Народы Дагестана
Архив номеров » № 4, 2014 от 14 Января 2015 г » Личности » Образ великого дагестанского чиновника

Образ великого дагестанского чиновника

 Таких больше нет в республике
Гарун Курбанов был источником политических и метаполитических идей, реализация которых до сих пор ждет своего часа. Он первым на Северном Кавказе основал цифровое радио-телевещание, воспитал десятки талантливых журналистов, репортеров, ведущих авторских передач, служащих государственной гражданской службы. Всей своей жизнью являл пример беззаветного служения Родине, внес большой вклад в укрепление социокультурного единства Дагестана с Россией, проецировал на умы и сердца людей лучшие образцы отечественной и зарубежной философии, а также поощрял прогрессивные проекции других авторов.
Я не встретил в Дагестане после Гаруна Курбанова ни одного чиновника, мыслящего категориями чистой философии. И хотя во главе республики сейчас стоит философ, Рамазан Абдулатипов, но странное дело, среди чиновников нет ни одного занимающегося философскими проекциями. Более того! К кому бы из должностных лиц республиканских органов власти ни подойди с предложением использовать философию для реализации идей Главы Дагестана (философское развитие республики, повышение уровня сознания, государственный подход к исполнению должностных обязанностей и др.), я неизменно натыкаюсь на полное непонимание и, соответственно, неприятие...
«Философия, беря свое начало с рассуждений о добре и зле, – неустанно повторял Гарун Курбанов, – обобщает самые сложные явления мира и мыслящего в нем духа. А уже потом результаты философских обобщений создают на поле общественного сознания условия для социального и экономического роста, формируют государственные устои как единственно возможные источники цивилизации, вне которых нет и быть не может никакой справедливости».
На самом деле, обозревая хронологически факты мировой истории, нетрудно заметить, что страны, игнорировавшие академические формы философии, закономерно остались в разряде третьих стран. Гарун Магомедович, будучи доктором философских наук и одним из самых высококвалифицированных специалистов по религиоведению на Северном Кавказе, показывал, где и как именно сконцентрированы детерминанты (причинно-следственные связи) деструктивных сил и наиболее эффективные методы борьбы с ними.
«Всякие социальные движения, – говорил он на своих рабочих семинарах, – прогрессивные и регрессивные, гнездятся в сознании. Сознание следует понимать в асимметрической дихотомии – как индивидуальное и коллективное, мистическое и научное, рациональное и иррациональное. Само же сознание, как свойство головного мозга отражать действительность, на этапе формирования личности зависит от естественных форм дидактики (обыденной жизни, традиций народа, семейного и школьного воспитания). А потом, когда личность уже сформирована, сознание человека приобретает качественные характеристики в зависимости от общественно-политических доминантов, от того, какой пример подают первые лица республики и страны...».
Поясняя знаменитое высказывание Маркса: «Бытие определяет сознание», Гарун Магомедович говорил, что это базовое обобщение, которое для своей результативности требует более дистинктивной (тонко-различительной) работы.
В качестве примера Г. Курбанов обращал внимание на то, какое значение придают следователи мотивам подозреваемых в преступлении и показаниям свидетелей. Выявление мотивации фигурантов какого-либо дела есть продукт дистинкции, оно необходимо для максимально верной оценки личности, распознавания его глубоко скрытых интенций. В условиях Дагестана, когда не раскрывались многие резонансные убийства, а корпуса чиновников и депутатов не пользовались доверием народа, говорить о сознании, как об источнике добра и зла, очень сложно. А не говоря о сознании и, соответственно, не принимая долженствующих решений, очистить общество от эгоцентристов во власти невозможно.
Отсюда Г. Курбанов выводил: «Сознание есть Альфа и Омега всякой цивилизованной жизни. Но беда в том, что внешние формы цивилизации очень часто расходятся со своим внутренним содержанием. Свойства мифических оборотней парадоксально обнаруживаются в современной реальности. Многие чиновники, депутаты, сотрудники правоохранительных органов и даже судьи оказываются не теми людьми, за которых они выдают себя».
Это говорил Гарун Магомедович, когда сталкивался с непониманием коллег в Правительстве, Администрации Президента и Правительства Дагестана, которое закономерно перерастало в противодействие его политико-философским инициативам. Он не переставал удивляться тому, что все говорят о нерадивости чиновников и депутатов, о том, что пора положить конец коррупции, взяткам и откатам, но когда дело доходит до институализации вопросов сознания, как методических средств, ограничивающих злоумышленников во власти нарушать закон, все ограничивались формализмом, пустыми заявлениями.
Тем не менее Г. Курбанов вел бесстрашную борьбу с врагами Отечества на всех своих постах. А с 2008 года, когда он стал министром по национальной политике, информации и внешним связям РД, интеллектуальная общественность республики стала ассоциировать его с символом светской жизни и подлинно государственной мудростью. Но, видимо, року было угодно другое. Великий чиновник, являвший собой пример беззаветного служения Родине, не успел реализовать ряд эвристических идей, группа негодяев-киллеров на глазах у многих прохожих открыла шквальный огонь из автоматов и пистолетов. И трусливо скрылась с места преступления!
Как же много их должно быть! Обозленных деятельностью самого образцового чиновника Дагестана! Иначе не объяснить тот цинизм, с которым было совершено это злодеяние. Если верить руководству Следственного комитета России, исполнителями оказались боевики из группировки Гаджидадаева, уничтоженного в пригороде Махачкалы 21 марта 2013 года вместе с группой боевиков. А заказчик не выявлен до сих пор. И кто бы он ни был, пусть не тешит себя надеждой, этому преступлению нет срока давности.

Гарун Курбанов как источник политико-философских идей
В 2008 году, будучи министром по национальной политике, информации и внешним связям РД, Гарун Курбанов предложил мне контракт о сотрудничестве и дал поручение поработать над идеей «Федеральное сознание».
Мотивируя актуальность данного направления политико-философской работы, он говорил, что во всем профиците отечественной гуманитарной науки нет такого словосочетания, как «федеральное сознание». Парадокс в том, что государственное устройство у нас федеративное, а сознание – нет, оно отдано на откуп симулякрам, читай анархиствующим интеллектуалам типа постмодернистов, фейерабендистов, прагматистов, которым сам бог велел разрушать все соборное, объединяющее людей в единую институализированную силу государства.
Когда я познакомился с проблемой и доложил о тенденциях в крупнейших городах страны, начиная с Москвы и Санкт-Петербурга, где все больше возрастают настроения, утверждающие смену госустройства России с федеративного на унитарное, Гарун Магомедович еще больше утвердился во мнении о необходимости работать над идеей федерального сознания.
Но возникла новая проблема, мы столкнулись с новыми тенденциями в политической науке, а именно: с линейными и нелинейными формами сознания. В зависимости от того, что предпочесть в качестве методологической основы (линейные или нелинейные дискурсы сознания), будет формироваться и парадигма федерального сознания…
«Нелинейные и релятивистские методы работы хороши в физике, технических науках, информатике, – пояснял мне Г. Курбанов. – Что же касается вопросов сознания, то они должны быть столь же инвариантны, как основные вопросы юридической науки. На самом деле, такие преступления, как убийство, кража, разбой, изнасилования, похищения людей, мошенничество, фальсификации, государственная измена и ряд других преступлений, никогда не могут быть переведены в разряд нелинейных актов права, т.е. изъяты из уголовного законодательства. Но вот после крушения СССР из Уголовного кодекса нашей страны исчезли статьи, предусматривающие наказания за спекуляцию, критику научного коммунизма и нек. др., несущественные виды преступлений. А основные виды преступлений, имеющих под собой природу естественного права, как были преступлениями с доисторических времен, так и остались по сей день преступлениями. Следовательно, не меняются и основные конструкты, в совокупности которых формируется полноценное индивидуальное и общественное сознание...».
Г. Курбанов был убежден в том, что задача по формированию национальной идеи России не будет решена до тех пор, пока не будет институализирована идея федерального сознания...
Я долго работал над ней, написал около тысячи страниц теоретических текстов, опубликовал десятки статей на различных сайтах, но завершить поручение своего бывшего начальника Гаруна Курбанова пока еще не удалось. Ни одна из существующих в академической науке методологий не позволяет теоретическими методами доказать бесспорное преимущество федерального сознания над всеми другими формами сознания, полифурцирующими в Российской Федерации.
И вот тогда мне пришла в голову мысль о том, что в основе формально-логической науки недостает 5-го закона – Принципа включенного третьего, наряду с 3-мя аристотелевскими: «тождество», «непротиворечие», «исключенный третий» и 1-го лейбницевского: «достаточное основание». Вслед за этим появилась еще мысль об обобщенном принципе государственного долженствования, который и стал методологической основой для гаруновской идеи – федеральное сознание.
Согласно идее федерального сознания, федеративное государство, объявившее в стране идеологическое разнообразие с запретом на доминирование какой-либо одной идеологии, должно опираться на обобщенный принцип государственного долженствования, что возможно лишь при условии институализации в общественно-полити-ческих дискурсах страны лучших образцов научно-академической философии.
Такой результат работы Гарун Магомедович, буквально за несколько дней до своей гибели, охарактеризовал как «решение задачи конституционной антиномии» и сказал буквально следующее: «Положение Конституции России, запрещающее доминирование одной идеологии, не нарушается, а лазейки для эпистемологических анархистов и постмодерниствующих политиков закрываются. Следовательно, 5-я колонна, орудующая в стране под видом правозащитников, политологов, публицистов, не говоря уже о тех, кто проник в госслужбу и Госдуму, не сможет безнаказанно разрушать скрепы нашего государства. А это уже залог успеха, только вот как реализовать эту идею? Долгосрочные перспективы никого из руководителей республики не интересуют...»
Я спросил его тогда (2011 г.): «А не обратиться ли нам, минуя дагестанское руководство, в Федеральное Правительство? К Владимиру Путину?»
«Сначала я уйду со службы, а там подумаем еще раз, – ответил он. – Убежден, что в кругах московских философов и политологов мы найдем поддержку. Тогда и до Федерального Правительства можно будет достучаться...»
Но, увы, этому не суждено было сбыться.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 2

Брат и друг семьи Г.Курбанова и И.Исмаилова в с.Кунки

Категория фото: Личности »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив