Народы Дагестана
Последний выпуск » История » Роль В.И. Мочульского в изучении истории и культуры Западного Дагестана

Роль В.И. Мочульского в изучении истории и культуры Западного Дагестана

Ценными источниками по истории и культуре Дагестана являются труды российских и иностранных путешественников, географов, этнографов и языковедов, которые уже сXVIII в. проявляли значительный интерес к изучению жизни и быта горцев. Первопроходцами здесь выступали такие исследователи, как И.Г. Гербер, И.А. Гюльденштедт, И.И. Норденстам, и др. После присоединения Дагестана к Российской империи количество подобного рода работ многократно возросло, с разной степенью успеха, посетившие край ученые и путешественники фиксировали свои наблюдения о разных местностях и народах.

Степень достоверности сведений, приводимых этими исследователями, не следует переоценивать. В их трудах содержится множество неточностей, а иногда, на наш взгляд,авторы допускали и преднамеренное искажение реальной действительности. Не следует забывать, что многие из них представляли «имперский» взгляд на события, разворачивавшиеся в Дагестане в течение XIX в.

Кроме того, некоторых привлекала «романтика» Кавказа, что приводило к появлению гиперболизированных сюжетов, в которых, с одной стороны, упор делался на дикость и кровожадность горцев и, с другой стороны, всячески подчеркивалась храбрость и прогрессивность их противников.

Предлагаемая вниманию читателей публикация представляет собой исследование, посвященное 205-летию со дня рождения известного российского путешественника, энтомолога, офицера Генштаба Российской армии Виктора Ивановича Мочульского. О нем мало известно широкому кругу читателей. В 1838 г. под видом глухонемого прислуги он совершает авантюрную вылазку в общества Западного Дагестана, главной целью которой была разведывательная деятельность в приграничных с Грузией обществах.

А вот что сам В.И. Мочульский пишет о своей вылазке в Западный Дагестан: «Весною 1838 года командиром Отдельного Кавказского корпуса возложено на меня обозрение Лезгинской кордонной линии и собрание сведений о лезгинских и дагестанских обществах. В инструкции, данной мне генералом Е.А. Головиным, между прочим было сказано: «Обратите особенное внимание на дорогу, ведущую от Сабуйского ущелья или из селения Калак в Хунзах. Желательно бы было, если бы Вы сами осмотрели ее на всем протяжении и потому, если Вы найдете верных людей, кои возьмутся провести Вас тайно по этой дороге в Хунзах, то разрешаю Вам предпринять сей полезный подвиг и возвратиться назад прямо на Бежаньяны или же через владение Казикумыкские».

Примечательно, что такой способ добычи информации ранее уже использовался российскими военными. Как сообщает участник Кавказской войны, генерал И.Г. Филипсон: «Еще в 1830 году преемник Ермолова Паскевич послал артиллерийского поручика Новицкого в горы с таким же поручением. Новицкий обрил голову, отпустил бороду, надел Черкесские рубища, выпачкал лицо и руки и, представляя глухонемого нукера, проскакал от Прочного Окопа до Анапы».

Надобно полагать, В.И. Мочульский был хорошо осведомлен о приключениях капитана-артиллериста Г.В. Новицкого, дважды побывавшего у черкесов в 1829 и 1830 гг., поскольку в обеих разведывательных поездках многие сюжеты с удивительной точностью повторяются.

Однако «справедливости ради стоит сказать, что Мочульский был первым русским энтомологом-шпионом, то отнюдь не последним – через 50 лет на этом поприще его сменил Н.Ф. Иконников, а через 100 – Н.Н. Филиппов, известный среди энтомологов под псевдонимом Женжурист».

Материалы, собранные Виктором Мочульским, им долгое время не публиковались, хотя и были известны исследователям. При жизни ученого его основные труды также не были опубликованы. Впервые о трудах В.И. Мочульского узнали от известного немецкого энтомолога Вальтер Рихард Герман Хорна (1871–1939), который напечатал в 1927 г. статью «Об инфернальных энтомологах» в Германии.

Отрадно, что в последние годы в научных кругах начали изучать творческое наследие В.И. Мочульского. До этого, как пишет профессор К.Г. Михайлов: «Все ограничивалось байками и историческими анекдотами. С архивами и документами никто не работал». И вот совсем недавно в Санкт-Петербурге профессором Зоологического института РАН Виктором Анатольевичем Кривохатским была издана книга под названием «Приключение жизни Виктора Ивановича Мочульского». Автор в течение 10 лет упорно трудился над подготовкой этой книги.

Благодаря этому замечательному ученому мы сегодня имеем возможность познакомиться с жизнеописанием самого В.И. Мочульского, узнать о его приключениях.

Творческое наследие Мочульского многогранно. Некоторым он известен как энтомолог и натуралист с мировым именем, другие знают его как военного, этнографа и топографа. Помимо всего прочего, Виктор Иванович Мочульский оставил множество ценных сведений этнографического характера о природе и обществах Западного Дагестана.

Как разведчик и офицер Генерального штаба В.И. Мочульский занимался вопросами тактики ведения боевых действий в горной местности, особенно проблемами использования артиллерии. Он отмечал: «Но в горах артиллерия нужна не только для разбития толпы напирающих горцев и защиты укреплений, но и для выбивания первых из завалов, ущелий, скал и селений и здесь она могла бы приносить нам самую существенную пользу, освобождая войска от чрезвычайно кровавых приступов. Но естественное расположение гор не позволяет употреблять там тяжелую артиллерию, легкая же, по отдаленности предметов прицела и по распоряжению ее линий на отвесах, особенно в Нагорном Дагестане, не всегда может действовать с должным успехом. Даже сама конструкция пушек и единорогов препятствует производить такие возвышенные выстрелы, как того требует войны с горцами».

В изданных в 2013 г. воспоминаниях В.И. Мочульского мы находим множество сведений о политических и идеологических воззрениях ученого, его наблюдения о хозяйственной и экономической жизни горцев.

Интересны также и рассуждения Виктора Ивановича о проблемах соблюдения законности, справедливости и карьерного роста в царской России: «Мои выступления против несправедливости все время доставляли мне неприятности, ведь на государственной службе в России царит такой произвол, какого в никакой другой стране не сыщешь. Хотя на все имеются точные законы и предписания, их используют чаще всего для того, чтобы что-то запретить или чему-то воспрепятствовать. Напротив, человеку, которому кто-то покровительствует, предоставляются все мыслимые возможности, причем при этом добавляется фраза «не в пример другим».

Так, например, можно навредить замечательному офицеру, награждая его орденами и в то же самое время повышая звание его товарища по службе (из лейтенантов в капитаны, из капитанов в полковники, а из полковников в генералы). Через 10 лет последний становится командиром первого, несмотря на все его ордена. А можно перевести протеже в гвардию, имеющую преимущество в два ранга перед армией, так что капитан сразу становится полковником, минуя звание майора и старшего лейтенанта. Через несколько лет, когда он достигнет всего, что ему нужно, его вновь возвращают в армию – уже полковником или генералом, когда его прежние товарищи все еще сидят в капитанах. А ведь именно армия всегда защищала и защищает страну, именно армия проливает свою кровь, в то время как гвардия чаще всего выступает всего лишь резервом, находящимся далеко от мест сражений.

В России, где общественное положение целиком определяется государственной службой и где человек, который не служил, не имеет никаких прав, карьера выступает единственно достойной целью. Побыстрее занять более высокую должность стремится каждый, но при этом он часто не руководствуется ни своей совестью, ни принципами справедливости. Единственным действенным побуждением остается эгоизм. Поэтому до тех пор, пока в России существует система рангов, наши офицеры и служащие не смогут подняться до самоотречения и самопожертвования, – качеств, которыми обладают эти сословия в других просвещенных странах».

Описывая экономическую ситуацию в Нагорном Дагестане, В.И. Мочульский делает вывод о том, что земля, пригодная под земледелие, оставалась приоритетной материальной ценностью для горцев. О земельном дефиците и скудности материальных ресурсов горцев Виктор Иванович писал: «Бедность жителей Дагестана вообще, а еще более суровость климата большей части его земель не обещает сильно производительной почвы. Жалкое положение дагестанцев во время неурожая 1831 и 1832 годов еще более подтверждает несоразмерность производительной силы того края с численностью его населения, тем больше, что разнообразное положение гористых мест не должно бы подвергать оное повсеместному неурожаю».

Он констатировал, что дефицит плодородной земли дополнялся природными катаклизмами, такими как неурожаи, вызванные засухой, а также продолжительными зимами и резкими перепадами температуры: «Зима в горах бывает сильная и продолжительная, и глубокие снега сопровождаются часто вьюгами и чрезвычайными морозами. Большие снега начинаются с октября и не позже ноября. Снежные завалы преимущественно случаются в феврале, марте и апреле и столь же разрушительны, как и в Швейцарии и Тироле, но с тою разницею, что на Кавказе они причиняют менее несчастий по причине меньшего истребления леса с горных отлогостей».

Хотелось бы отметить, что любознательный дагестанский читатель имел возможность еще ранее ознакомиться с трудами В.И. Мочульского из другого источника, подготовленного дагестанскими исследователями, опираясь на архивные материалы РГВИА. Речь идет о великолепном издании под редакцией Касумова С.М. совместно с Хапизовым Ш.М. «Война на Кавказе и Дагестан». Данную книгу выпустил Дагестанский центр гуманитарных исследований им. Имама Шамиля в 2012 году, однако до широкого круга читателя она, возможно, не дошла из-за ограниченности тиража. Даже сейчас она является редкостью, хотя была переиздана в 2013 году.

Ценностью данного труда, как отмечают авторы, является то, что, «находясь до сих пор только в рукописном виде, тем более написанном непростым для распознания почерком, а также наличием рукописи только в архивных фондах РГВИА», она была не доступна для широкого круга читателя.

Книга состоит из двух частей: первая – политическая, а вторая часть – топографическая. В конце книги имеется карта Западного и Северного Дагестана, составленная самим Мочульским.

В первой политической части В.И. Мочульский рассуждает о государственном значении Кавказа, как для России в целом, так и других мировых держав, в особенности Турции и Англии. Он считает, что «Кавказ, объятый так сказать нашими владениями по естественному положению своему, должен бы быть в нашей зависимости». Далее он проводит экскурс в историю начала покорения Кавказа со времен Ивана Грозного в 1554 году до времени отчаянного сопротивления Имама Шамиля при Ахульго и «других местах Нагорного Дагестана».

Как человек военный, Мочульский не обходит вниманием и причины продолжительности борьбы царского правительства с горцами Дагестана, а также указывает на способы и методы ведения войны в Дагестане. Он пишет: «Таковое долговременное сопротивление горцев, сколько я могу судить, происходит от весьма многих причин, из коих главнейшие следующие:

1. Препятствия природы и защита горцев.

2. Недостаточность топографических сведений с театра войны.

3. Неопытность офицеров и непривычка солдат.

4. Недостаточность тактического образования войск для войны в горах.

5. Ненадежность оружия.

6. Не свойственность одежды армии нашей для климата на Кавказе.

7. Затруднительность прово-за в горах тяжестей и провианта.

8. Раздробление сил наших по укреплениям.

9. Отдаление Главнокомандующего от круга военных действий.

10. Непостоянство в военных операциях.

11. Недостаток морального перевеса над горцами.

12. Вера и мюриды.

13. Мирные горцы.

14. Влияние беглых.

15. Внешнее влияние и наущение.

16. Образ управления, как горцев, так и подвластных нам провинций».

Кроме вышеперечисленных выводов и рассуждений, В.И. Мочульский приводит подробные сведения по описанию количества населения, торговли и промышленности, климата, обычаев и нравов дагестанцев, способов правления, о постройке сел, домов, мостов и другую полезную информацию.

Еще более интересной является вторая часть манускрипта – топографическая. Здесь в доступной форме даются пояснения пространства и границ всего Северного и Западного Дагестана, его координаты, местоположение, а также сведения о главных реках Дагестана, а именно: Аргун, Шаро-Аргун, Андийское Койсу (Дагестанская Алазань) и Аварское Койсу (Самур).

Особое значение Виктор Иванович придает дорогам Дагестана. «Удобных дорог в Дагестане не очень много, потому что арбы и повозки там почти не в употреблении и существующие сообщения преимущественно предназначены для вьюков и для пешеходов». Кроме того, он дает дельные советы по строительству дорог, которые даже в наше время можно использовать. Вот один из советов: «Если при заложении новых дорог должно будет их проводить по косогорам, то необходимо иметь в виду, где обыкновенно снежных завалов не бывает, чтобы прислонить их к таким местам, где обыкновенно снежных завалов не бывает или если сего избегнуть невозможно, то по крайней мере стараться устраивать над ними, в направлении завалов, бревенчатые навесы для способствования беспрепятственного и скорого прохода над дорогой снежных глыб. …Если возможно, то, конечно, выгоднее было бы дороги закладывать не по высоким хребтам и не упускать из виду те, по которым следуют горцы, ибо это самые близкие и нередко самые удобные пути».

Дальше идет один из самых важных разделов, который состоит из описания 33 вольных обществ Западного и Северного Дагестана, где Мочульский указывает все населенные пункты с количеством дворов в каждом, место расположения, время пути между ними и центрами, географические название гор, хребтов и рек и другую полезную информацию. Она будет интересной не только историкам, этнографам или исследователям, занимающимся данными регионами, но и широкому кругу читателей и каждому жителю этих обществ. К тому же, как нам кажется, столь обширные и конкретные сведения до нас не дошли ни от наших предков, ни от других исследователей того тяжелого времени. За это мы и должны оценить сей труд и способность царского шпиона с точки зрения не шпионских донесений и отчетов, а как взгляд этнографа и географа.

Указанные выше исследования – малая часть из огромного наследия В.И. Мочульского. В архивах хранится еще много неисследованных материалов, которые ждут своего часа и упорного исследователя. Большой архив Мочульского хранится в РГВИА в Москве, в библиотеке Русского энтомологического общества в Санкт-Петербурге, а также в архивах Московского общества испытателей природы.

Однако ж современным исследователям необходимо спешить с полноценным исследованием трудов В.И. Мочульского, поскольку российскими «реформаторами» все более и более усложняются правила пользования архивами, библиотеками и другими структурами. Профессор Зоологического музея МГУ им. М.В. Ломоносова К.Г. Михайлов пишет: «…надо спешить – наши реформаторы добрались уже и до академических и университетских структур, и мы не знаем, что нас ожидает в будущем году…». 

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Карта Мочульского 1838 г.

Категория фото: История »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив