Народы Дагестана
Архив номеров » № 1, 2016 от 23 Июня 2016 г » Этнология » Братские отношения дагестанцев за рубежом

Братские отношения дагестанцев за рубежом

 Миграция дагестанцев за рубеж имеет многовековую историю. Небольшие диаспоры (колонии) дагестанцев издавна существовали в крупных городах Аравии, Ближнего Востока, Египта, Ирака и Турции. Ученые из Страны гор пользовались большим авторитетом и популярностью среди интеллектуальной элиты в центрах исламской науки и культуры (Багдад, Дамаск, Каир, Мекка, Стамбул).

Давая оценку вкладу дагестанских ученых в развитие культуры, науки и образования мусульманских народов, академик И.Ю. Крачковский писал: «Дагестанцы и за пределами своей Родины, куда их закидывала судьба, оказывались общепризнанными авторитетами для представителей всего мусульманского мира».

О миграции дагестанцев после окончания Кавказской войны в Османскую империю писали историки и этнографы. Авторы научных работ основным мотивом эмиграции дагестанцев считают политику царской администрации на покоренных землях (строительство тюрем, крепостей, изменение привычного образа жизни горцев). После многолетней войны экономическое положение горцев было и без того очень тяжелым…

По сведению руководителя общественной организации – Ассоциации Северокавказской диаспоры Магомеда Айдемира, в Турции насчитывается около сорока сел с выходцами из Дагестана, Белоканского района, Чечни и Кабарды. Названия многих сел идентичны нашим: Кикуни, Чиркей, Хаджалмахи, Хунзах, Карата, Анди, Киша, Шапих, Цудахар, Акуша, Зубутли, Миатли, Мехельта и другие.

В Турции, и в частности в городе Ялова (побратим наших городов Махачкала и Хасавюрт), любят и уважают дагестанцев. В центре города имеется парк, где установлены памятники (бюсты) имаму Шамилю и Расулу Гамзатову. Как только узнают о том, что кто-то приехал из Дагестана, турки, оставив все свои дела, спешат на встречу. Даже столетняя мать поэта Жахбара Барласа уговорила меня принять от нее в подарок носки, которые связала сама. «Хочу, чтобы творение моих рук дошло до родины моих предков», – сказала она. В ее словах чувствовалась любовь к утраченной исторической родине…

Гюнейкой – самое крупное селение дагестанцев в Турции… В начале 1890-х годов влиятельные представители дагестанской диаспоры: Газимагомед (сын имама Шамиля), шейхи – Мухаммад Мадани и его племянник Шарапудин, маршал турецкой армии Мухаммадпазил Дагистани – были приняты турецким султаном. Он разрешил переселенцам выбрать любое приглянувшееся им место. Их выбор пал на место современного расположения села Гюнейкой. Это очень живописная местность: лесистое предгорье недалеко от побережья Мраморного моря, в 20-ти километрах южнее села Кикуни. После строительства села туда к шейхам стали стягиваться их мюриды из близлежащих даргинских и аварских сел, дагестанских диаспор. Они и составили костяк первопоселенцев Гюнейкоя. Далее, вплоть до окончания Второй мировой войны, население данного села пополнялось за счет переселенцев из Дагестана. Последними переселенцами были несколько бывших советских военнопленных с территории Германии и союзных стран, не пожелавшие возвращаться в Советский Союз, зная, что там их ждет двадцатилетний тюремный срок за «измену Родине».

По сведениям восьмидесятилетней двоюродной сестры моего дедушки – Зайнаб, среди основоположников данного села были ее дядя по отцу Хабаали – сын бесстрашного знаменосца имама Шамиля Хуни Багадура, который после выезда Шамиля из нашей страны стал наибом в Кара Чачане (видимо, так называли в старину какую-то местность в нынешней Чечне), отец уважаемого Нури Паши, который (по ее же словам) составил план села Гюнейкой, и другие. Хабаали, как друг сына имама Шамиля Газимагомеда, вместе с семьей имама, переселился в Турцию и был назначен командиром одной из частей дагестанцев. В строительстве мечети села участвовал и отец Зайнаб – поэт, картограф Ибрагимгаджи Багадуров…

В 1920 году, когда греки напали на Турцию, они захватили и сожгли село Гюнейкой, но мечеть сохранилась. Зайнаб показала на минарете той мечети следы от пушечных ударов врагов. Когда турецкая армия очистила страну от оккупантов, для восстановления сожженного селения были выделены деньги, большую часть которых присвоил себе мулла. Только из-за этого факта не была опубликована историческая публицистика Ибрагимгаджи (родился в селе Карата в 1864 году). Многочисленные потомки того муллы не хотели, чтобы их фамилия была очернена…

Ибрагимгаджи был плечистым, сильным, высоким (около двух метров), не любил несправедливость и поэтому не хотел пропустить в своей летописи столь вопиющий факт. Из-за этого мулла не соединял его мусульманским браком с любимой девушкой из Кадара Райганат (матерью Зайнаб). Влюбленный И. Багадуров прилюдно снял с головы любимой девушки платок, и мулла был вынужден заключить мусульманский брак Ибрагимгаджи и Райганат…

Гюнейкойцы со дня основания селения, наряду с религиозной деятельностью и земледелием (шесть гектаров земли), увлекались ювелирным искусством. Вплоть до кризиса 2008 года они контролировали основной рынок ювелирных украшений в Стамбуле. Около ста гюнейкойцев владели ювелирными магазинами, лавками или мастерскими. Одним из тех, кто среди нынешнего поколения владеет ювелирным мастерством, является племянник Зайнаб Тамер Гьазер. Он изготавливает ювелирные украшения из серебра с чернью, имеет свою мастерскую, обучил мастерству дочь Райганат.

Тамер приезжал в Дагестан несколько лет тому назад, дарил здешним родственникам ювелирные украшения, изготовленные своими руками. Он так вспоминал о своем деде Ибрагимгаджи: «Перед смертью дедушка потерял зрение. А прожил он 117 лет. Меня часто оставляли сидеть с ним. Дедушка любил рассказывать о том, что сам в жизни увидел, пережил, достиг. Иногда забывал, что рассказывает об этом уже не раз, а мне – парнишке – хотелось идти погулять, поиграть с ровесниками. Я включал магнитофонную запись, куда заранее записывал свой голос, через каждые 3 минуты я говорил (по записи) слово «ага», чтобы дедушка не заметил, что я оставил его одного на некоторое время»…

Побывав на могиле Ибрагимгаджи и совершив зиярат у могил шейхов, которые находятся на том же кладбище, мы спустились в село. Я слушала воспоминания Зайнаб: «Мой отец мечтал поехать в Турцию, как и его старший брат Хабаали. Но родители и слышать не хотели об этом. Семнадцатилетний Ибрагимгаджи пас овец своей семьи в горах. Он попросил сельчанина-чабана присмотреть за его отарой и отправился в Турцию. Решительный юноша в одиночестве прошел по заснеженным вершинам гор и по знойным пустыням. Он позабыл про бой с диким кабаном в лесу и боль мозолей на ногах, когда пришлось в чужой стране, не зная языка, не имея при себе никаких документов, искать старшего брата. Его посадили, но, к великой радости Ибрагимгаджи, нашли переводчика, владеющего аварским языком. Тот хорошо знал военного командира Хабаали.

Ибрагимгаджи встретился с братом в Бурсе. Парень легко выучил турецкий язык, прожил там два года, потом вернулся на родину. Но у него была неспокойная душа, он снова уехал в Турцию и совместно с Гафуровым Магомедом открыл в Бурсе ткацкую фабрику. Но жизнь в городе была ему не по душе. Он переехал в село Гюнейкой, построил дом и занялся земледелием и скотоводством. Ибрагимгаджи был мастером по строительству домов, обувным мастером, да еще владел искусством врачевания. Но основным делом в его жизни была профессия картографа.

В годы войны с Японией он работал над картами-планами строительства укреплений и дорог. Ибрагимгаджи любил путешествовать. Он побывал в Гималаях, в Индии»…

Нынешний Гюнейкой – поселок городского типа, маленький, чистый и благоустроенный курортный поселок. С обеих сторон улиц, покрытых тротуарной плиткой или асфальтом, смотрят большими окнами современные двух– и трехэтажные дома. По словам Зайнаб, нынешние молодые люди (как и все ее дети) в основном живут в больших городах, поэтому многие из домов оживляются в летние месяцы, когда они во время отпуска возвращаются в Гюнейкой.

Как и в старину, представителей дагестанских диаспор объединяет любовь к исторической родине, к ее ремеслам, традициям, культуре. Руководитель Ассоциации Магомед Айдемир и ее члены проводят огромную работу для сохранения культуры народов Кавказа и Дагестана. В здании Ассоциации имеются большой танцевальный зал, национальные инструменты и танцевальная форма одежды. Каждый год в Ялове проводится фестиваль кавказских танцев с приглашением танцевальных ансамблей из разных республик Северного Кавказа, в том числе и из Дагестана.

В здании Ассоциации работают кружки национальных дагестанских ремесел, также детей дагестанской и кавказской диаспоры обучают традиционным национальным кавказским и турецким ремеслам, например нашему ковроткачеству, а также турецкому узору (на поверхность воды наливают масляную краску и рисуют очень красивые узоры, а затем выводят их на бумагу).

3 июня 2015 года Магомеду Айдемиру в городе Стамбуле вручили медаль, приуроченную к 95-летнему юбилею российско-турецких дипломатических отношений.

Магомеда в его деятельности поддерживает глава города Ялова поэт Вефа Салман. Он поддержал предложение Магомеда Айдемира о создании в Ялове Кавказского Дома. Вефа Салман очень добродушно принял нас с Магомедом Айдемиром и профессором Магомедом Виролем у себя, подарил мне свою книгу стихов на турецком языке, а я ему свою книгу рассказов в переводе на английский и азербайджанский языки. После встречи с ним мы посетили, по его рекомендации, древнейший завод по производству бумаги, исторический и изобразительный музеи города Ялова.

Интересными были встречи с поэтами, писателями из дагестанской диаспоры: с Шихабуддином Озденом и Жахбаром Барласом. Только они могут из всех, с кем я встречалась в Ялове и в Гюнейкое, читать и писать кириллицей, т.е. читать книги аварской поэзии, привезенные мною. Когда я читала наизусть, слушали многие, знают аварский язык, но не знают кириллицу. Шихабуддин много лет издает журнал «Дагестан». Он подарил мне этот журнал, который выпускается на турецком языке для турецких дагестанцев о Дагестане и дагестанцах.

Нас с Шихабуддином и общественницей Зайнаб пригласил к себе поэт Жахбар Барлас. За десятки лет он собрал столько книг по литературе, истории, культуре и религии, что организовал у себя дома целую библиотеку. Жахбар читает и переводит с аварского языка. За чашкой чая живо беседовала с нами чистоплотная, аккуратная, хорошо сохранившаяся мама поэта.

 


«назад

Фотолента

фотографий: 3

Представители дагестанской диаспоры в г. Ялова , Турция, с мэром города В. Салманом (в центре)

Категория фото: Этнология »

Мэр города Ялова В. Салман и дагестанская поэтесса Б. Расулова

Категория фото: Этнология »

Ассоциация по связям с соотечественниками за рубежом «Ватан», 90-е годы

Категория фото: Этнология »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив