Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2015 от 26 Апреля 2016 г » Геополитика » Каспийское море и политика

Каспийское море и политика

 

– Камиль Газимагомедович, как стали развиваться межгосударственные отношения после распада СССР?

– Давайте сначала проясним нашим читателям некоторые особенности Каспия и Каспийского региона.

До распада СССР основной сегмент (Каспий) территории, вокруг которой образуется Каспийский регион, назывался внутренним морем СССР. В бытность СССР регион был государственной территорией Союза ССР, а южный отрезок Каспия принадлежал Ирану. СССР имел 88 % акватории Каспия, за Ираном оставались лишь 12 % моря. Во многом тот фактор, что Каспийское море принадлежало только двум странам, позволял сохранять равновесие и спокойствие во всем Каспийском регионе.

После распада СССР в 1991 г. новыми хозяевами Каспия стали страны, имеющие непосредственный выход к Каспийскому морю, – Россия, Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, Иран. К Каспийскому региону многие исследователи относят и те страны, географическое положение и политика которых оказывают существенное влияние на прокладку маршрутов нефте- и газопроводов, иных транспортных линий, в целом на ситуацию в регионе. Это такие страны, как Турция, Грузия, Армения, Узбекистан, а также Китай, Пакистан, Афганистан.

1991 г. стал годом рождения Каспийского пространства. И с этого времени началась борьба за обладание Каспийским морем, за «больший кусок» от «каспийского пирога». Разногласия государств Каспия возникли по определению юридического статуса Каспийского моря, разграничению и установлению государственных границ.

Так, в развитии азербайджано-иранских и азербайджано-туркменских отношений в одно время возникли серьезные разногласия, главным образом по поводу нефтяных месторождений Каспийского моря. А разногласия по спорным территориям и месторождениям углеводородов на Каспии между Россией и Казахстаном Президент России В.В. Путин и Президент Казахстана Н.А. Назарбаев, как мудрые государственные мужья, решили одним росчерком пера: спорные территории разделили пополам между двумя государствами.

Ситуация стала особенно напряженной после того, как военные корабли иранских ВМС под угрозой применения оружия заставили приостановить работы по разведке шельфовой нефти, которую проводили морские суда Азербайджана на основе соглашений Баку с «Бритиш Петролеум». Инцидент между гидрографическими судами Азербайджана и ВМС Ирана в июне 2001 г. произошел из-за разногласий по поводу группы месторождений Араз – Алов – Шарг.

Не менее показательно и продолжающееся противостояние Азербайджана и Туркменистана вокруг месторождений Азери (Хазар), Чираг (Осман) и Кяпаз (Сердар). Следовательно, до определения правового статуса моря при варианте его раздела на национальные сектора спорные участки не могут кому-то принадлежать, если их национальную принадлежность не удается определить на основе двусторонних переговоров.

Подобный расклад в будущем из-за нерешенного статуса Каспийского моря и проблемы, связанной с его делением на сектора, может взорвать и без того хрупкий мир в регионе. Конфликты по поводу разработок нефтяных месторождений приведут к милитаризации Каспийского моря. При неблагоприятном развитии дел не исключено вовлечение в конфликт и России, ведь Каспийский регион входит в сферу российской безопасности.

– В чем международная дискуссия по правовому статусу Каспийского моря?

– Крайне противоречивой проблемой Каспия остается проблема определения статуса Каспийского моря, которая постепенно переходит в разряд «вечных» тем для государств Каспия и экспертного сообщества.

Международное сообщество и государства Каспия должны сесть и принять одно единственное и правильное решение: Каспий – море или озеро? Официально Каспий считается озером. Дело в том, что, признав Каспий озером, Россия и Иран не готовы применять международное право по водоемам по отношению к Каспию. А международное право по морям фактически не применимо по отношению к Каспийскому морю, так как 200-мильная береговая зона, принятая международным правом как зона берегового государства, будет пересекаться из-за недостаточной ширины моря.

В связи с этим автор монографии «Каспийская модель регионального сотрудничества» (М.: РАНХиГС при Президенте РФ, 2010) предлагает применить все приемлемое и необходимое для стран Каспия, элементы и статьи из международного права по водоемам и из международного права по морям по отношению к Каспию. Тем самым определить особый статус Каспия как единственного в мире, уникального водоема.

Еще одна очень важная международная проблема на Каспии: здесь не создана политическая, экономическая организация на основе пяти Прикаспийских государств для совместного решения проблем Каспия.

Во всем мире подобные организации есть. Баренц-арктическая конференция (Баренцево море), Дунайская конвенция (река Дунай), Организация Черноморского экономического сотрудничества (Черное море), на великих озерах между США и Канадой создана на основе озера Виктория и в Африке есть.

– Кто сегодня реально защищает достоинство и богатство, настоящее и будущее Каспийского моря? Все обирают Каспий и никто ему ничего не дает. Это не может оставаться безнаказанным. Есть ли национальные или международные общественные и государственные организации, реально, а не на бумаге, защищающие Каспий?

– Каждое государство Каспийского региона проводит свою внешнюю политику в регионе, исходя из собственных интересов.

Между тем, по мнению некоторых специалистов, уже около 70 % каспийских ресурсов принадлежат западным компаниям.

Сегодня в регионе существуют порядка 30 международных программ и проектов, которые так или иначе связаны с Каспием. Непосредственно в работах на Каспии участвуют нефтяные компании из 25 стран. А если посчитать все страны, которые ведут научные разработки и международные проекты, то их насчитывается более 50. Все это говорит и о территориальном разбросе, и об информационной разобщенности организаций, занятых изучением проблем и заинтересованных происходящим вокруг Каспия.

Тут уместно вспомнить русского геополитика, царского генерала А.Е. Вандама: 130 лет назад он предупреждал, что полезные ископаемые не принадлежат тому народу, который живет на нем, а принадлежат тому, кто добывает ресурсы из ее недр.

Криминогенные процессы, приведшие к двум чеченским войнам, террористические акты на Северном Кавказе обусловлены и выявлением огромных запасов углеводородов на Каспии, необходимостью перенаправления нефте-газопроводов в обход России, незаконченностью раздела каспийских богатств.

У государств Каспия деятельность в регионе разная. У России отношение к богатству и рачительному использованию богатств водоема, к сожалению, не лучше, чем у других. Иран здесь стоит особняком. Там ситуация и меры, принимаемые государством по охране окружающей среды, использованию ресурсов, охране и упорядочению ловли рыбных запасов, наилучшие. Один пример. Несколько лет назад международная организация СИТЕС (Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой уничтожения) отменила квоту на производство черной икры на несколько лет всем странам Каспия, кроме Ирана. Напомним читателям, что Каспий дает 80 % мировой черной икры. В клерикальном Иране, в ресторанах Тегерана вы можете попросить у официантов спиртное, поговорить о женщинах, но не дай бог заикнетесь про черную икру. Официант убежит от вас, как ошпаренный.

– Из Вашей монографии видно, что Каспийское море защищают 17 федеральных и дагестанских государственных организаций! Вероятно, и в других прикаспийских государствах не меньше подобных организаций. И чем больше «защитников», тем меньше осетровых и других ценнейших сортов рыб в Каспии.

– Создай на Каспии еще 117 организаций для защиты экологии, рыбных запасов, результата не будет, так как руководитель и сотрудники в этой структуре занимают должности без подготовки. Вот и результат.

– К примеру, дагестанские олигархи, чиновники и руководители окружили Каспий своими дворцами, построенными за «зарплату» в запретной близости к морю, отгородив Каспий от дагестанцев. Вы верите, что при такой «заботе» «элиты» у Каспия и Дагестана есть надежда на свое благополучное будущее?

– Вы правильно взяли слово элита в кавычки. Мне иногда кажется, что слово элита не применимо в дагестанском обществе. Элита в классическом понимании – это высший слой общества, который должен беспокоиться о культуре, развитии нации, народе, образовании, подрастающем поколении и ведущий общество за собой. Разве можно применить это понятие в прямом его смысле в Дагестане?

К сожалению, в республике вопросы, касающиеся власти, вне коррупции не рассматриваются. Так было последние 20 лет. Обстоят ли сейчас дела так в республике – не знаю. Нам хорошо известно, что Глава республики Р.Г. Абдулатипов борется с этим безобразием, но ему трудно все преодолеть.

Что касается побережья Каспия, то это достояние еще не родившегося россиянина, не говоря о дагестанце. Почему к побережьям Черного моря у меня есть доступ, а на побережье Каспия ни у меня, ни у дагестанцев, ни у жителя Калининграда или Владивостока доступа нет? Ведь это же рекреационная земля, тем более после распада СССР берега моря стали прибрежной зоной. Там, кроме санаториев, гостиниц и курортов, не должно быть ни одного частного строения.

– Читая в Вашей монографии о природных богатствах и интеллектуальных возможностях, а также о географии Дагестана, невольно задаешься вопросом: почему же досих пор Дагестан не стал ни Кувейтом, ни Швейцарией, ни Сингапуром, ни Арабским Эмиратом? В чем же причина?

– Из истории мы знаем, что до Киева еще была Якобинская революция во Франции. Французы настолько стали ненавидеть олигархов, что стали уничтожать не только олигархов и не только детей олигархов, но и их внуков. После этого было опасно появляться в приличном костюме на улицах Парижа. С того времени французы генетически боятся получать большие доходы. Бизнес облагается большими налогами, и многие бизнесмены и богатые люди (по примеру Жерара Депардье) выезжают из страны. Там состоятельные люди не кичатся своим богатством, многие мэры городов, топ-чиновники ездят на работу на общественном транспорте.

Дагестан – один из самых ярких образцов «разрыва» между наличием огромных ресурсов и возможностей республики для успешного экономического и социального развития и неиспользованием этих ресурсов. Помимо нефти, газа, электричества, моря, рыбы, коньяка, есть все. Каждый из этих продуктов может быть «мировым продуктом» и кормить не только республику, но и близлежащие регионы. Не знаю, как сейчас, но когда писал эту монографию, наша республика обеспечивала 11 регионов с населением 17 млн чел. электроэнергией. Только автодорога, проходящая через Дагестан, во времена СССР давала в бюджет 1,5 млрд долларов США. Это больше, чем дотации, которые выделяются Дагестану. Мы не говорим о нефти, газе, природных ресурсах, о биоресурсах того же Каспия, лечебных и минеральных водах.

Дагестан всегда был экономическим донором. А. Даниялов ходатайствовал перед ЦК КПСС о переводе республики в ранг ДССР из-за высоких экономических показателей, превышающих показатели Армянской, Молдавской, Эстонской и Киргизской ССР. Это письмо готовил один из сотрудников или помощников А. Даниялова – М.В. Вагабов и должно храниться в архиве Дагестанского обкома КПСС. Только с распадом СССР и c неэффективным использованием имеющихся возможностей, непрофессионализмом руководителей республика с огромным природным ресурсным и людским потенциалом стала, как и другие субъекты России, «поедателем» налогов населения России. В Дагестане есть все, чтобы прокормить не только себя, но и весь Кавказ. Даже не стану напоминать читателям о предприимчивости и таланте наших людей своими брендами, выходящими за пределы континентов. Однажды я в Вашингтоне в присутствии гранд-мастера Джуна Ри (основатель американского таеквондо, учитель Брюса Ли, Мохаммеда Али, Чака Нориса) и целой делегации подарил его сыну Джеймсу кинжал кубачинской работы. Каково было мое удивление, когда он, человек, не знающий, где находится даже Кавказ, принимая кинжал, произнес слово Кубачи!

Дагестанцы не должны жить на дотациях. Рамазан Абдулатипов с приходом к власти решил отказаться от дотаций из Москвы. Дай бог, чтобы его решение осуществилось.

– Каков сегодня геополитический статус Дагестана? Чего нужно нам опасаться? Внутренние и внешние вызовы и угрозы Дагестану?

– Политика прозападной части чиновников Москвы (а она имеет очень большое влияние в стране) в последние годы была направлена на деисламизацию Кавказа путем навязывания населению «распутной демократии», была противоположна, но схожа с ваххабитской, стремящейся все ломать, уничтожать и быстрыми темпами мусульманизировать всех и вся, быстро построить халифат.

Сегодня политика Центра по отношению к Дагестану постепенно меняется в лучшую сторону. Несомненно, это связано и с направлением Президентом России В.В. Путиным Рамазана Абдулатипова в республику.

– Не чрезмерно ли мы поклоняемся заморской идеологии в ущерб дагестанскому достоинству и дагестанским традициям, дагестанской цивилизации и дагестанскойистории?

– Вы коснулись самого важного вопроса, необходимого для продолжения вековой идентичности населения Дагестана. Метаморфозы, происходящие с нашими людьми, иногда невозможно понять.

То, что до сих пор происходило на Кавказе, в частности в Дагестане, результат навязывания кавказцам (россиянам еще в большей степени) «вестернизации» (образа западной культуры). Молодые люди, чтящие и соблюдающие свои нормы морали, свою религию и традиции, не воспринимают насаждаемые быстрыми темпами процессы «западизации» Кавказа.

Одной части молодежи более близка восточная культура за счет идентичности религий. Экспансия в республику арабской культуры не такая мощная, как западная, но имеет место. Когда в нашей культуре было кальянокурение, признанное врачами более вредным, чем табакокурение? В каких барах и ресторанах наши отцы и деды смотрели на полуголых девиц, танцующих «танец живота»? Когда наши мамы и бабушки ходили в черных до земли паранджах с сеткой на лице? Или полураздетыми, как мы выше говорили?

Из-за этого общество наше оскудело и духовно обнищало. Это видно по тому, что нашей творческой интеллигенции нечего черпать для творения произведений искусств из недр своего социума. Учеными становятся за счет плагиатства и некачественных работ, стихи и произведения писателей низкопробные, нет композиторов, пишущих музыку для народных песен!

И все это не трагедия, при желании от этого можно отойти, а хуже всего другое. Происходит замена наших ценностей заморскими элементами поведения, эти элементы со временем становятся традицией, нормой поведения людей, и шаг за шагом, год за годом вытесняют наши вековые традиции, обычаи и быт. Самое пагубное и наихудшее происходит через 30–40 лет: привнесенные чуждые нормы поведения и бытия не уживаются у нас, а свои уже потеряны безвозвратно. Получается, по Чингизу Айтматову, – «манкурты, родства не помнящие».

Мне иногда кажется, что из нас выбивают нашу память. Память предков. Знание истории и родословной.

Люди, хорошо знающие свою родословную и гордящиеся своими предками, уверенно и твердо ощущают «жизненную» почву под ногами, ответственны за свою деятельность на земле, поступки и образ жизни. Это не дает изменить менталитет кавказцев.

Цивилизованные страны не воюют за территории, они воюют за умы. (Вспомним анекдот про Дж. Буша-младшего. Буш-младший проснулся весь в поту от страшного сна. Отец прибежал и спрашивает: «Сынок, что случилось, что тебе приснилось такое страшное?». «Мне приснилось, что весь Китай принял ислам..!»).

– Вполне ли мы сознаем, что, кроме России, у Дагестана нет ни одной страны в мире, способной и готовой защитить, возродить и возвысить нас и нашу республику?

– У вас глобальные и объемные вопросы, Магомед Абдулхабирович. На каждый из них можно рефератом ответить, а коротко может получиться неполноценно. Ни с одним государством нам так хорошо не будет, как с многоконфессиональной Россией. Кто со мной не согласен, поезжайте и посмотрите, как живут мусульмане в мусульманских государствах в Таджикистане и Узбекистане. Посмотрите, какие проблемы у дагестанцев, проживающих в мусульманском Азербайджане. Еще год назад там ситуацию можно было сравнить с этноцидом. А к самостоятельности мы не готовы ни сегодня, ни послезавтра... Дагестанцы – мудрый народ. По исследованиям, проводимым ВЦИОМ по сепаратным настроениям наших людей, никогда не было более 3 % за отделение от России. Только один раз за отделение от России высказалось 5 % (1996 г.).

Директор Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишков говорит: «Существование Дагестана в составе России стало органичным, и возрождение религии на современном этапе на это не влияет. Со стороны может показаться парадоксальным, но это факт. Дагестан имеет сегодня больше всего мечетей и дает 80 % всех паломников России, выезжающих в Мекку. И в то же время здесь сильны установки в пользу российской государственности».

– Достаточно ли внимания уделяется в Дагестане развитию науки и техники, ибо без этого невозможно вхождение в современную цивилизацию и конкурентноепартнерство современного мирового сообщества?

– Посмотрите на Великобританию. Такая маленькая страна, а по словам Мохатхира Мухаммада (экс-премьер-министр Индонезии), там защищаются в год в три раза больше докторских диссертаций, чем во всем мусульманском мире. В.А. Маллеров, мой сосед-еврей, на Якиманке, говорит: деньги, вложенные в детское образование, дают 600 % прибыли. А мы что делаем? Ученых в Дагестане соотносительно больше, чем в других субъектах России. Надо научные достижения использовать в народном хозяйстве. Здесь многое не зависит от Главы республики Р. Абдулатипова.

Ситуация не улучшится, если в науку не вложить средства и не повысить зарплату учителя. Это от Дагестана не зависит.

– Есть ли у федерального руководства полное понимание дагестанских реалий? За последние тридцать лет меняются руководители, но никак не улучшается социальная и экономическая ситуация в республике.

– Думаю, понимание со стороны руководителя страны есть. Но уверен, многие чиновники из его окружения не позволяют ему принимать правильные решения. А правильно принятые решения выполняются на низком уровне. Думаю, проблемами мусульман и кавказцев в Кремле занимаются далекие от понимания проблем чиновники. Президент России хочет навести порядок в республике, но это должны делать и мы.

– В чем грех Дагестана? И почему так вяло и слеповато ведет себя федеральное руководство?

– Проблема в том, что Дагестан – мусульманская республика. Сегодня Запад не оставил на карте мира территории, где мусульмане живут спокойно. С проводимой в последние годы политикой Президента России В.В. Путина, направленной на создание многополярного мира, появляется надежда, что травля мусульман, по крайней мере в России, пойдет на спад.

– Кратко расскажите о Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. К Вам могут поступать на учебу?

– К нам могут поступать на учебу, в магистратуру, аспирантуру и докторантуру, приезжать на стажировку по бюджету или по контракту. Это работники Администрации Президента, Правительства, министерств, департаментов, судебных и правоохранительных органов, НС РД, но занимающие должность не ниже заместителя начальника отдела. Вот уже 5 лет практикуется поступление после окончания школы. Раньше этой возможности не было.

– Прошу еще рассказать о кафедре национальных и федеративных отношений, а также передать пожелания заведующему Вашей кафедрой, профессору МихайловуВячеславу Александровичу!

– Кафедра как работала, так и продолжает работать успешно. С уходом Рамазана Гаджимурадовича эстафету принял еще в 2006 году Вячеслав Александрович. Это уникальная кафедра, единственная в России. Сейчас мы собираемся ее переименовать в кафедру этнополитологии. Про Вячеслава Александровича можно говорить часами. Уникальный человек (терпеть не могу подхалимов, говорю как есть), глыба знаний, знаток Кавказа, которому нет равных, собеседник великолепный. Не можем всей кафедрой уговорить его издать мемуары. И привет передам, Магомед Абдулхабирович, и интервью дам прочитать, когда оно выйдет.

– Спасибо Вам за эту встречу!

«назад

Фотолента

фотографий: 4

Ловля рыбы у берегов Каспийского моря

Категория фото: Геополитика »

Пляж на берегу Каспийского моря

Категория фото: Геополитика »

Камиль Ланда, Магомед Абдулхабиров и Идрис Кадыров

Категория фото: Геополитика »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив