Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2014 от 16 Февраля 2015 г » История » Две жизни Джозефа Байерли

Две жизни Джозефа Байерли

...Выйдя из сарая, Джозеф увидел русских солдат и американские танки Sherman с красными звездами. Один из красноармейцев заметил его и поднял автомат, а Джозеф – руки, сжимая в ладони промокшую пачку Lucky Strike. Он сказал два единственных слова, которые знал по-русски: «Американский товарищ». С командиром танкового батальона – женщиной в майорских погонах – американцу, бежавшему из немецкого плена, пришлось объясняться через офицера, немного говорившего по-английски. Майор угостила Джозефа водкой и солдатской кашей и сообщила, что его эвакуируют в тыл и через Одессу отправят обратно в Штаты. Но Байерли поставил стакан на стол и сказал: «Я не освобожденный из плена. Я бежавший из плена. Я бежал, чтобы выйти к вам и бить с вами гитлеровцев. Мы союзники, да? 
Значит, должны вместе воевать».
Джозеф Байерли – отец американского посла в России Джона Байерли, но еще – единственный американец, воевавший в Красной Армии. Пускай его «советская» служба длилась всего около месяца – этот человек стал символом единства двух стран в борьбе с общим страшным врагом – Гитлером и фашизмом. Как нельзя яснее понимаешь это на выставке «Герой двух наций», посвященной Джозефу Байерли, которая сейчас проходит в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Имя и подвиг американского сержанта, бившего врагов из советского танка, хорошо известны президенту США Бараку Обаме. В интервью «Вестям недели» на телеканале «Россия 1» он именно так проиллюстрировал советско-американское сотрудничество в связи с празднованием 65-летия Победы: «Вот возьмем нашего посла в Москве Джона Байерли. История его отца вообще поразительна. Американский солдат, он попал в немецкий плен, бежал и влился в ряды Советской армии. Это, я думаю, символ того, как наши совместные усилия, союзников, позволили подавить фашизм».
Нельзя сказать, что именно история отца оказала решающее влияние на Джона Байерли, образование и дипломатическая служба которого сфокусировались на России. Вообще-то Джозеф немного рассказывал сыну о своем военном прошлом и героем себя совсем не считал. Многие удивительные эпизоды из жизни отца Байерли младший впервые услышал в 25 лет, в феврале 1979 года во время беседы отца с корреспондентом журнала «Огонек» Юрием Захаровичем в гостинице «Метрополь». Тогда Джон работал на американской выставке в Москве и впервые узнал, что отец, который прилетел навестить его, уже останавливался в «Метрополе» 34 года назад. По словам Джона, подобно многим другим ветеранам, его отец «считал немыслимым посвящать детей – да и взрослых тоже – в пережитые им ужасы». Дети – он, его сестра Джули и брат Джо – «имели лишь самое общее представление о военной биографии отца. Знали лишь, что был парашютистом, попал в плен и каким-то образом русские его освободили».
Окончив среднюю школу через шесть месяцев после японского нападения на Перл- Харбор, то есть в июне 1942 года, Джо, простой американский парень из города Маскигона не пошел в университет, а вместе с друзьями вступил в ряды американской армии. Байерли направили в 506-й парашютно-пехотный полк 101-й десантной дивизии «Кричащие орланы», которая специализировалась на радиосвязи и подрывных работах и в то время располагалась близ английского города Рамсбери в преддверии открытия Второго фронта. После девятимесячной военной подготовки став техником-сержантом четвертого класса, в апреле 1944 года Джозеф участвовал в двух военных операциях по доставке золота французскому Сопротивлению.
За ночь до высадки союзников, 5 июня 1944 года, в Нормандии десантировались 13400 американских и 7000 британских парашютистов, среди них – Джозеф Байерли. Спрыгнув всего на несколько секунд раньше остальных, он понял, что отделен от них несколькими километрами. Как он узнает много лет спустя, его товарищи выполнили порученное задание – захватили два моста, после чего удерживали их больше двух суток. А между тем Джозеф почти 20 часов пытался воссоединиться с сослуживцами. В первый раз наткнувшись на немцев, он забросал их гранатами, а во второй, перемахнув через живую изгородь, увидел прямо перед собой шесть «шмайсеров» и пулемет... Немецкая огневая позиция, от которой Байерли никак не мог спасти его автомат Thompson.
Однако Джозеф не пал духом и бежал в тот же день, после артобстрела, несмотря на полученное в ходе него ранение. Так начинается лагерная одиссея Байерли – семь немецких лагерей. Но для американского командования Джозеф бесследно исчез – и его сочли погибшим. 8 сентября родителям пришла похоронка. Однако уже 23 октября выяснилось, что сержант находится в немецком плену. Байерли вспоминал: «К американцам немцы относились совсем не так, как к русским пленникам, – с теми они обращались просто бесчеловечно. А нас кормили, не заставляли работать, разрешали играть в футбол, получать посылки через Красный Крест. У нас даже радио было. Мы, как могли, помогали русским – передавали тайком еду, сигареты».
Затем было несколько попыток бегства, последняя – успешная. Две недели шел на восток, на звук артиллерийской стрельбы. И дошел. После того как Байерли попросился в танковый батальон Второго Белорусского фронта, комиссар заявил, что американскому военнопленному нечего делать в Красной Армии. К тому же документов у Джозефа не было, и то, что он американский военнопленный, доказывали лишь потрепанные сигареты и обноски формы десантника. Но когда он настроил рации на полученных по ленд-лизу американских танках, да еще к тому же выяснилось, что он отличный подрывник и пулеметчик, майор переубедила комиссара. Впоследствии Байерли очень жалел, что не запомнил имя этой женщины. По словам его сына, с 1979 по 2004 год отец пять раз приезжал в Россию, надеясь найти русских сослуживцев. В 1992 году ветерану битвы на Курской дуге и его внуку Байерли подарил конфеты, бейсболку и сувенирные значки своего полка. Внезапно, перед отъездом Джозефа, мальчик передал ему пакет: «Это вам подарок от дедушки». Внутри Байерли обнаружил медаль «За отвагу» и орден Красного Знамени! В свой последний приезд в Россию, совсем незадолго до смерти, в 2004-м году Джон заметил, что на парад Победы на Красной площади отец надел эти награды вместе с памятными российскими медалями и знаками отличия, полученными от российского правительства. С ними он и запечатлен на одной из самых известных своих фотографий.
В бой отправились уже через несколько часов после того, как Байерли стал членом экипажа танка Sherman и был обучен обращению с врученным ему советским автоматом ППШ. А через два дня он вместе с новыми товарищами освобождал из того самого лагеря в Альт-Древице, откуда только что бежал, своих соотечественников: там находились две тысячи американцев. Через Одессу их отправили домой, и Джозеф вновь отказался ехать: настаивал на том, что хочет дойти вместе с советскими солдатами до Берлина.
Повоевать вместе с союзниками удалось около месяца: пикирующий бомбардировщик угодил в его Sherman фугаской, тяжело ранив Джозефа. Он и предположить не мог, что в санбат его придет проведать маршал Жуков. Доставленный военачальник заинтересовался историей необычного красноармейца. Джозеф попросил его помочь добраться до американского посольства и получил бумагу, которая, как он рассказывал впоследствии, «открывала любой КП, сажала в любой грузовик, шедший на фронт или с фронта».
Добравшись до Варшавы пешком, на попутках, на поездах и найдя там вместо американского посольства сплошные руины, он доехал в санитарном поезде до Москвы. Вернувшись 21 апреля 1945 года в родной Маскигон – через Одессу, Турцию, Египет, Италию, он сказал: «Вы даже не можете себе представить, как хорошо быть дома!» Вскоре он женился. Венчал его тот же священник, который два года назад служил по нему заупокойную мессу.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 1

Джозеф Байерли с сыном после парада на Красной площади, 2004 г.

Категория фото: История »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив