Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2015 от 26 Апреля 2016 г » История » Кавказская война и поручик Лермонтов

Кавказская война и поручик Лермонтов

 Известно, еще мальчишкой М. Лермонтов писал портреты своих близких и товарищей. Можно с уверенностью сказать, что если бы он не был поэтом, то был бы прекрасным живописцем. В фондах ДГОМ им. Тахо-Годи хранится копия одной из картин Михаила Юрьевича «Перестрелка в горах». Автор данной копии – художник Б.И. Клабуновский (она числится в музее под инд. № 96986, размер 48 х 38 см. Масло, 1979 г.). Специалисты-лермонтоведы утверждают, что сюжет картины Лермонтова «Перестрелка в горах» - это и есть битва при Валерике. Интересно знать, как поэт оказался на Кавказе и как проходила его служба здесь. Об этом наше повествование.

Из военной биографии поэта известно, что корнет Михаил Лермонтов был сослан на Кавказ в ссылку за стихотворение «Смерть поэта». Здесь он встретил старых своих друзей и приобрел новых, среди них были и декабристы. Первая ссылка поэта – наблюдения за жизнью простых солдат и офицеров в обстановке продолжительной Кавказской войны. Заодно он созерцал природу величественного Кавказа, пробуждающую в нем не только стихи, делал зарисовки, писал картины военных сражений в горах Кавказа. Вот что писал Лермонтов своему другу Святославу Раевскому: «...Я в беспрерывном странствовании, то пешком, то верхом изъездил линию всю вдоволь от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Кубе, Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами... Здесь кроме войны, службы нету ничего... Я снял на скорую руку все примечательные места, которые посещал и везде с собой имел порядочную коллекцию...» (Говоря о коллекции, поэт имел в виду свои наброски, сделанные им на перевале в горах в минуты затишья или на отдыхе).

Ссылка сыграла большую роль в формировании мировоззрения поэта, почувствовавшего в себе желание расстаться с военной службой, он говорил, что хочет целиком заняться литературной деятельностью. В том же письме Раевскому Лермонтов писал: «...Скучно ехать в новый полк, я совсем отвык от фронта и серьезно думал выйти в отставку...» Речь идет о предстоящем переводе поэта в Гродненский гусарский полк, размещенный недалеко от Новгорода. В этом полку он прослужил всего около трех месяцев.

Получив прощение государя императора, благодаря стараниям бабушки корнет Лермонтов в мае 1838 г. вернулся в свой Гусарский полк в Царское село. В 1839 г. Лермонтов, уже поручик, подумает серьезно об отставке. Однако весна 1840 года принесла новые неприятности. Дуэль с де Барантом привела к суровому приговору Николая I – второй ссылке на Кавказ. На этот раз поэт был переведен в Тенгинский полк, который вел боевые действия на наиболее опасных участках Кавказской войны. Передовую линию планировалось отодвинуть к югу. На правом фланге линии операция была поручена отрядам Засса и Раевского, на левом – чеченскому отряду генерала Галафеева. Но русские отряды опоздали. Предводитель горцев Шамиль успел распространить свое влияние на всю Чечню и даже за ее пределами. В связи с этим операции русских войск носили скорее не наступательный, а карательный характер.

Лермонтов сам напросился в отряд Галафеева, где получил должность адъютанта. Ему вменялось в обязанность наблюдение и донесение о действиях штурмовой колонны отряда, в случае необходимости – самому участвовать в боях. Для выполнения задания требовались высокие качества: хорошие знания, кругозор, решительность, мужество, смелость. Служба Лермонтова по тем временам считалась более опасной, чем действия в строю. Главным форпостом командования царских войск на левом фланге Кавказского фронта считалась крепость Грозная. Состоявшая из земляного вала и рва, она была построена в 1818 году генералом Ермоловым и должна была надежно защищать своих солдат и офицеров от дерзких набегов горцев, которые хорошо знали местность, умело использовали густые леса.

Весной 1840 года соединенные силы Чечни и Дагестана угрожали Грозной. К ней были стянуты царские отряды.

В стихотворении «Валерик» Лермонтов говорит об этом так:

...Нам был обещан бой жестокий.

Из гор Ичкерии далекой

Уже в Чечню на братный зов

Толпы стекались удальцов.

Отряд Галафеева вышел из Грозной в Малую Чечню на войну с Шамилем в начале июля и шел по левому флангу через Ханкульское ущелье. Одновременно проводились карательные меры: сжигались аулы, вытаптывались поля. Лермонтов не одобрял этих методов и уклонялся от карательных действий. В свободные минуты он записывал строки возникавших в уме стихов и делал зарисовки отдельных походов. 11 июля отряд подошел к реке Валерик и наткнулся на завалы, устроенные чеченцами. Вместо того, чтобы мчаться с донесением об этом к командиру, Лермонтов выхватил шашку и бросился в гущу сражения вместе с штурмовиками. Здесь и произошла кровавая битва, которую без прикрас отразил поэт в стихотворении «Валерик». Он же сам и проиллюстрировал это произведение. Поэтический слог, утверждали позже лермонтоведы, еще более отражает жестокость бойни, очевидцем и участником которой стал и поэт:

... здешние полки

Народ испытанный... «В штыки,

Дружнее!» раздалось за нами.

Кровь загорелася в груди!

Все офицеры впереди...

Верхом помчался на завалы

Кто не успел спрыгнуть с коня...

«Ура!» - и смолкло. «Вон кинжалы,

В приклады!» - и пошла резня.

Позднее в письме Алексею Лопухину из Пятигорска Лермонтов писал: «...Одно довольно жаркое дело продолжалось шесть часов кряду...» После этого похода, не принесшего существенного успеха в войне, Лермонтов продолжал участвовать в дальнейших операциях отряда Галафеева. Трижды представляли его командиры к боевым наградам, но он не получил ни одной. По царской милости ему не суждено было получить даже отставку, так как царь не велел отпустить Лермонтова от «фронта» в Тенгинском полку. Побывав в недолгом отпуске в Петербурге и Москве, поэт в начале 1841 г. снова на Кавказе. Но судьбой ему было уготовлено умереть не от пули или кинжала горца, а от пули русского офицера на дуэли.

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив