Народы Дагестана
Архив номеров » № 1, 2015 от 7 Июля 2015 г » Год литературы » Лирика во имя мира и дружбы

Лирика во имя мира и дружбы

 – Максуд Магомедович, хотелось бы интервью начать с Вашего стихотворения «Первая юношеская любовь». Кому оно посвящалось?

 
Если настежь грудь мою открыть,
Можно мир без солнца озарить.
Если настежь грудь мою открыть,
Можно топи в нивы превратить.
 
Если настежь грудь мою открыть,
То в звезды превратились бы цветы.
Если настежь грудь мою открыть,
То от любви ко мне сгорела бы ты.
 
– Стихотворение посвящено студентке Женского пединститута Сайпудиновой Майсарат, любовь к которой  осталась на всю жизнь. Она моя жена.
– Максуд Магомедович, где Вы родились и где прошло Ваше детство?
– Я родился в селении Тунзи Гергебильского района. В детстве  был подобен белому ягненку, который неотступно следовал за стариком. Этим стариком был Гамзат Цадаса. Неожиданно в 1951 году старик исчез. Ягненок начал бегать, блеять. Вскоре вместо старика появился молодой человек. Ягненок пошел за ним. Это был поэт, только что получивший звание лауреата премии имени И.В.Сталина, – Расул Гамзатов. Я обоих их читал с детства.
– Как Вы пришли в так называемую «большую литературу»? Каким мастерам благодарны за помощь?
– «Большая литература» так далека от меня, что я довольствуюсь и «маленькой литературой». А помогли мне народные стихи и сказки, творчество Гамзата Цадасы, Расула Гамзатова, Магомеда Сулиманова, Мусы Магомедова, Фазу Алиевой и моя учительница русского языка и литературы Ия Валентиновна Ермакова. Она подарила мне русскую литературу во главе с Александром Сергеевичем Пушкиным. Этим людям я глубоко благодарен.
– Максуд Магомедович, какие советы дадите начинающим поэтам?
– Не будьте слишком умными. Больше думайте не над тем, как писать, а над тем, зачем писать.
– Есть мифы позитивные, негативные, нейтральные, рождающиеся на века из истории народов, есть мифы стран, эпох, мест, городов, сел. Не хотелось ли Вам написать книгу под названием «Дагестанский миф», как бы цикл очерков о разных эпохах, народах, явлениях?
– Хотелось бы. Сначала я рассказал бы в ней о греческом мифе, мол, земля зиждется на спинах трех китов. О том, как этот миф появился. А потом я создал бы «дагестанский миф», опровергнув миф древних греков. Доказал бы на примере жизни 36 народов Дагестана, которые никогда друг на друга оружие не поднимали, что мир держится не на спинах трех китов, а на тепле рукопожатия людей, народов, государств.
– Как и где пишете стихи? В саду, в самолете, на кухне, на работе или еще где? Какая обстановка при рождении стихов наиболее экстраординарная? О чем больше пишете и кто Ваш читатель?
– Нельзя ждать воодушевления. Надо все время работать. Тургенев говорил, что когда ему не пишется, он так и пишет: «Сегодня мне что-то ничего не пишется». И пишет до тех пор, пока не начнется писать. Это  проза. А стихи – они приходят в любое время и в любом месте. Но вызывать их мы сами тоже можем и должны. Наиболее сильные стихи рождаются, когда ты любишь. У каждого поэта должен быть свой «Цадастан». Стихи рождаются, но другого типа, и от безысходности и необходимости жить. Много я пишу о реальных людях и реальных событиях. Например, у меня есть такие поэмы: «Махмуд из Кахабросо», «Прометей Кавказа» (о Расуле Гамзатове), «Генералиссимус Шамиль из Гимры», «Народный врач» (о враче Ибрагиме Магомедовиче), «Муса Манаров», «Хасмагомед-Хаджи», «Махмуд Абдулхаликов» (о народном артисте Аварского театра), «Идрис Наиб», «Пушкин и Наташа», «Устаз Саид-апанди», «Чудо физики» (о Камилаве Ибрагимхане), «Расул Магомедович», «Война» (о событиях 1999 г.), «Целина», «Чернобыль» и др.
Мои читатели, в основном, аварцы, так как переводов на русский язык у меня мало.  Пишу и сказки, например, «Сказки Чибирика». Их читают учащиеся. Люблю делать переводы на аварский язык. Перевел «Слово о полку Игореве», «Подражания Корану», А.С. Пушкина. Переводить интереснее всего, конечно, Пушкина. Также перевел М.Ю. Лермонтова, Р. Рождественского, чилийского поэта Пабло Неруда, Ахмедову Марину, Магомеда Мамакаева и других.
– Как поэт, писатель Вы награждены?
– Самая дорогая награда для меня – лауреат Государственной премии имени Расула Гамзатова за книги «Прометей Кавказа» и «Махмуд Абдулхаликов». Я лауреат премий Махмуда из Кахабросо (за книгу о поэте), имама Шамиля (за книгу «Генералиссимус Шамиль из Гимры»). У меня медаль А.С. Грибоедова, имеются Почетные грамоты СП РФ и Правительства РД. Я заслуженный работник культуры РД, отличник народного просвещения РСФСР.
– Во все времена дагестанское общество будоражили темы «Поэт и князь, хан», «Творческая личность и власть». Как Вы трактуете это?
– Внутри даже самого плохого человека есть хотя бы один родник. Поэт должен найти ту точку, ударив об которую острием кирки, этот родник пробился бы наружу. Надо стараться и в плохом найти хорошее. Возможно это? Да, именно так поступал великий Расул Гамзатов – депутат Верховного Совета СССР, член Президиума Верховного Совета СССР. Этим принципом руководствовались и Шолохов, и Твардовский, и Тихонов, и Симонов, и многие другие.  Методов выражения своих чувств, своего сердца тысячи. Это не подхалимство, это вполне соответствует и любой религии, и любому атеизму. Такие поэты и в истории были: Ломоносов, Державин, Жуковский, Грибоедов, Низами и другие.
– Литература, Ваши произведения оказывают ли влияние на коррупционеров республики или нужно применять к ним другие меры воздействия, к примеру, с использованием полиграфа (многомерные меры), чтобы ограничить их чиновничьи аппетиты?
– Не умеющих читать нет. В том числе и среди коррупционеров. Читая о своей подлости в острых сатирических, юмористических произведениях, они не могут не задумываться. Одно это уже помогает. Есть возможность для победы совести в битве «Совесть и деньги». При капиталистической жизни коррупция – обычное явление. А если вместе с писателями будут действовать и правовые органы, результаты будут заметнее. Но есть еще одна беда – люди бедны, и купить книги многие не в состоянии. А богатые мало читают. У нас было читающее советское общество, а теперь бывшие коммунисты строят капитализм. Поэзией они мало интересуются. Вот прошел Год культуры. Трудно сказать, что поэзия, которая тоже является культурой, мное сделала. Союз писателей стал общественной организацией, и сделать его бюджетным никто не хочет. Внимание к поэзии ничтожно, поэтому ей трудно бороться с коррупцией и другими изъянами сегодняшнего времени.
– Как считаете, поэзия и политика взаимосвязаны?
– Этот год объявлен Годом литературы. Само объявление – политика, а содержание – литература. Не дай Бог такой исход: Год литературы был, самой литературы не было. Как видите, литература, в том числе, конечно, и поэзия, связана с политикой. И наоборот, будут или благодарственные произведения, или басни, сатира, юмор и гомерический смех.
– Максуд Магомедович, должна ли в поэзии присутствовать гражданская позиция?
– «Поэтом можешь ты не быть, а гражданином быть обязан». Хотя и среди талантливых поэтов можно найти подлецов.
– Чиновники  мечтают стать созидателями новой педагогической теории. Не с этим ли связано то, что они внесли в Правительство на рассмотрение проект «Стратегия развития воспитания в РФ»? Не романтика ли это?
– Макаренко и Сухомлинский лучше ответили бы на этот вопрос. Они бы сказали: «Хороши наши министры. Открыть бы им ликбезы».
Видимо, исходя из этого, принято решение создать дагестанский кадровый центр, в котором все – вице-премьеры, министры, главы муниципалитетов - должны пройти обучение по проектному управлению.
– Вы не жалеете о том, что распался СССР?
– Те, кто об этом жалеют, способствовали этому. Но план Аллена Далеса о внутреннем развале СССР полностью выполнен. А Горбачев и Ельцин оказались предателями. Послушайте, что сказал Горбачев в одном своем выступлении в Турции: «Моей первой целью жизни было уничтожение коммунизма. В этой цели полностью меня поддержала моя жена». Я – коммунист и не вышел из партии. Но, вернувшись обратно в социализм, наш народ будет и голоден, и холоден, и разут.
– Максуд Магомедович, какая эпоха более комфортна для поэта, писателя?
– Эпоха социализма. Ей сочувствовали и писатели капиталистических стран. Например, Драйзер, Робиндранат Тагор, Бернард Шоу, Пабло Неруда, Назим Хикмет и сотни других мастеров слова. Социализм дал миру М.В. Шолохова, Р.Г. Гамзатова и многих  им подобных.
– У Вас никогда не было желания уехать в Москву или эмигрировать?
– В Москву – да, за границу – нет. Но лучшего места, чем Дагестан и селение Тунзи, – вряд ли я нашел бы.
– Что волнует Максуда? Чем он живет как поэт, горец, махачкалинец?
– Жизнь в России волнует меня. Не дает же Америка жить. Она не довольствуется победой, подаренной ей Горбачевым и Ельциным. Ей нужно уничтожить Россию. Ей это не удается. Мы не дадим. Но и нам нелегко. Меня сильно беспокоит и то, что Дагестан полон знамен, а по улицам ходят полицаи с автоматами наготове. Как поэт – я пишу стихи. Как горец – больно, что села наши пустеют, годекан осиротел. Как махачкалинец – большая надежда на Магомеда Сулейманова, а как дагестанец – на Рамазана Абдулатипова. Они способные люди.
– От чего у Вас захватывает дух?
– Я сейчас издаю серию книг «Поэт аула и планеты» о Расуле Гамзатове – стихи, высказывания поэтов, писателей, политических деятелей о выдающемся нашем земляке. Когда я работаю в архивах, роюсь в старых подшивках газет, журналов и нахожу интересные материалы о Расуле – тогда у меня дух и захватывает. Например, уже почти готовый седьмой том серии «Поэт аула и планеты» будет начинаться с автографа Назима Хикмета молодому Расулу Гамзатову: «Поэту, чьи стихи излучают солнце, молодому другу Расулу Гамзатову».
 
«назад

Фотолента

фотографий: 6

М. Зайнулабидов с женой поэтессой М. Сайнудиновой

Категория фото: Год литературы »

Мать М.Зайнулабидова Батина и племянница

Категория фото: Год литературы »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив