Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2014 от 16 Февраля 2015 г » Политика » Беседа за круглым столом "О профилактике политического экстремизма и терроризма"

Беседа за круглым столом "О профилактике политического экстремизма и терроризма"

 В Дагестанском государственном университете уже многие годы на всех факультетах изучается 24-часовой спецкурс по религиозно-политическому экстремизму и терроризму. В июне 2014 г. мы провели по этой теме «круглый стол». За «круглым столом» обсуждали проблему борьбы с религиозным экстремизмом студенты 1 курса филологического факультета Даггосуниверситета. В роли ведущих выступали профессор кафедры философии и социологии С.Ш. Муслимов, доцент той же кафедры М.Г. Курбанов и главный редактор журнала «Народы Дагестана», кандидат философских наук Магомед Курбанов.

1. Профессор С.Ш. Муслимов в своем вступительном слове отметил, что «круглый стол» посвящается профилактике религиозно-политического экстремизма и терроризма.
Под профилактикой религиозно-политического экстремизма и терроризма в широком смысле понимается вся идеологическая, воспитательная и практическая работа по преодолению этого социально-опасного явления из нашей жизни, формированию в сознании отрицательного образа экстремиста и положительного образа борца с экстремизмом и терроризмом. Мы с вами изучили спецкурс по проблеме религиозно-политического экстремизма и терроризма, а сегодня хотим обсудить проблему формирования, прежде всего у молодежи, толерантного отношения к людям других убеждений, верований, ценностных ориентаций.
Ситуация, к сожалению, такова, что количество подверженных влиянию религиозно-политического экстремизма и терроризма в нашей стране и мире не уменьшается, а увеличивается. По некоторым оценкам, в 2013 году в России было уже около 700 тысяч ваххабитов.
Все присутствующие могут высказать свое мнение, позицию, предложения по вопросу профилактики религиозно-политического экстремизма и терроризма.

Полемика
2. Муса Гасангусейнович Курбанов, вам слово.
«В современном мире, – говорит Муса Гасангусейнович, – значительно обострились многие проблемы, мешающие спокойной жизни людей. Национализм, фанатизм, экстремизм, терроризм, расизм и другие тревожные проявления остро проявляются в молодежной среде. Особую тревогу вызывает проблема экстремизма. Отрыв молодого человека от истории и культуры своего народа, от родной земли делает его легкой добычей для религиозных фанатиков и проходимцев, предлагающих мнимую защиту и поддержку.
Нам надо вместе подумать о том, как сделать свою жизнь и жизнь близких нам людей спокойной и безопасной. В современном обществе почти вся молодежь активно вовлечена в информационное взаимодействие, в котором заметно усиливается потенциал агрессии и насилия.
Возникающие в обществе конфликты свидетельствуют о том, что традиционные способы умиротворения уже недостаточны, современное общество давно и остро нуждается в особых механизмах интенсивной социальной профилактики. Поэтому дальнейшее развитие гуманного, цивилизованного, гражданского общества невозможно без совершенствования толерантности человека.
Негативный вклад в развитие предпосылок экстремизма среди молодежи оказывает так называемая «жестокая массовая культура», которая через СМИ, в том числе кинофильмы, Интернет, пропагандирует среди молодежи элементы жестокости и насилия. Часть молодежи, морально, духовно и умственно «искалеченная» массовой культурой, вырастает злой, бездуховной и жестокой; готовой к насилию, что требует от нас особых мер реагирования. Сегодня мы вместе должны подумать о том, как сделать нашу жизнь лучше и краше».
3. – Теперь мы предоставим слово студентам. Пожалуйста, Майсарат, вам слово, – говорит ведущий.
«Салафиты, – отмечает Майсарат, – не признают святых и учителей, так как считают, что их почитание нарушает принцип единобожия в исламе. Для них это является нововведением. Но так ли это? Конечно, нет. Я не согласна с такой позицией. Этим они разрушают традиционную культуру исламского народа. Считаю, что не стоит воевать с идеологией суфистского течения, которая отличается от салафитского только тем, что призывает сотрудничать в творении добра и благочестия и не сотрудничать в грехах и несправедливости.
Тут мне вспомнились слова шейха Саида-афанди Чиркейского о том, что «ваххабиты – это заблудшие люди, вводящие в заблуждение других». Действительно, какую изощренность проявляют они, чтобы разъединить верующих!
Мы не раз являлись свидетелями того, как совсем молодые люди, легко поддающиеся психологии ваххабитов, становятся жертвами их злых козней. Например, 17-летний юноша из сел. Зубутли-Миатли, похищенный ваххабитами, через несколько месяцев был найден на берегу канала убитым и изуродованным. Совсем молодые жены и девушки по своей воле и неволе становятся террористками-смертницами. Помню, как в прошлом году одна смертница села в маршрутку, которая ехала через Дылым в мое село, и привела в действие взрывчатку. К счастью, погибших не было, но пострадавших было много. Но сколько было таких терактов по всей России! И каждый теракт уносил десятки невинных жизней... Теракт в московском метро, в Волгограде, Владикавказе, Махачкале, Каспийске...
Нельзя не вспомнить и о покушениях террористов и смертниц, совершенных на Саида-афанди 31 августа 2012 года, имама Буйнакской мечети, муфтия ДУМД Абубакарова, муфтия РД Ахмеда Тагаева и на многих других видных исламских, общественных деятелей. Это были люди справедливые, морально одухотворенные, с чистой совестью, выступавшие против ваххабитского движения».
4. «К политическому экстремизму я также отношусь негативно, – говорит студентка У.К. Кадиева, – так как экстремизм – это насилие, жестокость, убийство. Основная цель религиозного экстремизма – признание своей религии ведущей и подавление других религиозных конфессий через их принуждение к своей системе религиозной веры. Наиболее ярые экстремисты ставят своей задачей создание отдельного государства, правовые нормы которого будут заменены нормами общей для всего населения религии. Религиозный экстремизм часто смыкается с религиозным фундаментализмом, суть которого заключается в стремлении воссоздать фундаментальные основы «своей» цивилизации.
Порою кажется, что экстремизм вечен. Почти каждый день по телевидению показывают, как где-то в горах Дагестана или же в столице республики прогремел взрыв, совершено нападение, кого-то убили, кто-то ранен. Люди боятся приезжать в нашу республику. В какой-то степени я считаю, что Дагестан такая же «горячая точка», как Сирия, Афганистан, Ливия и т.д. А все из-за чего? Естественно, из-за экстремизма! И с этой глобальной проблемой нужно бороться!»
5. «Наверное, понять ваххабитов я никогда не смогу, – говорит студентка Б. Абакарова. – Всегда задаюсь вопросом: к чему стремятся такие люди? Они хотят захватить власть или они хотят, чтобы во всем мире существовала лишь одна религия, одна вера, один Бог? Во всяком случае, осуществлять задуманное надо более разумно, более человечно. По моему мнению, нельзя принуждать к религии, к религии надо уметь правильно призывать. Человек сам должен понимать, чего он хочет: хочет посвятить жизнь этому миру или желает отдать свое время служению Богу. Если человека принуждают к чему-либо, разве сможет он сделать это от сердца и с чистой душой? Скорее всего, нет. Так же и в религии: если в сердце у человека нет веры в то, что он совершает, это станет для него бессмысленным и бесполезным.
Еще мне интересен и такой вопрос: с чего же ваххабиты взяли, что они являются восстановителями религии в первозданной форме? Почему они враждуют со всеми людьми и хотят вести святую войну – джихад? Для меня слово джихад ассоциирует с другим значением – самосовершенствование. Называть других вероотступниками, а себя – чистыми разве свойственно исламу?
Если человек признает только свое мнение и считает себя правым, более того, если он точно знает, что он прав, то он должен другого человека призвать к своему мнению мирно, человечно и мудро, а не так, чтобы в глазах другого он стал недоброжелателем или врагом. Нужно уметь либо прислушиваться друг к другу, либо приходить к какому-то согласию без какого-либо вреда. Если люди будут просто учитывать позиции других, в нашем мире восстановится взаимопонимание».
6. Студентка М. Хабибова отметила, что она знает много семей, где сыновья стали экстремистами. «По соседству с нами жила замечательная, всеми уважаемая семья. В их семье было пятеро человек: родители, старший сын и двое маленьких сестер. Их сын вырос, его отправили учиться. Когда после 4-х лет учебы он вернулся домой, то родители его не узнали: он изменился не только внешне, но и внутренне. Он полностью пересмотрел взгляды на ислам и встал на неверный путь, даже хотел переубедить родителей в том, что это они неверные.
Что случилось с их сыном, я не знаю, но знаю, что отец сказал ему: «Ты мне больше не сын». В большинстве случаев такие истории заканчиваются далеко не счастливым концом.
Отвечая на вопрос: «Что бы я сделала, если бы мой брат встал на путь экстремизма?», могу сказать, что в первую очередь я бы поставила в известность родителей. Нужно следить за поведением своего сына, за его окружением. Контролировать его в религиозном отношении: в какую мечеть он ходит, где обучается Корану, как он совершает намаз. А самое главное – вести беседы, объяснять и доводить до человека, брата, знакомого, что является правильным, что хорошо, а что плохо. Так мы будем уверены, что наши близкие не встанут на путь экстремизма».
7. «Я знаю людей, перешедших на сторону ваххабитов, – заявила Х. Нурмагомедова. – Самое страшное из совершенных ими за последнее время преступлений – взрыв на волгоградской железной дороге, совершенный другом и однокурсником моего брата Аскером Самедовым. Его знала вся наша семья. Этот 23-летний парень, который жил с тетей в Буйнакске и учился в Даггосмедакадемии, совершил преступление 29 декабря 2013 года в Волгограде со своим напарником Сулейманом. Позже стало известно, что он входил в буйнакскую террористическую группировку. Грамотный, умный парень из приличной семьи и такой оборотень оказался!
Радикальный ислам навевает какие-то дурные мысли об убийствах других людей. Надо что-то делать в этом плане, надо внушать детям с детства, что убивать – это страшно и чудовищно. В наших школах и вузах тоже можно просвещать детей и подростков по поводу религии. Рассказывать о ее сути.
Так почему молодые люди становятся на путь экстремистов? В первую очередь, мне кажется, потому что так можно заработать много денег. И еще: когда образовывается духовная пус-тота, то ее нужно чем-нибудь заполнить. Вот они и заполняют этот вакуум, чем попало.
Так что же делать, если родственник все-таки ступил на экстремистский путь? Я своим знакомым задавала этот вопрос. Одни говорили, что надо попытаться изменить его мировоззрение, другие говорили, что надо сдать в правоохранительные органы, ведь родственников ваххабитов тоже уже сажают, и это для их же блага.
А мое же мнение таково: поначалу надо попытаться с ним поговорить, узнать, насколько он втянут в их идеологию, и, исходя из этого, делать выводы».
8. «Очень жаль, конечно, этих молодых людей, – начала свое выступление Н. Саидова, – но еще больнее за их родителей. Я знаю это не понаслышке. Один совсем еще молодой парень покинул свой родной дом и больше не вернулся. Его мать узнать было невозможно. Казалось, что только в сказках мать может поседеть и постареть за один день и за одну ночь! К сожалению, нет. То, что произошло с ней, представить было невозможно. Сколько проблем доставил он своей семье, своим близким! Он оставил своих детей без отца, жену – без мужа и мать, для которой он был опорой, оставил без сына. А в чем виноват брат, которого посадили в тюрьму за то, что он является братом террориста? Разве это жизнь, когда в любой момент в твой дом могут ворваться и провести обыск? А это с ними было почти каждый день. Вот так один человек разрушил жизни своих близких. В чем они провинились? Они не знали ничего о нем после того, как он ушел из дома, тогда как правоохранительные органы пытались доказать, что он вступал с близкими в контакт, и из-за этого им не давали покоя.
«Почему дети поступают так с родителями?» – вопрос извечный. Почему нужно думать только о себе, тогда как твои родные и близкие старались сделать для тебя все, чтобы ты чувствовал себя счастливым!»
9. «Основная проблема настоящего времени, как мне кажется, – считает А. Эфендиева, – отсутствие государственной идеологии, без которой никакое государство не может быть прочным. И именно идеологический вакуум порождает такие чудовищные явления, как религиозно-политический экстремизм.
Молодежь сегодня легко подпадает под влияние зарубежных миссионеров.
Молодым дагестанцам миссионеры внушают, что они должны жить не так, как их предки и отцы, исповедующие традиционный ислам, они должны создать исламское государство, а все, кто им будет мешать это делать, являются врагами и подлежат уничтожению.
Поэтому сегодня молодежь, попавшая под влияние ваххабитской идеологии, уходит в леса, совершает вооруженные вылазки, подрывает поезда и машины. Террористы пытаются запугать общество, навязать свою идеологию, чуждую дагестанцам.
Исходя из изложенного, считаю, что в первую очередь необходимо:
а) в дошкольных и средних образовательных учреждениях объяснять детям основы ислама, рассказывать историю Дагестана, в том числе о героях-дагестанцах, проявивших себя в годы революции и Великой Отечественной войны;
б) молодежи необходимо получить хорошее образование или рабочую специальность, быть востребованными и чувствовать себя составной частью общества;
в) со стороны государства – это создание соответствующих условий для получения молодежью хорошего образования и необходимого количества рабочих мест, чтобы молодежь не «уходила в экстремизм», а жила и работала во благо народа».
11. «Экстремисты, – считает М. Сулейманова, – скрывают свои цели под религиозными лозунгами. Они неверно излагают аяты Корана, заповеди, искажают их суть. Ислам не имеет ничего общего с экстремизмом. Наоборот, ислам против жестокости, ненависти, насилия. Ислам рассматривает террористические акты как тяжкие преступления против человечества.
Истинный мусульманин не приемлет террор.
Ислам служит спасению и благополучию человека и общества.
Экстремизм же ведет к разрушению общества, единства, веры в правильное, чистое.
Мне кажется, что молодых людей экстремисты приманивают материальной помощью.
Я считаю, что нужно слушать свой разум, свое сердце. И идти по правильному пути. А главное – это просвещение. Ведь каждый мусульманин должен получить хотя бы элементарные знания об исламе, основы ислама. Государство должно со всей строгостью пресекать экстремизм. Никаких уступок нельзя делать тем, кто не собирается становиться на правильный, законный путь, не собирается отказываться от идей экстремизма.
И если государство должно устранять социально-экономические и политические причины, способствующие возникновению религиозного экстремизма, и пресекать противозаконную деятельность экстремистов, то общество должно противопоставить экстремистским идеям и призывам свои гуманистические идеи толерантности, гражданского мира и межнационального согласия.
Думаю, большая часть людей попадает в экстремистские группировки из-за каких-либо ситуаций в семье, нехватки денег, недопонимания в обществе, в семье. Многих детей, например, бросают в детдомах, у других отец пьяница и постоянные ссоры в семье, у третьих родители разводятся, а у четвертых скандалы, ругань и побои. И я считаю, что это первые шаги к экстремизму. Если в семье ребенок счастлив, его любят, в семье теплые отношения, взаимопонимание, то дети из таких семей не будут стремиться к противозаконным действиям. Это тоже профилактика религиозного экстремизма.
Также хотелось бы предложить, чтобы каждый из нас, узнав, что человек (ваш друг, одноклассник или знакомый) склоняется к экстремизму, то следует немедленно сообщить об этом его родителям и вообще постараться самому воздействовать на него, направить на истинный путь».
12. С заключительным словом выступил Магомед Рамазанович Курбанов.
«Сегодня Россия, в том числе Дагестан, переживает нелегкое время. С подачи определенных внешних сил Россия испытывает на себе последствия экстремизма и терроризма. В Дагестане проживают представители разных этносов и конфессий. В России, на Северном Кавказе и в Дагестане с конца 1980-х годов впервые появились представители религиозно-политического экстремизма в исламе. В результате демократизации общественной жизни началось паломничество россиян в Мекку и Медину, расширились контакты с внешним мусульманским миром. При финансовой поддержке со стороны различных радикальных исламских центров ряда стран Ближнего и Среднего Востока чуждый для россиян религиозно-политический экстремизм получил широкое распространение в нашей стране. Экстремистские общины за эти годы сумели обосноваться во многих районах России, в том числе Дагестана. Но их мы не называем исламскими. Ислам, как и все религии, исповедует ценности мира и добра. Экстремисты свои действия направляют и против ислама. Экстремисты распространяли религиозную литературу античеловеческого толка, вербовали в свои ряды молодежь, выступающую против современной культуры и мировых религий, создали сеть учебных заведений, вели среди населения активную пропагандистскую работу. Экстремисты оказывали морально-психологическое и физическое воздействие на представителей суфийского тариката, на верующих и неверующих, которые не разделяли их взгляды, на представителей органов власти и управления. Постепенно экстремистски настроенные группировки и организации стали открыто претендовать на высшую политическую власть в республиках Северного Кавказа. Борьба за власть велась ими под лозунгами утверждения основ «чистого ислама», насильственного внедрения исламских принципов и идеалов в общественную жизнь республик, под лозунгами построения на Кавказе «Кавказского халифата».
Наряду с идеологической обработкой населения в духе ненависти ко всему немусульманскому, нетерпимости к неразделяющим их экстремистские взгляды, религиозно-политические экстремисты вели активную диверсионную и террористическую подготовку своих приверженцев. Наиболее наглядно это проявилось в событиях лета-осени 1999 года в Дагестане. Военное поражение их в 1999 г. привело к спаду деятельности религиозно-политического экстремизма в Дагестане. Эксперимент радикальных исламистов с созданием исламского государства на территории Дагестана и Чечни провалился. Но они перешли от практики открытого противостояния к тактике совершения террористических акций против представителей государственных органов, мирного населения с целью подрыва общественной безопасности и стабильности северокавказского общества.
Борьба с экстремизмом крайне сложна. Поэтому необходимо для борьбы с ним объединение усилий ведущих государств мира. Следует пресекать деятельность обществ, партий, группировок, фондов, представляющих собой легальное крыло экстремистских организаций, призванных отстаивать их интересы. Также необходимо организовать воздействие со стороны объективного мирового сообщества (антитеррористическая коалиция, ООН, государства «большой восьмерки») на страны, которые потворствуют деятельности религиозных экстремистских организаций. Необходимо, чтобы война с террористами стала наступательной, упреждающей и инициативной.
Участники «круглого стола» призывают представителей всех конфессий работать сообща против экстремизма, на укрепление межконфессионального согласия и межнационального единства».
 

«назад

Фотолента

фотографий: 4

Ведущие "круглого стола" М.Г.Курбанов и С.Ш.Муслимов

Категория фото: Политика »

Участники "круглого стола"

Категория фото: Политика »

Студенты 1-го курса фил.фак. ДГУ, участники "круглого стола"

Категория фото: Политика »

Студенты 1 курса фил.фак. ДГУ, участники "круглого стола"

Категория фото: Политика »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив