.Я. Марра принято расчленять на филологическое, лингвистическое и археологическое. Но глубочайшая сущность этого ученого состояла в том, что он не был, строго говоря, ни филологом, ни лингвистом, ни археологом, а был, прежде всего, историком культуры в самом полном и широком значении слова. В этом были его сила и превосходство.
Н.Я. Марр правильно подчеркивал перспективность для языкознания разработки таких проблем, как язык и общество, язык и мышление. В его работах содержится много положений, в дальнейшем успешно развивавшихся языковедами (особенно касающихся языковой типологии). Ученый сыграл в истории советской и российской науки большую роль как организатор и воспитатель нескольких поколений востоковедов и лингвистов, многое сделал для изучения языков народов СССР и создания письменностей для бесписьменных языков. Был награжден орденом Ленина.
Он заложил перспективы в области изучения духовной и материальной культуры, сравнительной лексики, общей филологии, археологии, истории и этнографии многих народов Кавказа.
Имя, труды Николая Яковлевича Марра получили широкую известность не только на Кавказе, в России, но и во многих странах мира.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив