Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2015 от 26 Апреля 2016 г » Наши труженики » Хасавюртовская больница и династия Аджиевых

Хасавюртовская больница и династия Аджиевых

 Хасавюртовская городская больница имени Рашида Пашаевича Аскерханова – одно из крупнейших лечебных учреждений Республики Дагестан. Начало свое оно берет в 1930 году, когда больница была построена.

– Сегодня наша больница не та, что была сорок-пятьдесят лет тому назад, – говорит главный врач Хасавюртовской городской больницы им. Р.П. Аскерханова, заслуженный врач Республики Дагестан Заур Ханакаев и продолжает: – В отличие от тех полувековой давности времен наше лечебное учреждение намного выросло, окрепло, оснащено суперсовременным оборудованием. В 2014 году сдано в эксплуатацию новое красивое здание перинатального центра. Сейчас в Хасавюртовской горбольнице могут поправить здоровье в семнадцати отделениях семьсот шестьдесят пять больных. За их здоровьем следят, их лечат две тысячи двести тридцать шесть врачей и представителей среднего медицинского персонала, из которых тридцать восемь человек носят высокое звание заслуженного врача Республики Дагестан и один – заслуженный врач Российской Федерации. Шапи Зиявович Аджиев – золотой фонд нашей больницы.

Много выдающихся врачей работало в больнице за время ее существования.

– Всемирно известная слава, корифей медицины, академик Академии медицинских наук России, выдающийся хирург Рашид Пашаевич Аскерханов свой долгий путь на поприще здравоохранения начинал именно здесь, в Хасавюртовской больнице, – говорит заслуженный врач Республики Дагестан, врач высшей категории Дауд Ханакаев. – Был еще Николай Пирогов. Его похоронили во дворе больницы. Он так завещал. Мигдад Джамалович Везиров, Али Гаджиевич Гаджиев, Борис Латипович Аджиев, Муталим Пашаевич Аджиев – они и многие другие внесли достойный вклад в развитие здравоохранения района и города.

– В этот ряд знаменитых врачей Хасавюрта, в плеяду выдающихся работников здравоохранения Дагестана я смело могу вписать и имя Шапи Зиявовича Аджиева, – утверждает кавалер ордена Трудового Красного Знамени, отличник здравоохранения СССР, заслуженный врач Республики Дагестан и Российской Федерации, бессменный с пятидесятилетним стажем председатель Хасавюртовского отделения Красного Креста, инициатор основания травматологического отделения в Хасавюртовской горбольнице и его заведующий вплоть до ухода на заслуженный отдых, а сегодня врач-консультант по травматологии и ортопедии в Хасаюртовской райполиклинике Магомед Махаев и продолжает: – Шапи Зиявович в Хасавюртовскую тогда еще районную больницу пришел работать на пять лет позже меня. Энергичный, умный, ищущий все новое в медицине – вот таким я и запомнил его. И таким он остался. Его высота в медицине заслуживает большого уважения.

Неутомимый труженик на ниве здравоохранения города, района и республики, наставник молодежи, Шапи Зиявович действительно заслуживает глубокого уважения. Словом, не будет преувеличением, на таких, как Шапи Аджиев, держится наше здравоохранение. Отрадно отметить, что зародилась целая династия талантливых врачей Аджиевых. Его знают все. И в районе, и в городе, и в республике. Он более десяти лет работал главным врачом Хасавюртовской горбольницы. Знают как ведущего специалиста, как Хирурга с большой буквы. И все называют его просто и конкретно: «Наш Шапи Зиявович». За сорокапятилетнюю хирургическую практику в Центральной районной больнице, а ныне она переименована в городскую и носит имя выдающегося хирурга, академика, нашего земляка Рашида Пашаевича Аскерханова, Шапи Зиявович провел свыше десяти тысяч удачных операций, вернул всем своим пациентам здоровье, сделал их трудоспособными людьми.

В семье Аджиевых – все врачи. Глава семьи Шапи – хирург, заслуженный врач Российской Федерации и Республики Дагестан, кандидат медицинских наук, кавалер ордена Дружбы народов, его супруга Джавгарат Байбулатовна – заслуженный врач Республики Дагестан, врач-педиатр высшей квалификации с сорокалетним стажем работы в медицинских учреждениях. Сын Рашид и дочь Зарема тоже пошли по стопам своих родителей. Оба окончили Дагмединститут. Зарема живет и работает акушером-гинекологом в Германии, а Рашид после института окончил в Санкт-Петербурге аспирантуру, успешно защитил диссертацию, стал кандидатом медицинских наук, а затем продолжил заочную учебу в докторантуре там же в Санкт-Петербурге. А сейчас на третьем курсе Дагмедакадемии учатся внучки Джавгарат и Надия. Радоваться надо! Завидная семейная судьба! Династия врачей продолжается!

– Шапи Зиявович, расскажите коротко о месте рождения, о Вашем роде, кем были Ваши родители. Кто положил начало династии врачей?

– Родом мы из селения Казмааул Хасавюртовского района. Горжусь тем, что мой дед, Магомед, был близким другом пламенного революционера Махача Дахадаева. Об этом сохранились даже документы, фотографии. Их я видел в исторических музеях Унцукуля и Хасавюрта. Отец, Зияв Магомедович, участник Великой Отечественной войны. Тридцать лет он проработал главным бухгалтером колхоза «Казмааульский». Мать тоже всю жизнь трудилась в колхозе. Так что пословица «Трудом красен человек» относится к нашей семье.

Начало династии врачей положил я. И очень рад этому.

– Чем она Вам так по душе – профессия хирурга? С чего начинается вообще хирург?

– Ориентир в пользу той или иной «узкой» специальности все же изначально формируется в высшем медицинском учебном заведении. Нет таких учебных заведений, где сразу готовят хирургов или, к примеру, невропатологов, кардиологов. Немаловажную роль, естественно, играет характер самого человека, его темперамент, психотип личности. Нельзя не учесть влияние и зримых, и незримых наставников, их компетентность, личностные качества, простое человеческое обаяние. Такими незыблемыми авторитетами для меня были и остаются покойный академик Академии медицинских наук России Рашид Пашаевич Аскерханов и ныне здравствующий профессор Меджид Магомедович Махатилов. Избавиться от недугов помогают не только хирурги, но и врачи других специализаций.

Первую специализацию я прошел в Казанском ГИДУВе имени Ленина на кафедре хирургии и онкологии под руководством ее заведующего, профессора Михаила Семеновича Сигала. Было это спустя три года после окончания в 1970 году Дагмединститута.

За эти два месяца теоретической и практической подготовки в Казани я получил намного больше, чем за три года работы у себя в больнице. Михаил Семенович был для меня кумиром, буквально подкупил меня широтой своих знаний, неимоверной трудоспособностью, огромным размахом деятельности. Михаил Сигал был простым и доступным человеком. Он терпеть не мог разгильдяев, горой стоял и всеми доступными средствами помогал молодым, одаренным, всячески поощрял проявление усердия начинающих коллег. Тогда и было принято мною решение заняться наукой именно в этой клинике. Михаил Семенович, естественно, стал моим научным руководителем в работе над кандидатской диссертацией.

Сорок пять лет отдал я любимому делу лечения больных людей. На моем счету тысячи и тысячи спасенных от смерти жизней. Много было памятных, незабываемых случаев из практической деятельности.

Столько лет прошло, а вот как сегодня помню. Да и как об этом забыть! Шестнадцатилетнего юношу с огнестрельным ранением желудка и брюшной аорты привезли в больницу. Все решали считанные секунды. Юноша истекал кровью. В моей практике не было еще такой операции. О том, что нужно сделать, какие предпринять действия, не имел ясного теоретического даже представления. Но времени на размышления практически не было. Оказалось, нет нужного инструментария, сосудистых игл и нитей, чтобы ушить полуторасантиметровую рану на главной жизненной артерии больного. Мой ассистент Магомед Расулов передавил рукой аорту выше повреждения, а я наложил кишечной иглой шов из тонких капроновых нитей. Так нам и удалось остановить обильное кровотечение. Должен признаться, что от напряжения тряслись руки, немела спина. Не верилось, что за неполные пять минут нам удалось совершить чудо: кровотечение было остановлено. Жизнь юноши была спасена.

Помню и другой случай из моей богатой хирургической биографии. Двадцатидевятилетний пациент так и не проснулся. Дело тут в анестезиологии. И хотя вины моей как таковой и не было, случай встревожил меня. Все свои действия в операционной до мелочей перебрал в памяти. В чем дело? Что упустил? Как быть? Ответы на эти вопросы так и не смог найти.

Какая трагедия… До сих пор думаю об этом. Он ведь так сильно верил мне! Самая простая операция может оказаться роковой, а наисложнейшая и тяжелая завершается порой фантастически легко и успешно. Колебания хирурга не должны быть видимыми, а еще хуже, как говорят, «обнаженными». Их не должны заметить не только больные, но даже коллеги.

В любом случае, будучи даже не совсем уверенным в благополучном исходе операции, хирург до последнего должен продолжать борьбу за жизнь больного.

– Слышал, что один из Ваших коллег, профессор Салаутдин Атаев с радостью произнес: «Хасавюрту повезло, что имеет такого талантливого и в то же время оченьскромного и порядочного хирурга, как Аджиев Шапи». Очень нужные и самые важные качества для человека и врача подметил профессор Атаев. Тем более, что в наше время они становятся как-то невостребованными. Но людей всегда и во все времена отличали высокие идеалы духовного богатства и нравственной чистоты.

– Салаутдин Джалалутдинович – виртуоз в хирургическом деле. Словом, маэстро. Я видел, как он работает в операционной. Четко создает рабочую атмосферу, которая работает на успешное проведение операции больному. Честью считаю для себя называть этого благородного человека своим наставником.

– А Рашида Пашаевича Вы хорошо знали?

– Аскерханова? Да кто его не знал, кто из нас не гордился близким знакомством с этим великим человеком и хирургом! О нем говорить и писать времени и места не хватит в журнале. Рашид Пашаевич – организатор и руководитель школы хирургов в республике. Школа хирургов Аскерханова за многие годы своего существования воспитала целое поколение разноплановых одаренных, молодых медицинских специалистов. Да, общение с ним было радостным, но не простым. Для него не существовало ни старших, ни младших, ни подчиненных, ни руководителей. И в первую очередь, он был суров и беспощаден к самому себе. Помню, как в 1979 году в Дагестане проходили хирургические чтения. Я был счастлив тем, что Рашид Пашаевич мне поручил выступить с докладом на этих чтениях. Сами знаете, завистники, недоброжелатели всегда были, есть и будут, наверное. Естественно, не у всех вызывали восторг мои доброжелательные дружеские отношения с корифеем хирургии. И прежде чем дать мне слово для доклада, Рашид Пашаевич обратился к присутствующим в зале:

– Уважаемые коллеги, мне стало известно, что у некоторых из вас возник вопрос: «Почему из числа молодых слово предоставили Шапи Аджиеву?». Так вот коротко отвечаю: «Профессор Аскерханов лучше знает, кому давать слово для доклада на хирургических чтениях».

Вопросов больше, конечно же, ни у кого не возникало. Пережил я и другие радостные минуты присутствия и общения с Рашидом Пашаевичем. Мне посчастливилось сопровождать Аскерханова во многих его поездках за пределы республики. Благодаря этим поездкам, я стал участником шестого Всероссийского съезда хирургов в 1983 году в Воронеже. А через три года вместе с Рашидом Пашаевичем я принял участие в работе Всесоюзного съезда хирургов в Ташкенте. Его все знали, всюду встречали восторженно. Это в честь Рашида Пашаевича назвал я своего старшего сына Рашидом.

«В небесах один Всевышний Аллах, а на земле один ты. Я верю тебе. Ты облегчишь мне мой недуг», – за свою долгую хирургическую жизнь я не раз слышал эти полные надежд слова из уст больного. И прилагал все усилия, чтобы оправдать надежды пациента. Прежде всего, и тут нет сомнений, в нелегком деле помогает природный дар, данный Всемогущим Аллахом, а затем и талант, мастерство врачевания, над оттачиванием которого постоянно работаю. Так было всегда. Ежеминутно. Ежечасно. Каждодневно. Невзирая на занимаемые должности, будь то главный врач ЦРП, будь то заведующий отделением, оставался и по сей день остаюсь хирургом, а затем уже руководителем.

– А чем же в свободное время увлекается ученый и хирург Аджиев?

– Да, несмотря на большую занятость, нахожу время для чтения художественной, политической и даже философской литературы. Кстати, о последнем. Когда я еще учился в институте, любил философию. Дидро как-то сказал: «Люди перестают мыслить, когда перестают читать». Но любить философию невозможно без знания других наук. Так, в свое время увлекался учением о радиоактивности и строении атома великого английского физика Резерфорда. Нельзя не восхищаться трудами нашего знаменитого соотечественника Ландау. По своему человеческому нраву Ландау уникален. Многое я почерпнул из произведений мастера афористической публицистики французского писателя Лабрюйера, гения всех времен Мишеля Монтеня. Его «Опыты» – настоящий шедевр. До сих пор очень привлекают меня труды английского писателя и государственного деятеля Честерфилда. Часто перечитываю на досуге также Шекспира. А из дагестанских поэтов назову, прежде всего, Расула Гамзатова. Его философские стихи производят на меня неизгладимое впечатление. Читаю Камала Абукова, Магомеда Атабаева. Незабываемые образы со сцены театра создают наши артисты Ислам Казиев, Айгум Айгумов. Горжусь, что дружу с профессором живописи, соавтором Герба Республики Дагестан Абдулзагиром Мусаевым. Все эти знакомства и дружеские связи установились благодаря моему другу, педагогу, журналисту и писателю покойному Алевдину Абукову.

...Профессионализм – прежде всего неимоверный, повседневный, ежечасный труд. Особенно если это касается такой сложной и ответственной профессии, как хирург. Так считает Шапи Зиявович. И с ним нельзя не согласиться.


«назад

Фотолента

фотографий: 3

Вот здесь на втором этаже и находится хирургическое отделение Хасавюртовской Центральной городской больницы имени Р.П. Аскерханова

Категория фото: Наши труженики »

Ветеран горбольницы, заслуженный врач РФ и РД Шапи Аджиев беседует с молодыми хирургами

Категория фото: Наши труженики »

Здание Хасавюртовской Центральной городской больницы имени Р.П. Аскерханова

Категория фото: Наши труженики »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив