Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2014 от 16 Февраля 2015 г » Общество » "Не терплю карьеризма и карьеристов"

"Не терплю карьеризма и карьеристов"

 – Магомед Магомедович, как мы все понимаем, в настоящее время в нашем государстве оказались ослаблены нравственные устои общества и отодвинуты на задний план духовные ценности, создававшиеся на протяжении многих веков.
Практически совесть перестала быть гарантией законности. Карьеризм и стремление к личному благополучию, обогащению стали доминировать в нашей общественной жизни.
Были ли прежде карьеризмом поражены должностные лица органов власти, Вы ведь долгое время в советские годы занимали руководящие должности?
– Карьеристы всегда гонятся за карьерой, не думая о своих способностях, стремятся любой ценой продвинуться по службе, не считаясь с интересами общества, народа. У таких руководителей верх берет спесь – чрезмерное самомнение, стрем¬ление подчеркнуть свою важность и превосходство над другими, высокомерие, надменность, чванство.
Как говорил М. Горький, самодовольный человек – это затвердевшая опу¬холь на груди общества.
Самонадеянный, высокомерный руководитель бывает каверзным, неблагодарным, не прояв¬ляет признательности за оказанную ему помощь и поддержку. А это результат невоспитанности человека.
Такие руководители неблагонадежны, не внушают доверия и долго не держатся на руководящих постах. Карьеристы во все времена бывали, но в советские годы с ними быстро рассчитывались и их строго наказывали.
Если человек попал на руководящую должность с чьей-то помощью, а не за свои заслуги, если он ранее не работал на нижестоящих должностях, не испытывал на себе труд на производстве (заводе, фабрике, в колхозе, совхозе и т.д.), то ему будет очень сложно работать руководителем, решать социально-экономические проблемы. По этому поводу много примеров содержится в моей книге «Кадры решают все и во все времена», кстати, и ответ на Ваш вопрос в ней содержится.
– Как же Вам удалось добиться в жизни такого положения, авторитета, карьерного роста? Может быть, этому способствовали родственные отношения?
– Вы спрашиваете, как же я, родившись в маленьком горном ауле, с детства оставшись без отца, работавший после окончания начальной школы с 12-летнего возраста колхозником, стал руководящим работником районного и республиканского мас¬штаба? Может быть, по чьей-то протекции я сделал карьеру? Ничего по¬добного. Не было ни одного близкого человека, земляка или родственника, который мог мне в чем-то помочь.
С 12 лет, т.е. с 1941–1942 гг., заменив ушедших на фронт земляков, в том числе своего отца, работал в колхозе (пришлось пасти овец, пахать землю и т.д.). А после окон¬чания сельскохозяйственного учебного заведения работал зоотехником районного управления сельского хозяйства и т.д.
Где бы ни работал, никогда, никаких должностей не добивался, ненавидел и ненавижу карьеристов. Тем более не стремился попасть на руководящие должности. Наоборот, всегда старался честно и в полном объеме выполнять свои обязанности.
Размышляя о прошлом и глядя на нынешние времена, на карьеристов, незаслуженно добивающихся высоких должностей, депутатских мандатов, приходится удивляться, как они рвутся к власти! И ведь при этом они не способны оценивать свои поступки, работу и уровень профессионализма.
– Думаю, читатели с интересом прочитают о некоторых этапах Вашего жизненного пути. Какие-то примеры могут послужить образцом для подражания. Расскажите, как Вас избрали первым секретарем райкома комсомола?
– С сентября 1951 г. я работал зоотехником сельхозотдела Гергебильского райисполкома. 20 мая 1956 г. вернулся с отгонных пастбищ, там сопровождал овец по трассе скотопрогона. На следующий день приглашает секретарь райкома партии и говорит: «Мы тебя рекомендуем первым секретарем райкома комсомола, придется поехать в обком комсомола на собеседование».
Должность эта, действительно, была престижной для молодого чело¬века. Желающих занять ее было немало. Но мне нравилась моя работа, и я высказал свое нежелание менять ее. На следующий день, вернувшись из командировки, пер¬вый секретарь РК КПСС Гамзатов Хочо Гамзатович вызвал меня и обратился с упреком: «Ты же молодой член партии, член бюро райкома комсомола! Нельзя отказы¬ваться от рекомендации РК КПСС». Другого выхода не было. 26 мая 1956 г. меня избрали первым секретарем РК ВЛКСМ.
Другой случай, более серьезный. В 1964 г. после окончания высшей партий¬ной школы (ныне Институт политологии) работал инструктором обкома КПСС. По¬сле снятия Хрущева Н.С. с должности Первого секретаря ЦК КПСС начался про¬цесс разукрупнения ранее укрупненных районов. Многие работники аппарата обко¬ма стремились попасть на самостоятельную руководящую работу во вновь создава¬емых районах. Меня пригласил заведующий отделом организационно-партийной работы обкома партии Кичиев Н.Г. и сказал: «Бюро обкома рекомендует тебя первым секретарем Гергебильского райкома КПСС». Я ему ответил нежеланием. Честно говоря, хотелось еще поработать в аппарате обкома, набраться опыта, познакомиться с республиканским активом. Тогда по докладу Н.Г. Кичиева меня пригласил первый секретарь обкома КПСС Даниялов А.Д. и спросил, почему я отказываюсь от должности первого секретаря райкому. Я ответил, что считаю себя не совсем подготовленным для столь высокой должности, что лучше было бы еще поработать с опытными людьми в аппарате обкома. Товарищ Даниялов, решив, что я боюсь трудностей, задал вопрос: «Какие районы кури¬руете?» Услышав, что Гунибский, Чародинский, Тляратинский и Цунтинский, тут же задал другой вопрос: сравниваю ли я условия Гергебильского района с условия¬ми этих районов? Вопрос был правильный, но дело заключалось не в том, что я боялся ответственности, а в том, что считал должность первого секретаря требующей большего опыта. После Абдурахман Даниялович со всей определенностью сказал: «Бюро обкома считает, что Вы вполне подготовлены для этой работы, надо ехать и рабо¬тать». Оставалось только поблагодарить его за доверие и согласиться с предложением.
– Когда идет речь о карьере, многие представляют себе человека, который рвется к чинам и привилегиям, поступаясь честью и совестью, пресмыкаясь перед старшими и унижая равных. Ваше становление как руководителя республиканского масштаба говорит об обратном: в Вашем профессиональном росте ключевыми были трудолюбие, ответственность, упорство и забота о людях. Так ли это?
– Безусловно! Упорный и самоотверженный труд, забота о благополучии людей и профессионализм должны быть критериями оценки руководителя высшего звена.
И каждое мое назначение – подтверждение сказанного. В апреле 1971 г. меня утвердили председателем партийной комиссии при обкоме КПСС. 8 декабря 1975 г. первый секретарь обкома КПСС М.-С.И. Умаханов пригласил меня и говорит: «Мы тебя рекомендуем заведующим отделом организационно-партийной работы обкома. Придется сегодня же поехать в Москву, в ЦК КПСС на собеседование».
И снова я убедительно просил М.-С.И. Умаханова оставить меня на прежней работе. Он ответил: «Ты молодой, это предложение ЦК КПСС, езжай, надо рабо¬тать». Этим отделом я руководил до января 1984 года, т.е. до назначения председа¬телем республиканского Комитета народного контроля.
После упразднения органов народного контроля, как я уже об этом писал, по предложению Председателя Президиума Верховного Совета Республики Дагестан М.М. Магомедова ра¬ботал депутатом на постоянной основе в Аппарате Верховного Совета Республики Дагестан.
В конце октября 1994 г. неожиданно меня пригласил Председатель Верховно¬го Совета Республики Дагестан М.Г.Алиев и предложил должность председателя Центральной избирательной комиссии по выборам в Народное Собрание Республики Дагестан. Хорошо понимая сложность и ответственность за проведение предстоящих выборов, выразил свое нежелание идти на эту работу, но после третьего приглашения согласился.
Могу сказать, что за весь период своей трудовой деятельности (57 лет) я не старался попасть на высокие руководящие должности. Всегда был удо¬влетворен той работой, которую мне доверяли. Никогда не считал, что по своим способностям лучше и выше других. Честно и добросовестно старался выполнять свои обязанности, никогда никому не завидовал, работал с людьми в коллективе как равный с равными. Удовлетворение личных интересов ставил на второй план, а на первое место – заботу об обществе, о людях. Главным для меня было оказать кому-то в чем-то помощь, сделать добро людям, выполнить просьбу людей, наказы избирателей и др.
В течение 20 лет состоял в номенклатуре ЦК КПСС, 16 лет был кандидатом и членом бюро обкома пар¬тии.
Никогда не гонялся за богатством и не стремился воспользоваться служебным положением. Сейчас некоторые руководители, депутаты имеют по нескольку высотных домов, приватизированных помещений. Почему? Потому что они чувствуют себя ненаказуемыми. Нынешний Глава РД Р. Абдулатипов правильно поступает, беспощадно таких наказывая и снимая с должностей. Самым большим богатством считал и считаю доброе имя порядочного человека. Всегда старался обходить «грязь» стороной, полагал, что можно простить любые ошибки в работе и в жизни, но никогда не прощал себе и другим сделки с совестью. И это имело решающее значение для меня на всем жизненном пути.
– Магомед Магомедович, что бы Вы посоветовали современным руководителям? Какими качествами он должен обладать?
– Мудрецы говорят: «Власть не останется долго в руках высокомерного», так как он унижает людей, хотя они такие же, как и он, а может быть даже лучше.
Сильное средство в арсенале любого руководящего работника – личный при¬мер. Очень часто то, чего не удается добиться словом, достигается личным примером. Руководитель стоит на такой высоте, с которой не только ему хорошо видно, но на которой и он как на ладони. Десятки ушей прислушиваются к его сло¬вам. Десятки умов судят о его действиях. По нему равняются.
Руководитель – это воспитатель, и, чтобы быть им, надо быть самому воспи¬танным, надо служить живым образцом того, что сам проповедуешь.
Призывы не будут услышаны, если руководитель не агитирует за них соб¬ственной жизнью и работой, своими знаниями и замыслами, личным примером и авторитетом. Собственническая психология, безнаказанность наносят ощутимый моральный урон именно подрастающему поколению, молодежи, формированию их жизненных позиций на основах гуманистических убеждений. Идеология духовной нищеты разлагающе действует на нравственные ка¬чества людей.
Уважение к самому себе, чувство чести, достоинства – это камень, на котором оттачивается тонкость чувств.
Как известно, нет государственных законов, по которым можно было бы наказывать подхалима, карьериста, бюрократа, приспособленца, человека, для кото¬рого весь мир умещается в размер рубля, доллара, человека бездушного, мещанина. Основные жизненные устремления, принципы мещанина – любыми путями доби¬ваться личного благополучия – проявляются наиболее ярко в частнособственниче¬ской тенденции, в стяжательстве.
И еще. Не утратила актуальности старая мудрость, что лучший путь сделать карьеру – хорошо выполнять свои повседневные обязанности. Думаю, это нужно взять на заметку всем руководителям. Рамазан Абдулатипов дает много мудрых советов и рекомендаций. Необходимо к ним прислушиваться и добросовестно работать.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 2

Директор совхоза "Кикунинский" М.Мусахмаев, бригадир М.Магомедова, секретарь обкома М.М. Яхъяев

Категория фото: Общество »

Группа работников Гергебильской ГЭС

Категория фото: Общество »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив