Народы Дагестана

№ 2-3, 2015 от 7 Сентября 2015 г

в номере:

Архив номеров » № 2-3, 2015 от 7 Сентября 2015 г » Память » Чеченцы-аккинцы в годы войны.

Чеченцы-аккинцы в годы войны.

 Война... Она постучалась в каждый дом, принесла беду: матери потеряли своих сыновей, жены не дождались мужей, дети остались без отцов. Разрушенные села, города, царствующие голод и холод – всюду горе и слезы. Не найдется ни одного дома, ни одной семьи в нашей стране, которых бы обошла трагедия Великой Отечественной войны.

Защищая свою землю от фашистских захватчиков, советский народ, по неполным подсчетам, потерял на полях сражений в ходе военных действий свыше 27 миллионов жизней. Победа в Великой Отечественной войне досталась нам колоссальными потерями. Но среди тех, кто с победой вернулся домой, многие остались живы благодаря самоотверженной работе военных и гражданских медиков. 
Достаточно сказать, что на фронте и в тылу трудились около двух миллионов учителей, более миллиона партийно-советских работников, свыше двухсот тысяч врачей и полумиллионная армия средних медицинских работников, показавших чудеса храбрости, небывалой душевной стойкости и гуманизма. Говоря о медработниках, можно сказать, что военные медики вернули в ряды защитников Родины миллионы солдат и офицеров, оказывая медицинскую помощь на поле боя, под огнем противника, а если этого требовала обстановка – сами становились воинами и увлекали за собой других. Это был тот период, когда служение долгу выходило за пределы науки и своей профессии и совершалось во имя Родины, во имя народа.
А если говорить о вкладе дагестанских чеченцев в нашу общую и единую Победу, то он был весомым. И это несмотря на то, что в суровые военные годы они были подвергнуты жестокой депортации. И после 1944 года не только не призывались на фронт, а наоборот, и тех, кто воевал, в спешном порядке отправляли в Казахстан и Киргизию, как врагов и бандитов.
Из 37 тысяч чеченцев Дагестана отстаивать честь, достоинство, свободу и независимость Страны Советов на фронтах ВОВ ушли более трех тысяч человек, и многие из них добровольцами. Многие остались лежать на полях боя на всех фронтах. Уже на момент выселения слава о мужестве и героизме отважного сына чеченского народа –  Ханпаше Нурадилове – ходила по всем фронтам. Парнишка, которому едва исполнилось 16 лет, умудрился приписать себе два года и добровольцем уйти на войну.
Пулеметчик Ханпаша Нурадилов лично уничтожил 920 фашистов, захватил 7 вражеских пулеметов, пленил 12 фрицев прямо из вражеского логова.
Писатель-фронтовик Герой Советского Союза Владимир Карпов в своей книге «Полководец» проинформировал читателей о том, за какое количество уничтоженных гитлеровцев во время войны красноармеец мог получить звание Героя Советского Союза: обычный красноармеец – за уничтожение 25 гитлеровцев, штрафник – за 50.
При этом уже три чеченца-снайпера уничтожили 633 фашиста: А. Идрисов (349), М. Амаев (297), Аюб Манкиев (169). Выходит, что (не будь они чеченцами) каждый из них должен был стать Героем Советского Союза. А на самом деле Героями стали только Ханпаша Нурадилов (920 уничтоженных фашистов), X. Магомед-Мирзоев (262). Отважный снайпер из Волгограда за свои героические подвиги и уничтожение 180 немцев заслуженно стал дважды Героем Советского Союза. Однако чеченцу Махмуду Амаеву за уничтожение 197 гитлеровцев вообще не дали Звезду Героя. Та же участь постигла и чеченских летчиков, танкистов, разведчиков, кавалеристов, партизан.
С 1942 года существовала негласная установка Берии чеченцам звание Героя не давать, а с марта того же года – в Красную Армию чеченцев и ингушей не призывать.
В сентябре 2006 года в эфире ВГТРК «Россия» транслировался документальный фильм «Героями не рождаются. История Золотой звезды» о Героях Советского Союза времен ВОВ. В фильме дается раскладка количества награжденных Золотой звездой в разные годы. В 1941 году Звезду Героя получили 127 человек, в 1942 году – 392, а за 1943–1945 годы – более 11 тысяч человек! Как видно, пик награждения Золотой звездой приходится как раз на тот период, когда чеченцев стали снимать с фронтов и отправлять в Сибирь...
Из семьи Ирбайхановых из Османюрта на фронт ушли четыре брата: Ирбайхан, Магомед, Махмуд и Бийсолта. Ирбайхан, сельский учитель, офицер, легендарный комбат, пал смертью Героя в украинском городе Мелитополе. Осман-юртовцы по сей день дружат с городом-героем Мелитополем. Хорошо, что мосты дружбы неподвластны прихоти псевдополитиков.
Но, к большому сожалению, многие чеченцы после депортации нашего народа, хотя и были представлены к высоким боевым наградам, включая и звание Героя Советского Союза, так и не получили заслуженные награды. 
Об одном из них я и хочу рассказать читателям журнала.
Семья Гусейновых до 1924 года жила в городе Хасавюрте. Глава семьи Микаил окончил сов-партшколу в Грозном, учебные курсы в Орджоникидзе. Пользовался непререкаемым авторитетом у коллег по работе. В канун войны его направили на учебу в пехотное училище, которое располагалось в Буйнакске. На тот момент он работал в Хасавюртовском РИК (райисполком).
По завершении учебы лейтенант Микаил Гусейнов попал на фронт. Участвовал в ожесточенных боях в Северной Осетии – местечке Гизель.
Рассказал нам о нем Хамзат, сын рано ушедшего из жизни Микаила, сам офицер. Воспоминания о самом дорогом и близком человеке ему, понятное дело, даются с трудом. В глазах – непрошеная слеза.
Перед нами множество пожелтевших писем, бумаг, документов. За каждой строкой вырисовывается светлый образ Микаила. Это не только семейная реликвия Гусейновых, но и достояние всего чеченского народа. Война своим жестоким крылом коснулась каждой советской семьи.
В книге осетинского писателя Тотурбека Дзатуева «Пламя над Тереком» во всех подробностях описывается весь ход ожесточенного боя за высоту «Гизель». Там полегло множество отважных сынов нашей страны. Командир полка Иван Ефимович Довгаленко в очередную атаку решил направить роту, которой командовал чеченец Микаил Гусейнов.
Слово «война», хотя и женского рода, не имеет женского лица. Она жестока и беспощадна. Не обошлось без жертв и потерь и при очередной атаке. На сей раз тяжелое ранение получил командир роты Микаил Гусейнов. Его спешно отправили в госпиталь в Тбилиси. Более года пришлось отважному командиру лечиться в военных медучреждениях.
Вскоре Микаил стал настоятельно требовать, чтобы его вновь отправили на фронт. К своим боевым товарищам. Писал рапорты. Но военное руководство и врачи были неумолимы. И его зачислили в резервные части и определили на службу в военкомат. Местом службы был определен Казбековский район, селение Дылым.
Опаленный войной молодой офицер был во всем аккуратен и обязателен. Всегда предельно честен и требователен к себе и подчиненным.
Правда, не мог он тогда даже в страшном сне представить, какой коварный план вынашивает руководство страны по отношению к целым народам и, в частности, чеченцам.
Рано утром 20 февраля 1944 года начальнику второго отделения военкомата Микаилу Гусейнову было предписано выехать в командировку в Махачкалу на три дня. Этот исторический документ по сей день хранится в семейном архиве Гусейновых. И, что самое удивительное, срок его командировки в столице республики продлили до 26 февраля. Что это? Случайность или преднамеренный ход военных чиновников? Чеченцы и ингуши поголовно были высланы ранним утром 23 февраля...
...Возвращаясь из Махачкалы на работу в Дылым, Микаил решил навестить свою семью в Хасавюрте. Ничего не подозревавший, он был ошарашен, услышав от своей соседки, что все чеченцы... высланы. Он вышел на улицу. Постоял немного. В голову лезли мысли, одна тяжелее другой. Он до боли сжимал зубы, чтобы не вскрикнуть. 
Вся жизнь, словно короткометражный фильм, пронеслась перед глазами. Вопросов было очень много, но, самое обидное, он, кадровый офицер-фронтовик, не находил на них ответы. «Мои соплеменники еще воюют. У нас есть свои герои. Инвалиды войны. Резервные офицеры. И до победы буквально рукой подать. И за что вдруг такая несправедливость – депортация всего народа? В чем провинился мой народ? Нет, Сталин не знает об этом беспределе», – размышлял, шагая по улице, Микаил. Это потом, спустя годы, он поймет, как был наивен февральским днем 1944 года, в мыслях надеясь на порядочность Сталина.
Надо отдать должное коллегам по работе – каждый из них по-своему старался успокоить и понять Микаила. Были даже предложения сменить паспорт, национальность и остаться в Дагестане. Видимо, они плохо знали характер и самого Микаила, и чеченцев вообще. Их ментальность. Это не в их крови и генах в поисках лучшей доли предавать семью, друзей, народ, страну, Отечество.
Как бы ни было тяжело и трудно, они будут вместе, сообща пройдут все тяготы и лишения, ибо они уверены в своей правоте и невиновности.
«Чем малочисленнее этнос или народ, тем более они нуждаются в признании и почитании, – размышлял Микаил. – Но с нами почему-то обошлись подло и коварно.
История воздаст каждому. Правда, на это уйдут годы. Видимо, в этом и заключается недостаток истории. Но так было всегда».
А пока Микаил Гусейнов вместе с другими офицерами из Дагестана и Чечено-Ингушетии, отставшими от своих семей, готовился отправиться к родственникам в Сибирь. Самое обидное, их, кадровых офицеров, еще совсем недавно проливавших кровь на фронтах ВОВ за Страну Советов, собрали в один эшелон и держали под конвоем, как гос-преступников.
Да и в пути следования их не раз подвергали унизительным досмотрам. До места назначения их сопровождал военный конвой. Только по истечении долгих и мучительных восьми месяцев Микаилу с большим трудом удалось найти свою семью.
Семья офицера Микаила Гусейнова прошла кругами ада все тринадцать лет депортации. Когда уже становилось совсем тяжело, он вспоминал о том, что человек, как огонь, не терпит покоя – его тоже временами нужно теребить, «дразнить», чтобы не угасал, продолжал жить...
А коменданты так и норовили, чтобы чем-то и как-то задеть, спровоцировать «спецпереселенцев». Не знали они, видимо, о том, что в такой момент люди сплачиваются и единой командой противостоят силе и несправедливости с тем, чтобы сохраниться, выжить.
К моменту возвращения в Дагестан в семье Гусейновых было несколько детей. Микаил – труженик от Всевышнего, сразу же устроился на работу. Жили в Хасавюрте. Вместе с супругой Кильсани растили детей. Радовались подрастающим внукам.
Но с годами старые раны давали знать о себе. Они тревожили и ныли. На душе становилось как-то неуютно. Ночами старому ветерану Микаилу все чаще снился последний бой за высоту «Гизель». Вспоминал сослуживцев, павших смертью храбрых на поле брани. Особенно своего легендарного комполка – Ивана Ефимовича Довгаленко, с такой надеждой отправившего роту на взятие той высоты. Его успокаивало, что лично он и его бойцы не подвели командира полка.
На той самой высоте «Гизель» он в последний раз и виделся с Иваном Ефимовичем. Тяжелораненого Микаила увезли в госпиталь. «А что же стало с моими товарищами по оружию? Как сложилась их дальнейшая судьба?» Эти вопросы и не давали покоя Микаилу...
В госпитале, когда он пришел в себя, ему сообщат о том, что его, Микаила Гусейнова, командира роты, за личное мужество при взятии высоты «Гизель» представили к высокому званию Героя Советского Союза...
Почему-то так уж получается, что нас, живых, не всегда устраивает нормальная жизнь. И нам еще время от времени необходимо пройти через смертные коридоры судьбы...
А ему, Микаилу, по злому року не единожды приходилось получать удары судьбы. Но он не сломался. Не озлобился. Сохранил в себе доброжелательность не только к своим близким и дорогим людям, но и к окружающим. Он жил просто и доступно. Никогда не требовал к себе особых знаков внимания, хотя всей своей жизнью и заслуживал их.
– Хамзат, выходит, Ваш отец так и ушел в мир иной, не получив Звезду Героя?
– Дело в том, что он был исключительно скромным человеком и очень мало говорил о войне. Правда, чувствовалось, что отец много переживал. И когда он окончательно слег, мой дядя убедительно попросил меня разузнать у отца о факте представления его к званию Героя.
Он, уже тяжело больной, признался, что действительно за тот бой под названием «Гизельский котел» был отмечен в числе отличившихся. Документы о его представлении к высокому званию Героя после гибели командира полка Ивана Ефимовича Довгаленко затерялись (!?) в штабе. Что это? Случайность? Безответственность? Злой рок? Или всему виной то, что Микаил чеченец?
На склоне лет отец все больнее ощущал обиду. Нет! Опять-таки не лично за себя! А за свой народ... Скольких достойных сынов он потерял по прихоти Сталина и его приспешников!
Когда отца уже не стало и он нашел свой последний приют на исторической родине, где чеченцы первыми в Советском Союзе (19 февраля 1989 года в селе Ярыксу-Аух) установили памятник безвинным жертвам сталинского геноцида, я решил обратиться в Центральный архив Министерства обороны СССР.
Ответ не заставил себя долго ждать. Все, о чем поведал мне отец перед смертью, подтвердилось. Правда, человеческая жизнь устроена так, что, сколько бы ни жил человек, он не успевает сказать своим близким и дорогим самые сокровенные, заветные, важные, нужные и главные слова...
Да и менталитет нашего народа не позволяет быть родителям с детьми, особенно отцу, чрезмерно обходительными и откровенными. Но это ни в коей мере не означает, что они не любят нас, своих детей.
«На мой взгляд, трагедия человека, к огромному сожалению, заключается в том, что он часто и повсеместно главное в жизни путает с второстепенным», – как-то грустно и задумчиво сказал мой собеседник полковник Хамзат Гусейнов, сын Героя Микаила Гусейнова.
Прошло уже 70 лет, как закончилась Великая Отечественная война, а эхо ее до сих пор не затихает в людских душах. Да, мы не имеем права забывать ужасы войны. Мы помним о прошлом и благодарим старшее поколение за Великую Победу. Она оплачена миллионами жизней, слезами родных и близких. Спасибо павшим и живым! Спасибо и низкий поклон всем нашим ветеранам, труженикам тыла!
 
«назад

Фотолента

фотографий: 7

Защитник Брестской крепости А. Малаев

Категория фото: Память »

А. Хасиев из села Братское, участник обороны Брестской крепости

Категория фото: Память »

Чеченцы на митинге

Категория фото: Память »

Мемориальная плита на Пискаревском кладбище г. Санкт-Петербурга

Категория фото: Память »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив