Народы Дагестана
Последний выпуск » Общество » Ахульго: прошлое и настоящее

Ахульго: прошлое и настоящее

 События, предшествовавшие битве на Ахульго. Сражение в Аргвани

«Никогда еще до штурма Ахульго не было такого ужасного побоища», – писал в своем дневнике участник Кавказской войны генерал Павел Граббе. Имам Шамиль, узнав, что царское войско движется по направлению к Ахульго, выступил со своими силами к аулу Буртунай. После боестолкновения с превосходящими силами противника Шамиль был вынужден оставить Буртунай и отступить к аулу Аргвани. По решению имама были закрыты все проходы к аулу, устроены завалы на дорогах.

В Аргвани первый штурм царских войск был успешно отражен мюридами. Под покровом ночи рекруты, поменяв направление атаки, двинулись к правой стороне аула. Узнав о перегруппировке войска противника, Шамиль отдал приказ своим воинам усилить правую сторону села. Не все мюриды беспрекословно выполнили повеление имама. «Беда, которая поразила войско пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) при Ухуде, произошла из-за неподчинения стрелков приказу. Посмотрим, что вы еще увидите», – сказал им Шамиль.

После ряда безуспешных атак солдаты дали по обороняющимся ураганный залп из артиллерии и ружей, что позволило им ворваться в Аргвани. Начались кровопролитные бои в самом ауле. Каждая сакля представляла собой крепость, солдаты зажигали фитили гранат и бросали их в дымоходы домов. С разрушением жилищ терялись и шансы обороняющихся выжить в этом страшном побоище. «Исполинский бой. Долго будут помнить в горах этот громовой удар, наш урон велик», – писал в дневнике генерал Павел Граббе. 1 июня солдаты начали убирать мертвые тела своих сослуживцев и защитников Аргвани, которыми был усыпан не только аул, но и все окрестности.

Сражения на Ахульго

После Аргвани имам Шамиль решил продолжить борьбу с наступающим врагом, укрепив оборонительными сооружениями аул Ахульго. Мастер по имени Сурхай, предварительно согласовав с Шамилем свой проект, построил на скале, возвышающейся над Ахульго, множество сооружений, которые, приподнимаясь друг над другом, представляли собой мощное фортификационное сооружение. Место это получило название «Шулатлульгох», что в переводе с аварского означает «укрепленная возвышенность». С Сурхаевой башни, расположенной на господствующей высоте Шулатлульгох, можно было практически обстреливать все подступы к Ахульго.

Имам не оставил без внимания и Ахульго. Укрепляя аул Старое Ахульго, Шамиль построил Новое Ахульго. Оба аула были расположены на двух возвышенностях. Между ними в ущелье глубиной около 40 метров протекала река. Их соединял арочный мост, сделанный преимущественно из бревен.

12 июня 1839 года подошедшие войска генерала Граббе приступили к осадным работам. Из-за сложностей рельефа солдатам и офицерам каждый шаг давался нелегко. Доставка пушек на огневые позиции, строительство батарей и координирование действий между всеми подразделениями были трудноосуществимы. На некоторых участках солдаты прокладывали дороги кирками и лопатами, расчищая на пути горные породы и камни.

29 июня 1839 г. на рассвете батареи царских войск начали обстреливать Шулатлульгох. Оборону возглавлял наиб Шамиля Алибек Хириясул. Летописец Хайдарбек из Геничутля писал: «…Самым удивительным из того, что когда-либо видели глаза и слышали уши, было следующее. Сын Хириясулава Алибек, раненный в правое плечо пушечным ядром, причем так, что локоть был оторван, но рука висела на сухожилиях, сказал бойцам, окружавшим его, чтобы кто-нибудь отрубил висящую конечность. Никто из мюридов не стал рубить руку, и Алибек, наступив ногой, сам отрубил ее саблей». Есть источники, утверждающие, что мюриды носили раненого командира на бурке от одного к другому укреплению, и таким образом он продолжал руководить обороной. Хириясул Алибек скончался во время второго штурма Шулатлульгоха, первая атака укрепления была успешно отражена мюридами. Когда до Шамиля дошла печальная весть о переселении Алибека в мир вечности, он произнес фразу из Корана: «Мы все принадлежим Аллаху и к Нему мы возвращаемся». А потом имам добавил: «Горе нам, как же мы теперь будем противостоять врагам?»

В полдень 4 июля начался очередной артобстрел Сурхаевой башни. Укрепление бомбили около трех часов, и временами оно скрывалось под дымом и пылью. В 17:00 солдаты снова начали подъем на возвышенность. Башня, казавшаяся разрушенной, ожила. На наступающих полетели камни, заговорили кремневые винтовки мюридов. Заполнив склоны мертвыми телами, солдаты отступили, но после очередной артподготовки снова пошли на штурм. В этот раз им никто не оказал сопротивления, т.к. все мюриды погибли под ядрами пушек и камнями разрушенных сооружений.

Разрушение Сурхаевой башни позволило генералу Граббе сократить длину блокадной линии и усилить артиллерийские батареи, окружавшие Ахульго.

12 июля на помощь Граббе из Южного Дагестана прибыло подкрепление, состоявшее из трех батальонов пехоты. 16 июля с самого рассвета Ахульго подвергся артиллерийскому обстрелу. После продолжительной артподготовки прибывшие из Южного Дагестана рекруты двинулись на приступ, возглавив авангард. Мюриды Шамиля бесстрашно защищались. Среди защитников в сражении даже принимали участие жены мюридов, одетые в черкески. Сперва бойцы Шамиля открыли огонь из кремневых винтовок и пистолетов, затем начали рубить наступающих шашками и кинжалами. С наступлением ночи солдаты отошли на исходные позиции.

Несмотря на безуспешный штурм Ахульго, Павел Граббе предложил Шамилю предварительные условия капитуляции, следуя которым Шамиль и его мюриды должны были сдаться в плен, отдав русскому начальству все оружие, а также считать оба Ахульго землей императора России, на которой нельзя селиться горцам. Шамиль не согласился на такие условия, и переговоры зашли в тупик.

17 августа 1839 г. после продолжительного артобстрела штурмовые бригады начали подниматься на укрепление Шамиля. Горцы осуществляли кинжальные атаки, разрушая боевое построение врага. Во второй половине дня наступающим удалось закрепиться на позициях, близких к Новому Ахульго. Начался второй этап переговоров. Шамиль отдал в аманаты своего сына Джамалудина, но просил оставить его в Дагестане. Граббе начал настаивать на прежних условиях перемирия, в результате чего переговоры снова зашли в тупик.

21 августа штурм Ахульго возобновился. Солдаты атаковали бастион, обороняемый наибом Ахбердил Мухаммадом. Под покровом ночи саперы взорвали его, заложив под него фугас. 22 августа солдатам удалось преодолеть отчаянное сопротивление мюридов и ворваться в Новое Ахульго. Ослабленные от голода и болезней, защитники оказывали героическое сопротивление, но все они были обречены. В это же время батальоны апшеронского полка пошли на захват Старого Ахульго. Горцы встретили штурмующих ружейным залпом, но наступающих было так много, что мюриды были вынуждены отступить. После прибытия на подмогу частей из Нового Ахульго ожесточенное сопротивление горцев было подавлено. 80-дневная оборона Ахульго была окончена победой царских войск. Имам Шамиль с горсткой мюридов ушел в Чечню.

Открытие мемориального комплекса

20 января 2017 г. в Унцукульском районе состоялось торжественное открытие мемориального культурно-исторического комплекса «Ахульго». Мемориальный комплекс представляет собой архитектурный ансамбль, в который вошли 17-метровая сигнальная башня и здание, в котором располагается выставочный зал. Основными экспонатами являются полная репродукция панорамы художника Франца Рубо «Взятие аула Ахульго», а также портреты государственных деятелей и военачальников эпохи Кавказской войны. Неподалеку от мемориального комплекса возведена мечеть.

Инициатором строительства мемориального комплекса является руководство РД. В открытии приняли участие Глава РД Рамазан Абдулатипов, заместитель полномочного представителя Президента РФ в СКФО Михаил Ведерников, который зачитал приветственную речь от имени Владимира Путина, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов, муфтий Дагестана Ахмад-Хаджи Абдулаев, Епископ Махачкалинский и Грозненский Варлаам, председатель Совета общественной организации «Ассамблея народов России» Светлана Смирнова, депутат Государственной Думы РФ Бувайсар Сайтиев, ректор Международной славянской академии Сергей Бабурин и другие официальные лица.

Глава РД Рамазан Абдулатипов выразил признательность Президенту РФ Владимиру Путину, муфтию Ахмад-Хаджи Абдулаеву, Епископу Варлааму, а также всем, кто внес посильный вклад в дело увековечения памяти об исторических событиях на горе Ахульго. «Нам важно не только открыть этот мемориал, увековечив общую память и судьбу, но и укреплять единство нашего Отечества, воспитывать подрастающее поколение в духе осознания того факта, что мы – представители единого государства. Вот этим целям и служит данный мемориал», – заявил Рамазан Абдулатипов.

Строительство памятников, особенно таких мощных мемориальных комплексов, как Ахульго, – это возвеличивание народа путем прославления его героической истории. Культурно-исторические комплексы вроде Ахульго нужно посетить и взрослым, и детям, следует также проводить там школьные экскурсии. Прочитанное в учебнике истории можно забыть, но увиденное на Ахульго – никогда.

«назад

Фотолента

фотографий: 5

Гора Ахульго в Унцукульском районе

Категория фото: Общество »

Башня Шамиля в Унцукульском районе

Категория фото: Общество »

Ф. Рубо. «Ахульго». 1888

Категория фото: Общество »

Пушки образца времен Кавказской войны на смотровой площадке мемориального комплекса

Категория фото: Общество »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив