Народы Дагестана
Архив номеров » № 2, 2016 от 1 Августа 2016 г » Личности » Дамадан-Эфенди из Мегеба

Дамадан-Эфенди из Мегеба

 Письменность и наука возникли в Дагестане с распространением ислама и арабо-мусульманской культуры. В XIV-XV веках дагестанцы на основе арабской письменности создали так называемую аджамскую письменность, которой они пользовались и в годы советской власти, и пользуются в наши дни.

Дамадан – один из ранних представителей возрождения (ренессанса) арабо-мусульманской культуры в Дагестане. Известно, что с падением арабского халифата и обострением междоусобной борьбы арабо-мусульманская культура постепенно «застыла», а затем с усилением роли региональных групп духовенства перестала развиваться. Правда, существовали некоторые очаги, где арабо-мусульманская культура развивалась – Кордовский халифат в Южной Испании, Египет и др. Но они не играли роль объединяющего и направляющего центра мусульманской культуры. В Дагестане ислам и связанная с ним культура утверждались в VII-XVI веках, когда на Востоке их роль сильно упала. Поэтому выдающиеся русские и советские исследователи мусульманского Востока придавали общенаучное значение изучению культуры дагестанского региона. И мы говорим о ренессансе ислама и мусульманской культуры в Дагестане в XVII-XVIII веках.

Дамадан-Эфенди сын Якуба жил в Мегебе (Мемухе), небольшом селении Гунибского района. В наше время это селение известно, главным образом, как родина четырех Героев. В нем проживают даргинцы, когда-то переселившиеся из сел. Муги Акушинского района.

Я был удивлен, когда узнал, что, несмотря на то, что прошло много веков со времени переселения их в аварскую среду, и все годы советской власти языком обучения и делопроизводства здесь был аварский язык, мегебцы не забыли своего языка, он лишь несколько изменился. Дамадан учился у аварских улемов, у него учились даргинцы. Так было всегда в Дагестане. А. Каяев пишет, что учителем Дамадана был Казакилав из сел. Арчи того же Гунибского района. Настоящее имя Казакилава – Мухаммад Амин. Пока больше ничего не известно о нем. По преданию, Дамадана в своем ауле редко видели, много времени он проводил в странах мусульманского Востока, в частности в Сирии, Йемене, Иране, Азербайджане, совершенствуя свои знания. К сожалению, дагестанцы небрежно относятся к своему культурному наследию и поэтому пока не занимаются им. В самом Мегебе сохранилась лишь плита с надписью на арабском языке «Выдающийся ученый, шейх Дамадан из Мегеба, умер в 1726 году».

В ауле бытуют легенды о его способностях. Говорят, что он мог предвидеть, влиять на закономерности природы. Но пока наука не признает такие возможности. Гасан Алкадари сообщает, что Дамадан и Мухаммад из Кудутли знали друг друга и общались. Это, скорее всего, достоверно, так как они были современниками, подолгу находились в странах мусульманского Востока, одинаково увлекались наукой и в одно и то же время были учениками одного мудариса – Салиха из Йемена. А.А. Гайдарбеков подчеркивает, что Дамадан был товарищем Мухаммеда из Кудутли.

Известные советские востоковеды академики В.В. Бартольд, И.Ю. Крачковский, А.Н. Генко высоко отзываются о Дамадане как об ученом и общественном деятеле. Есть основание полагать, что Дамадан создал своего рода научную школу, которая занималась, главным образом, естественными науками. Пока известно, что в какое-то время в школе Дамадана обучался Махад из Кури (умер в 1734 г.), где он углублял и расширял свои математические знания. По словам Али Каяева, Махад из Кури написал несколько работ по арифметике, геометрии и алгебре, применял приобретенные в школе Дамадана математические знания в архитектуре, которой он успешно занимался. По рассказам Куринцева, он спланировал местную Джума-мечеть с каменными колоннами.

Ученого из Мегеба и его наследие еще мало знают в Дагестане. Мансур Гайдарбеков, ссылаясь на малоизвестный источник, сообщает, что Дамадан умер в азербайджанском городе Гандже при завоевании его турками в 1721 году. По другой записи в книге, он умер в 1726 году.

Дамадан был человеком энциклопедических знаний. Мударис преподавал в медресе такие знания и в таком объеме, какими он сам обладал, охватывал в преподавании все, что знал по тем традиционным наукам.

Назир из Дургели писал, что Дамадан занимался математикой, астрономией, медициной и алхимией. В Европе его называют знатоком математики. По примеру арабских математиков он в геометрических вычислениях применял более упрощенные приемы. Разумеется, в математике и геометрии он не сделал никаких открытий, но важно то, что Дамадан овладел основными достижениями мусульманского Востока в этих областях. Увлекался и алхимией.

Многие алхимики в Европе и в мусульманском мире имели свои лаборатории, где занимались опытами по превращению простых металлов в драгоценные (золото, серебро) посредством особого вещества, т.е. философского камня, не существующего в природе. Но они получали различные вещества, и их лабораторные опыты положили начало химической науке. По словам Али Каяева и по народному преданию, Дамадан получил мягкие металлы и различного рода вещества, пригодные для очищения металла от ржавчины и одежды от пятен.

Дамадан любил и медицину, изучал ее на основе трудов Ибн Сина, Закария Разии, Маджуси и других арабо-мусульманских медиков. Бывал он и в Иране с целью изучения медицины. Имя иранского медика Закария Разии пользовалось тогда большой популярностью. Как сообщается в европейской печати, он оставил более 50 медицинских трактатов, из которых «Трактат о ветреной оспе и кори» был переведен на многие языки мира. Известно, что медицинский трактат «Тухфатуль-му,минин» («Подарок верующим») был переведен Дамаданом с иранского языка на арабский, поскольку тогда многие в Дагестане не знали иранского языка. Есть сообщение о том, что этот трактат достался Чулак Сурхаю, когда тот захватил Шемахи, и он передал его Дамадану, чтобы перевел на лакский язык. Известный филолог Дагестана, знаток старины И.Х. Абдуллаев пришел к выводу, что часть трактата переведена Дамаданом на лакский язык под названием «Ханнал мурад». В 1929 году была найдена рукопись трактата. По словам Каяева, с 1934 года лакский народ пользуется им.

Автору этой работы также удалось обнаружить неполный текст его краткого справочника с названиями лекарств, способов их изготовления из растений, неорганических веществ и продуктов животноводства. Справочник был переведен на ряд дагестанских языков. Неполные тексты его на даргинском и лакском языках сохранились до сих пор и используются отдельными сельскими лекарями. Все ученые-арабисты, интересовавшиеся творчеством ученых прошлого, единодушны в том, что Дамадан был самым популярным астрономом Дагестана того времени.

В астрономии он продолжал арабо-мусульманские традиции и пропагандировал достижения Насир ад-дина Туси, Улугбека, перевел с персидского на арабский язык комментарии ал-Буржанди к «Муккадаме» Улугбека. Он имел простые инструменты для наблюдения и с их помощью объяснял движение планет Солнечной системы, изменение времен года, затмение Луны, Солнца и т. д.

Каяев сообщает, что Дамадан переписал «Зиджи» (Гураганские таблицы Улугбека) и создавал по аналогии астрономические таблицы. Он сам видел в Кумухе один экземпляр «зиджей», написанный рукой Дамадана.

Характеризуя перевод комментариев Абдул Алия б. Мухаммада б. Хусейна ал-Буржанди к «Муккадаме» Улугбека, М. Нурмагомедов подчеркивает, что он свободный, самостоятельный, лаконичный и ясный. Как видно из трудов Дамадана, пишет исследователь, он обладал обширными знаниями по тригонометрии и излагал ее основные законы и положения. Дамадан приводит тригонометрические таблицы, которые, по словам того же Нурмагомедова, отличаются изумительной точностью и до сих пор считаются верными.

Дамадан решал, пишет Нурмагомедов, самые трудные задачи с помощью теории пропорции, он исключительно хорошо владел методом использования пропорций, располагал компактной теорией решения приблизительных и предположительных задач. В работах по астрономии и математике он использует буквенное обозначение вместо цифровых.

Дамадан был, главным образом, философом и, как свидетельствуют его современники и сохранившиеся фрагменты его работ, обладал широким диапазоном знаний и абстрактно логическим мышлением. Он учился у Казакилава науке о мышлении, т. е. философии и логике. Находясь в медресе Казакилава, он написал книгу о физике, которая также считалась философской наукой. Его философские взгляды развивались под влиянием идей ал-Фараби, Ибн Сины, Ибн Рушда и других философов-энциклопедистов мусульманского Востока. Бывая продолжительное время на Востоке, он хорошо изучил их творчество. Дамадан ссылается на Ибн Сину и в сохранившейся работе по медицине. Поэтому можно утверждать, что он разделял их взгляды и считал, что мир возник благодаря преобразующей энергии божества и после становления развивается по своим законам. Можно предположить, что Дамадан придерживался мнения, что все материальное в мире состоит из четырех элементов: огня, воды, земли и воздуха. Это было тогда почти общее мнение ученых. Так, у Дамадана в объяснении материального мира, его происхождения и развития имелись определенные черты свободомыслия.

Ученый был убежден в способности человечества познать тайны Вселенной. Он поддерживал науку, ратовал за ее развитие, но вместе с тем признавал религиозные истины. Отсюда его стремление к компромиссу между наукой и религией.

Дамадан был энциклопедистом, носителем лучших арабо-мусульманских научно-философских традиций. В его творческом наследии богословие, наука и философия выступали в единстве, как компоненты единой системы. В ней ислам является связующей и интегрирующей силой. Дамадан сыграл значительную роль в становлении философии и естественных наук и их пропаганде в Дагестане.

 

Гайдарбеков утверждает, что Дамадан оставил после себя много научных произведений и этим он сильно поднял свой авторитет среди ученых Дагестана. Он оставил и учебные пособия. К сожалению, еще не обнаружены многие его трактаты и письма. Возможно, со временем его работы будут обнаружены и за рубежом.

«назад

Фотолента

фотографий: 5

Надпись на арабском языке на стене зиярата

Категория фото: Личности »

Зиярат Дамадана- Эфенди в ауле Мегеб

Категория фото: Личности »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив