Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2016 от 11 Апреля 2017 г » Религия » Особенности современного исламского экстремизма

Особенности современного исламского экстремизма

 В толковом словаре русского языка С.И. Ожегова экстремизм характеризуется как система крайних политических взглядов, использующих теракты и взятие заложников для достижения своих целей (Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. 28 издание, переработанное. Москва. Мир и образование, 2015, с. 1359). Он может выступить в различных формах, но сама концепция экстремизма даже при пассивной идеологической форме носит политический характер. Исламский экстремизм исходит из принципов исламского фундаментализма, идеализирующих духовные, политические и правовые традиции раннего ислама, согласно которым вся политическая и духовная власть должна базироваться на исламском учении.

Исламский фундаментализм – аморфное учение, в котором содержится много тенденций. Оно возникает как реакция на изменения, произошедшие в социально-политической и религиозно-правовой жизни тех или иных стран или регионов мусульманского мира после раннего Халифата. Но эта реакция может базироваться и нередко базируется на субъективных представлениях о несправедливости существующего общества или политики его властей, а также на стремлении религиозно-политических кругов использовать его возможности в своих политических целях.

Нынешний исламский экстремизм имеет свои особенности. Он включает в себя весьма разнородные социально-политические силы, отстаивающие идеи и взгляды от крайне реакционных человеконенавистнических до идеолого-пропагандистских. Радикальный ислам получил довольно широкий размах в силу сложившихся социально-политических ситуаций в мире в целом и в исламском регионе в частности. США добились развала Ирака, Ливии и теперь стремятся развалить Сирию. Они делают все, чтобы столкнуть мусульманские страны друг против друга, создают в них группировки радикального ислама и используют их в своей политике. Когда Россия добилась успехов своей политикой в указанном регионе и наметилась тенденция мирного урегулирования в Сирии и вокруг нее, США стали открыто поддерживать так называемую «умеренную оппозицию» в Сирии. Как же можно называть ее «умеренной оппозицией», когда она ведет вооруженную борьбу против законной власти Сирии? И в самих мусульманских странах нет единства, многие из них враждуют между собой. Турция и Саудовская Аравия, считающиеся странами суннитского ислама, прилагают большие усилия, чтобы ослабить Сирию, где преобладают шииты. Идет открытая борьба между суннитами и шиитами в Ираке. Турция пытается уничтожить Курдское национально-освободительное движение.

Нынешнее основное направление исламского экстремизма в этом регионе выдвигает идеи создания исламского государства – Халифата. И широко рекламируется имя Абу-Бакара ал-Багдади как идейного вождя будущего Халифата. Эти слои радикального ислама не забывают свои материальные интересы даже в нынешней истребительной схватке, они используют в своих целях материальные возможности и ресурсы региона.

Вдохновитель исламского экстремизма в Афганистане шейх Мухаммад Насим Махди откровенно сказал корреспонденту «Независимой газеты», что «ислам – политическая религия. Многие говорят, что политика должна быть отделена от религии. Для ислама это означает то же, что рассечение его мечом на насколько частей. Не политический ислам мертв и неподвижен».

Нет необходимости доказывать, что движение за создание исламского государства представляет собой попятное движение общества, регресс, возврат к средневековью, полное игнорирование потребностей общественного развития и исторических реалий. Такой ход истории не реален. Если где-то и удастся вернуться к средневековью, то оно продержится не долго. Интересы общественного прогресса, осознанные широкими слоями народа, приобретут неодолимую силу, и прерванный исторический процесс восстановится. Даже в шиитской стране – Иране – при наличии столь могущественного и многочисленного духовенства происходит поворот к социальному и культурному прогрессу. Известно, что еще в период раннего ислама некоторые сподвижники пророка, в частности Ал-Гифари и другие, обвиняли халифа Османа в отступлении от пути пророка и требовали возврата к нему. Немалую роль в разработке основ исламского фундаментализма сыграли Таки ад-дин ибн Таймийа (1263–1328 гг.) и сторонники исламско-правовой школы (мазхаб) ханбалитов. Ибн Таймийа выступал за восстановление первоначального ислама путем очищения его от новшеств (бида), против внесения в ислам рационалистических концепций ашаритов, культа святых и посещения мавзолея пророка в Медине. Он отвергал иджму – возможность коллективного согласованного мнения богословов по вопросам, на которых нет ответов в Коране и в Сунне. Аналогичные идеи выдвинул Ибн Абд-ал-Ваххаб в XVIII веке. В его работе «Китаб ал-Тавхид» (Книга единобожия) утверждается, что мусульмане забыли настоящий ислам и погрязли в безнравственности. Они отошли от принципов раннего ислама, почитая праведников, могилы и горы, придают атрибуты Аллаха даже растениям и камням. Абд-ал-Ваххаб отстаивал идею джихада против многобожников и мусульман-вероотступников. Вероотступниками он считал всех мусульман, не разделявших его идеи. Так, еще в XVIII веке сформировалась идеология этого фанатического учения. Но в XIX и XX веках Сайд Кутба (казнен в Египте в 1968 г.), Гасан ал-Банна и другие развивали идеи исламского фундаментализма и доказывали, что раннему исламу нет альтернативы, он является единственно возможной программой человеческого счастья.

Экстремизм проявился в форме попыток насильственного свержения существующего строя в деятельности махдистов в Судане, сануситов – в Ливии, мусульманских братьев – в Египте, талибов – в Афганистане, различных экстремистских сил – в Алжире, Кении, Иордании, Таджикистане. Теперь с бесчеловеческой жестокостью выступают экстремисты в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене. Все эти партии и движения запрещены, как экстремистские и пытающиеся тянуть страны назад, возбуждать чувства неприязни и вражды не только к последователям других конфессий, но и к той части своего народа, которая не разделяет их идеи. В мусульманских странах существуют также партии и движения, придерживающиеся умеренной позиции в исламском фундаментализме, проповедующие его идеи, но отказывающиеся от силовых приемов.

Первоначальный ислам проповедовал отношения братства между своими последователями. Известно, что ислам связан с утверждением новой цивилизации и культуры в истории человечества. Обо всем этом я написал еще в 1962 году. Но после первоначального ислама прошло около 2 тыс. лет, сменилось много общественно-политических формаций. В этих условиях искать какие-то идеи в исламе, выпячивать и использовать их в антинародных целях совершенно немыслимо.

Мир изменился, утвердились или утверждаются принципы единства человеческой природы, демократии и толерантных отношений между народами независимо от религиозных убеждений и национальности. Подлинный современный ислам – это религия мира и согласия народов.

Еще в конце XIX и начале XX веков многие исламские богословы поняли, что мусульманский Восток сильно отстает от Европы в силу фанатизма и консерватизма, утвердившихся в этом регионе, что для их преодоления необходимо обновить, осовременить ислам, чтобы он мог служить социально-политическому прогрессу региона. Так началось широкое реформистское движение в исламе. Мохаммад Абдо и Сейид Риза, Сайид Ахмадхан, Калам Азад и тысячи других составили новые тафсиры (толкования) сур Корана, отвечающие потребностям общественного прогресса, используя рационалистические подходы. Сайид Ахмадхан доказывал, что суры Корана нужно истолковывать в зависимости от конкретных социально-экономических условий. «Истина, которая содержится в Коране, может быть показана в духе любого века». Это движение получило широкое распространение во всех регионах исламского мира. Из Египта (работал в мусульманском университете Аль-Азхар) Али Каяев занес в Дагестан эти идеи и настойчиво пропагандировал их в редактируемой им газете «Джаридату-Дагъистан» (Газета Дагестан), привлекая также многих прогрессивно настроенных дагестанских и северокавказских мусульманских ученых. Так, в одном из номеров своей газеты он писал, что в науке и в религии нужно непременно руководствоваться следующим принципом: воспринимать то, что вытекает из требования времени, или то, что в исламе противоречит здравому смыслу и требованиям времени («представляет собой грязь, до которой успело наслоиться за века»).

Касаясь стихов Корана о войне с неверными, один из наиболее авторитетных деятелей ислама России начала XIX века А. Баязитов писал, что они были провозглашены «в тот период, когда ислам утверждался и нуждался в оружии для своего сохранения и укрепления». Характер ислама совершенно изменился, когда он почувствовал себя вне опасности. Многие зарубежные мусульманские деятели относят эти стихи к отмененным. Для подтверждения того, что Коран признает наличие в нем таких стихов (аятов), они ссылаются на стих Корана. «Всякий раз, когда мы отменяем стих или заставляем забыть, мы приводим лучший, чем он, или похожий на него».

После разгрома ваххабитских сил и запрета ваххабизма изменилась общая религиозная ситуация в Дагестане, не стало открытого религиозного экстремизма. Большую и важную работу по разъяснению ислама в духе современности проводит Международный союз мусульманских ученых во главе с его председателем шейхом Юсупом Кардави и генеральным секретарем Карадаги. Карадаги дважды был в Дагестане, отозвался положительно о направлении деятельности Духовного управления мусульман Дагестана. Слова Карадаги о том, что необходимо нам развивать свой мусульманский мир, свою культуру, и его ссылка на хадис пророка, что через каждые сто лет придет человек, который объяснит нашу религию, оказали огромное влияние на небольшую часть верующих нашей республики в смысле лучшего понимания и толкования своей веры.

Серьезную работу по созданию нормального морально-политического климата в Дагестане проводит Глава республики

 

Р. Абдулатипов. Он бывает во всех районах Дагестана и очень часто там, где не все спокойно, встречается с представителями духовенства, религиозными лидерами и принимает возможные меры по предотвращению экстремизма. Это не значит, конечно, что все улажено и больше не будет проявлений экстремизма. Все видеть и предсказывать в наших условиях невозможно.

«назад

Фотолента

фотографий: 7

Мечеть Пророка в Медине. Рисунок Р. Бертона 1855 г.

Категория фото: Религия »

Атаулла Баязитов

Категория фото: Религия »

Шейх Юсуп Кардави

Категория фото: Религия »

Глава республики Рамазан Абдулатипов вместе с прихожанами Центральной Джума-мечети Махачкалы на праздничном намазе Салят уль-ид

Категория фото: Религия »

Шейх Али Мухиддин аль-Карадаги, генеральный секретарь Всемирного союза мусульманских ученых

Категория фото: Религия »

Председатель Духовного управления мусульман Дагестана, шейх Ахмад-хаджи Афанди вошел в состав Всемирного союза мусульманских учёных

Категория фото: Религия »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив