Народы Дагестана
Архив номеров » № 4, 2016 от 26 Октября 2016 г » Общество » Особенности идеологии и практики религиозно-политического экстремизма на Северном Кавказе

Особенности идеологии и практики религиозно-политического экстремизма на Северном Кавказе

 Основным содержанием и смыслом идеологии религиозно-политического экстремизма, проявляющейся в республиках СКФО, является политическая практика различных экстремистских организаций, имеющая целью отторжение республик Северного Кавказа от Российской Федерации и создание теократического государства, некоего подобия ИГ. Средством реализации этой цели является терроризм, с многочисленными формами проявления которого в последние годы сталкиваются все республики северокавказского региона.

Угрозы экстремизма и терроризма в северокавказском регионе будут существовать до тех пор, пока существует социально-экономическая, политическая, духовная система поддержки и воспроизводства инфраструктуры экстремизма. Однако эти угрозы могут быть минимизированы путем целенаправленной совместной работы органов государственной власти и институтов гражданского общества.

Ключевым звеном, ухватившись за которое можно вытащить всю цепь экстремизма, сегодня является идеология экстремизма. Потому необходимо потребовать от органов власти республик и краев Северного Кавказа, органов местного самоуправления, образовательных учреждений, всех институтов гражданского общества поднять на качественно новый уровень идеологическую, просветительскую, воспитательную работу с населением, особенно с молодежью, как социальной группой, наиболее подверженной рискам экстремизма.

Нельзя мириться с тем, что некоторые средства массовой информации неустанно «разъясняют» всем и каждому, что «молодежь присоединяется к боевикам исключительно по религиозным причинам». По этой версии выходит, что именно религиозная идеология (в условиях Северного Кавказа читай – исламская идеология, так как экстремистское подполье идентифицирует себя именно с исламом) и является идеологией экстремизма. Если следовать этой логике, то требование противодействия экстремизму может быть истолковано не иначе как требование вести идеологическую борьбу с исламом и всеми верующими-мусульманами.

Республики Северного Кавказа являются демократическими правовыми государствами в составе Российской Федерации, где человек, его права и свободы признаются высшей ценностью. Одновременно все республики конституционно провозглашены светскими государствами, где никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. При этом все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Эти конституционные положения позволяют исламской религии занять достойную нишу в социальном и духовном пространстве Северного Кавказа и полноценно функционировать в интересах верующих-мусульман.

И действительно, в подавляющем большинстве религиозные организации, образовательные учреждения и СМИ в регионе строят свою деятельность, не входя в конфликт с государством, в рамках его правового поля. Исламские организации стремятся выработать и пропагандировать социально стабилизирующее мировоззрение; минимизировать и компенсировать в специфически религиозной форме протестную активность определенных слоев населения; сплотить верующих и способствовать их включению в существующую социальную систему; узаконить и освятить традиционные для северокавказского общества политические, правовые, моральные нормы и установления. Ислам в своих традиционных формах не требует от своих приверженцев фанатической приверженности идеям немедленного насильственного теократического переустройства общества. Потому ислам как идеология не может и не должен рассматриваться как экстремистский.

Экстремистская метаморфоза произошла с салафизмом как нетрадиционным для северокавказского региона толком ислама, который стремится дестабилизировать социально-политическую ситуацию в регионе, пропагандирует альтернативную по отношению к традиционному исламу религиозную идеологию, стремится разъединить, разобщить верующих по конфессиональному принципу, подвергает критике существующие социальные порядки и нравственные нормы.

Для того чтобы прояснить, почему же происходит такая метаморфоза с конкретным направлением в исламе, недостаточно одних только знаний о социальной системе воспроизводства инфраструктуры экстремизма, необходимы еще и знания некоторых особенностей религиозного сознания, допускающих его экстремистские превращения. На них и остановимся.

Религиозная вера в сознании человека проявляется в двух формах: как религиозные представления и как религиозные чувства. Соответственно этому и в исламском сознании можно выделить два уровня: исламская идеология и исламская психология. Систематически оформленная совокупность исламских представлений, принявшая форму общеобязательного, ортодоксального, единственно истинного вероучения, и представляет собой уровень исламской идеологии. Противоречивость исламской идеологии является почвой для различных ее интерпретаций, разных идеологических акцентов. Это обстоятельство позволяет нам разграничивать на уровне идеологии ислам как нормальную религию и экстремистскую идеологию, которая рядится в исламские одеяния.

Чем же отличается традиционная для нас исламская идеология от ее экстремистских превращений? Основное догматическое содержание ислама одинаково и в нормальной, и в экстремистской ее форме. Различия заключаются в идеологических акцентах, в мировоззренческих приоритетах, устанавливаемых соответствующей интерпретацией основного догматического содержания. Эти различия мы можем провести по четырем базовым пунктам исламского мировоззрения: статус реального мира в исламской картине мира, понимание природы человека, отношение человека к видимому миру и отношение человека к потустороннему миру.

По первому пункту традиционная исламская идеология рассматривает видимый мир как продукт божественного творения, который, будучи таковым, совершенен, насколько это возможно, и потому не нуждается в человеческом исправлении и воздействии. Экстремизм, выступающий от имени ислама, признавая мир продуктом божественного творения, акцентирует внимание на моментах порчи, внесенных в этот мир действием отрицательных сил, как говорят обычно, происками «нечистой силы». Соответственно этот мир рассматривается как совершенный в замысле, но частично испорченный и, следовательно, нуждающийся в исправлении.

По второму пункту ислам, рассматривая человека как творение бога, видит в нем противоречивое сочетание позитивных и негативных качеств, божественной, высшей и телесной, низшей природы. Смысл существования человека состоит в личном спасении путем внутреннего духовного совершенствования, подавления негативных низменных качеств и развития высших качеств личности. Экстремистские проявления в исламе внутреннюю противоречивость природы человека, борьбу в нем высших и низших сил упрощают, разделяя людей на правоверных, достойных спасения и неправоверных, недостойных спасения, но нуждающихся в исправлении ради их же собственного спасения.

По третьему пункту ислам определяет место человека в мире как связующего звена между видимым и потусторонним миром. В качестве такового человек должен принимать существующий мир таким, каким он есть, охранять порядок видимого мира, учрежденный творцом, и не пытаться его переделывать или исправлять. Религиозный экстремизм исходит из того, что правоверные не должны смиряться с испорченными элементами видимого мира и испорченными, неправоверными людьми, а вести работу по их исправлению, искоренять, по мере своих сил, порчу, внесенную в материальный мир и в некоторых людей.

По четвертому пункту ислам рассматривает человека как несовершенное творение бога, стремящееся к совершенству. Главным путем достижения совершенства является личное мистическое общение с создателем посредством культовых действий, а главным содержанием личного отношения человека к богу является смирение и любовь. Экстремистские превращения в исламе переносят акцент на то, что человек – слуга всевышнего, подчеркивают его несовершенство. Любовь создателя человек может и должен заслужить ревностным служением по исправлению порчи в самом себе, но, главным образом, в других людях и в видимом мире.

Обладающая указанными характеристиками религиозная экстремистская идеология является основой религиозных экстремистских чувств. Комплекс религиозных чувств, как и их баланс у отдельного верующего, его приоритеты всегда индивидуальны. Эта индивидуальность позволяет нам отличать на уровне религиозной психологии нормального верующего от экстремиста.

В структуре эмоциональных переживаний нормального верующего главное место занимает переживание личного отношения к творцу. В религиозном экстремистском переживании доминирует другой объект – люди (и в основном испорченные) и мир (в основном также испорченный). Именно они привлекают и эмоционально возбуждают больше всего экстремиста.

В религиозных чувствах истинного мусульманина преобладают позитивные эмоции: радость, восхищение, любовь, покорность, надежда. В религиозных чувствах экстремиста преобладают негативные эмоции: греховность, страх, бессилие, гнев, ненависть.

Чувства искренне верующего мусульманина внутренне противоречивы и по отношению к богу, и по отношению к себе, и по отношению к людям и внешнему миру. Они не раскрашивают свои объекты в эмоционально черно-белые цвета. Нормальный верующий любит бога, как такового, он любит его в себе и в других людях и во всем мире. Религиозные чувства экстремиста носят внешний и упрощенный характер. По отношению к богу он испытывает извращенную любовь смиренного и покорного раба, с громадной примесью страха. По отношению к людям религиозные чувства экстремиста разделяются. К правоверным он испытывает положительные эмоции, к неправоверным – негативные. И те и другие у него носят преувеличенный, экзальтированный характер.

Содержанием эмоциональных переживаний искренне верующего мусульманина является возвышение души, культивация чувств любви и гуманизма. Содержанием эмоционального переживания экстремиста является своеобразный садомазохистский комплекс, когда он испытывает наслаждение путем причинения страданий своему телу или другим людям путем деструктивных действий, направленных на внешний мир.

Способ переживания религиозного чувства искренне верующего мусульманина носит внутренний, уравновешенный и возвышенный характер, проявляясь как внутренний свет души, исходящий от личности, испытывающей это религиозное чувство. Способ переживания религиозного чувства экстремиста – внешняя экзальтация, истеричность, сопровождающаяся соответствующими гримасами, мимикой, жестами, позами.

По своей сути религиозное сознание экстремиста – это особая интерпретация религиозного мировоззрения и особый склад религиозных чувств. Но на основе экстремистского сознания формируется религиозное экстремистское поведение.

В любой религии содержится норма верности своему богу и сопротивления иным верам. Но эта норма может быть интерпретирована по-разному. Либо как требование агрессивной войны с иноверцами, либо как пассивное отстранение от иной веры и мирная критика чужой веры. Все эти моменты позволяют переориентировать поведение верующего на деструктивную деятельность по отношению к несовершенному миру с целью преобразовать его по образцу своих иллюзорных религиозных идеалов. Чем же отличается религиозное поведение экстремиста от поведения нормального верующего?

Во-первых, для нормального верующего характерна внутренняя моральная мотивация, основанная на свободном внутреннем принятии личностью нравственных норм и принципов, существующих в исламе. Нормальному религиозному поведению характерен приоритет нравственных целей, который ограничивает выбор средств, а также высокая нравственная личная ответственность. Для религиозного поведения экстремиста характерна внешне принудительная мотивация, когда определенные нормы и предписания исполняются не по внутреннему духовному убеждению, а по внешнему принуждению. Внешне-принудительный характер мотивации религиозного поведения экстремиста ведет к таким последствиям, как безответственность и безнравственность этого поведения. Поскольку экстремист полагает, что он действует как раб Аллаха и послушный исполнитель его воли, постольку и ответственность за свои действия он возлагает, в конечном счете, на бога (что практически означает для религиозного экстремиста полную личную безответственность).

Во-вторых, доминирующей целью поведения нормального верующего является получение божественной благодати. Религиозное поведение экстремиста имеет доминирующей целью уничтожение порчи в других верующих, а также борьбу с иноверцами и порчей видимого мира.

В-третьих, нормальному религиозному поведению характерен выбор мирных, конструктивных видов религиозного действия, связанных в основном с исполнением культовых обрядов. В отношении к иноверцам нормальный верующий проявляет терпимость и полагается на методы убеждения и корректного диалога. Для религиозного поведения экстремиста характерна подчеркнутая агрессивность, приоритет принудительных насильственных действий.

В-четвертых, в структуре религиозного поведения истинно верующего наблюдается безусловный приоритет культовых действий, поскольку общение с творцом составляет для него главный смысл. Для экстремистского поведения характерен приоритет внекультовой деятельности, поскольку не общение с богом, а ревностное служение ему путем искоренения порчи в мире и в людях составляет для него главный смысл религиозной деятельности.

В-пятых, поведение нормального верующего является полимотивационным. Это значит, что в общей структуре поведения верующего религиозное поведение составляет лишь часть всего поведения и религиозные мотивы не исчерпывают всех его мотивов. У экстремиста религиозная деятельность становится не просто преобладающим видом поведения, а господствующим видом деятельности, принудительно подчиняющим и перестраивающим, искажающим в соответствии с религиозными экстремистскими идеалами все остальные виды деятельности.

В итоге мы можем отметить, что отличие экстремистского поведения от других религиозных видов поведения обусловлено тем, что оно мотивировано религиозной экстремистской идеологией. Оно представляет собой иллюзорно-деструктивную агрессию верующих против вероотступников в своей среде, иноверцев, неверующих и испорченного мира. В религиозном поведении экстремиста, в отличие от религиозного поведения нормального верующего, акцентированы разрушительные моменты, которые рассматриваются как основная форма богослужения. Оно ориентируется на враждебные богу и «истинной вере» объекты – предметы культа иноверцев, представителей иноверцев, на еретиков в своей собственной среде. Главным видом религиозного поведения становится не служение богу, а борьба с чужими, врагами, защита своей «истинной» веры от врагов.

Рассматривая специфику идеологии, психологии и практики религиозного экстремизма, мы создали абстрактный портрет экстремиста вообще, не существующий в чистом виде в реальности. Однако идеологическая работа государства не может и не должна выстраиваться как противодействие экстремизму вообще. Она должна быть направленной не столько на абстрактных экстремистов, сколько иметь конкретный, адресный характер. А для этого необходимо знать реальных людей, становящихся на путь религиозно-политического экстремизма, дифференцировать отдельные социально-психологические типы экстремистов, установить их специфическое место и индивидуальные роли в социальной группе, которую можно назвать экстремистским сообществом. Но это уже предмет отдельного разговора.

 

В заключение же отметим, что знания отличительных особенностей религиозной идеологии, психологии и поведения и их экстремистских превращений не допускают провокационных утверждений типа: «молодежь присоединяется к боевикам исключительно по религиозным причинам». Традиционный ислам в северокавказском регионе, несмотря на все идеологические разногласия с официальной властью и нерелигиозными структурами гражданского общества, имеет достаточные возможности для нормального функционирования в рамках правового поля государства. За рамки правового поля выводят молодежь, да и не только молодежь, экстремистские религиозно-идеологические мотивы.

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Заседание коллегии Комитета по свободе совести, взаимодействию с религиозными организациями Республики Дагестан

Категория фото: Новости »

Участники III Международного межрелигиозного молодежного форума посетили религиозные святыни г. Дербента

Категория фото: Новости »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив