Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2016 от 7 Апреля 2017 г » Общество » Читаем иногда газеты. Научные книги, журналы не находим

Читаем иногда газеты. Научные книги, журналы не находим

 В 1970–1980-е годы в СССР, да и в Дагестане выпускалось много научно-популярной литературы. В 1981 г. выпуск такой литературы в СССР составлял 2451 наименование тиражом 83,2 млн экземпляров. В 1990 г. было выпущено 2268 наименований такой литературы, тираж которой составлял около 200 млн экземпляров. Положение в Дагестане соответствовало этому. И мы этим законно гордились.

И вдруг – такие изменения! Такая невостребованность науки, непонимание роли научных учреждений!

Интересно другое. По данным опроса, в регионах России за поддержку науки из госбюджета высказываются 20–25 % респондентов, в США этот процент составляет более 55 %.

В 2010 г. опросили 56 студентов, из них две трети опрошенных студентов вузов – дагестанцев затруднялись назвать три-четыре фамилии дагестанских ученых. Среди известных ученых назвали Расула Гамзатова, Сергея Королева. Через пять лет число затруднявшихся назвать фамилии двух отечественных ученых возрос почти до 60 %. Наиболее известными для дагестанцев отечественными учеными оставались свои преподаватели и писатели.

И такое снижение престижа науки и ученых произошло за исторически короткое время. Это объясняется отсутствием разносторонней подготовки студентов и нечтением литературы.

Для того, чтобы определить общий уровень подготовки студентов двух вузов провели небольшое анкетирование: 5–6 вопросов из разных областей науки, требующих показать свой кругозор и мировоззрение. Вопросы к каждой группе задавали разные, но два были общие:

«Как вы считаете: миф или реальность высадка американских астронавтов на Луну?»; «Какую последнюю научно-популярную книгу вы прочитали?»

Распределили 62 анкеты на две группы.

На первый вопрос 29 студентов однозначно ответили, что высадка – это миф. Уверенно сказали, что это реальное событие 23 человека.

На второй вопрос ответили: не читали или не смогли вспомнить, когда и что читали – 34 чел.; несколько человек назвали научные книги, которые читали в школе: «Учебник по физике», «Книга по биологии», посмотрели фильмы «о свойствах золота, воды, газовой промышленности», «солнечная система». Среди научно-популярных книг не были упомянуты научные труды ученых ДНЦ РАН. Они не назвали даже статьи журнала «Вокруг света».

По данным опроса, большинство студентов вообще не читают книг. Читают от случая к случаю 35 %. Постоянно читают 20-24 %. Только 6 % респондентов имеют свои библиотеки. Около 20 % опрошенных никогда не читали научные книги, кроме учебников. Многие смотрят телефильмы. Спрашивается, где преподаватели и почему не интересуются знаниями студентов?!

Согласно исследованию 2008–2015 годов библиотек, ученых Дагестана, в последние годы граждане в отдельных районах вообще не читают книг. В некоторых районах читают от случая к случаю – 35 %. Постоянно читают 16–17 % опрошенных. Наверное, здесь можно сделать поправку на то, что в 2012–2013 годы часть респондентов просто стыдилась, что они не читают книг. На вопрос «что читают?» почти 70 % ответило: научную фантастику! Но и такие книги трудно достать!

А еще, возможно, в скором времени школы, вузы перейдут на обучение по электронным книгам.

Будет ли здесь все так гладко, как думаем и обещают?! Учителя отвечают: «Нет, книгу никогда ничто не заменит. Это тысячелетняя цивилизационная культура».

Чем объяснить такое положение? Почему изменилось отношение людей к знаниям?

Профессор Г.М. Гасанов отвечает: «Мне кажется, что у нас существует плохо просвещенный феодализм, помноженный на высокие технологии. Но современные феодалы ездят не в каретах, а на шестисотых «Мерседесах». И хранят свои деньги не в сундуках, а в банках. Но ментально они не отличаются от феодалов XVI века.

И ведь не скажешь, что этот образ всего лишь метафора – в переносном значении. По крайней мере, отношение нашей республики и нашего государства к науке и ученым действительно зачастую напоминает взаимоотношения средневекового феодала со своим придворным алхимиком (превращение металла в драгоценность) или звездочетом – предсказатель, гадающий по звездам, у соседа есть, пусть и у меня будет; денег много не просит; а там – чем черт не шутит! – глядишь, и превратит ртуть в золото. Научный прогресс нельзя остановить, да и не нужно. Нужно сохранить и развивать научные достижения, давшие простор за пределами солнечной системы. Здесь хочу подчеркнуть, что это неправда, что у нас пассивная, не желающая работать, учиться молодежь. Она разная, но поверьте, энтузиастов больше. Надо уметь их направлять, учить и держать на контроле», – говорит профессор.

Российская фундаментальная наука переживает критический период своей истории. В таком положении находится наука и в Дагестане. На протяжении уже многих лет она подвергается беспрецедентному давлению со стороны государственных структур, затевающих все новые и новые «реформы», результатом которых становится ее последовательная деградация. Делается ли это по злому умыслу или по недомыслию – вопрос второстепенный.

– Несмотря на известные сложности во взаимоотношениях советской власти с Академией наук, к 1925 году тесное взаимодействие было налажено. Так что с тех пор Академия во все последующие времена пользовалась безусловной государственной поддержкой, официально считаясь главным научным учреждением страны, – утверждает академик Х. Амирханов.

На этом фоне Академия наук имела достаточно скромное финансирование, но играла роль «мозгового центра», или «штаба советской науки», как тогда было принято говорить.

Наибольшего расцвета советская наука достигла в 60–80-е годы прошлого века, когда окончательно сложилась обширная сеть научных институтов АН СССР, ряда ведомств, достаточно успешно развивалась наука и в вузах. Возникли региональные отделения и филиалы АН СССР, научные учреждения распространялись по всей территории страны. Именно тогда СССР уверенно стал второй (а где-то и первой) научной державой мира. Всем это хорошо известно.

В «новой России» наука как фундаментальная, так и прикладная сразу же оказалась в тяжелом положении. Основных причин для этого было две: катастрофическое падение финансирования, связанное с инфляционными процессами в экономике, переходящее в хроническое недофинансирование, продолжающееся и поныне. А также общая невостребованность науки в государстве и обществе, ориентированном на примитивное накопление капитала, связанное в основном с торговлей и эксплуатацией сырьевых ресурсов страны. В результате в течение нескольких лет прикладная (отраслевая) наука была практически «убита», а фундаментальная (сконцентрированная исторически в основном в Академии наук) обречена на многолетний период деградации, конца которому пока не видно. Дело здесь еще и в глубоком непонимании ситуации высшим руководством отдельных регионов и некоторых министерств, агентств, вузов и т.д. В Дагестане этот вопрос более положительно решается по сравнению с другими регионами России.

При всех недостатках советской власти официальная идеология тех времен сама претендовала на «научность», так что и нормальную науку власти поддерживали, особенно связанную с оборонкой. Я не говорю уже о престиже ученых в обществе. Плюс ко всему высшие руководители правительства были выходцами из промышленной среды и роль той же прикладной науки вполне понимали. От фундаментальной тоже пытались требовать «внедрения» и т.п.

И вот все это разом закончилось. Новому руководству регионов и страны наука была просто неинтересна, а официальная «научная идеология» была вытеснена православием и смутными рассуждениями о «возврате к историческим корням и духовности», к чему наука, конечно, отношения не имела. Первый ельцинский министр науки Борис Салтыков сразу же провозгласил тезис «В России науки слишком много!», который и определил отношение властей к Академии наук и науке вообще.

Правительство РФ последние три года пытается провести реформы в отраслях науки. Кажется, что перед РАН открываются новые перспективы. Премьер-министр Д.А. Медведев объявил о внесении в Думу проекта закона о «новой РАН». Он и другие руководители обещают «избавить ученых от несвойственных» им забот хозяйственной и другой административной и финансовой деятельности, которая им якобы сильно мешает в работе. Процесс идет, сроки выполнения решений определены. Посмотрим, к чему это приведет! Может быть, процесс развития науки начнется и возобновится выпуск научных книг!

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Презентация проекта «Электронная библиотека – один клик до книг»

Категория фото: Общество »

«Библионочь – 2015» в Национальной библиотеке Дагестана

Категория фото: Общество »

«Библионочь – 2015» в Национальной библиотеке Дагестана

Категория фото: Общество »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив