Народы Дагестана
Архив номеров » № 2, 2017 от 23 Января 2018 г » Этнология » Роль адатов, маслаата в решении конфликтов в Дагестане

Роль адатов, маслаата в решении конфликтов в Дагестане

Как известно, в Дагестане, как и в любом другом обществе, происходили различного рода конфликты, как между народами, отдельными членами джамаата, так и между тухумами, семьями, общинами и более крупными общественными коллективами и политическими структурами – союзами сельских общин и феодальными владениями. Причем конфликты бывали самые разные, и они происходили на почве убийства, поджога, воровства, оскорблений, порчи чужого имущества, грабежей, потрав, ссоры и т.д. Но это конфликты, происходившие в основном внутри джамаата как одного цельного общественного коллектива. Конфликты же между отдельными общинами и более крупными общественно-политическими коллективами, вернее структурами, как, например, между союзами общин, и конфликты между последними и феодальными владениями в основном происходили либо на почве земельных споров, что являлось следствием нерешенности земельно-правовых отношений в Дагестане в целом, либо по политическим мотивам.
Внутриобщинные конфликты решались или регулировались на основе местных адатов, и наказание виновные члены общины несли на основе статей, предусмотренных в адатах. Эти конфликты, как и различные мелкие споры и разногласия, возникающие между членами джамаата, рассматривали старшины, как высшие светские административно-должностные лица, наделенные различными полномочиями, в том числе судебными. Такая традиция была характерна для всех народов Дагестана, когда внутриобщинные конфликты решались на месте на основе адатно-правовых норм. Адат в этом плане является универсальным институтом права, регулирующим не только всю общественно-политическую жизнь общины, но и решающим возникающие в джамаате различные конфликты между его членами.
«В прошлом главное, – утверждает Глава республики Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, – адаты, маслааты являлись наиболее эффективным институтом, сдерживающим различные преступления. Таковыми адаты являются потому, что были выработаны самим народом и пополнялись не одним поколением горцев, которыми они руководствовались в своей повседневной жизни… Адаты являлись сдерживающим инструментом от возможных преступлений потому, что любой член общества, как потенциальный правонарушитель, зная строгость наказания того или иного преступления, определенную в адатах, естественно, не мог не думать, к каким последствиям оно может привести, какие меры наказания будут применены за правонарушение. Адаты народов Дагестана в прошлом предусматривали беззаконно убивать «1) каждому своего кровного врага, 2) насилующего, нападающего из засады, грабителя и объявленного врагом всего общества, 3) хозяину дома или поля вора, пойманного на месте преступления, 4) мужу, отцу, сыну и брату – всякого застигнутого в прелюбодеянии с женой, дочерью, матерью или сестрою…, 5) пойманного в мужеложстве, оба виновные могут быть убиты родственниками и 6) похитителя женщины при преследовании родственниками похищенной…».
Разве мог не думать потенциальный преступник о таких строгих мерах наказания, прежде чем пойти на правонарушение, т.е. нарушение адата и совершение преступления?
Особо строгие меры наказания адаты народов Дагестана предусматривали за совершенное убийство.
Для наглядности обратимся к адатам разных дагестанских народов, на основе которых представляется возможным показать тяжесть преступления и заботу общества о сохранности жизни своих членов. Прежде отметим, что, по адатам дагестанских народов, убийцу, как кровного врага, «безнаказанно дозволялось» убить каждому, чьим кровным врагом он являлся. Но у народов Дагестана по адатам предусматривались и разного рода взыскания с убийцы и его родственников до и после примирения с родственниками убитого.
Так, по адатам Акушинского общества, за убийство взыскивали алум наследникам убитого – два быка, или 16 руб., еще один бык родственникам убитого, не получившим алума, и 7 быков штраф джамаату. В Мекегинском обществе «за убийство взыскивали: 1) алум (наследникам убитого): с обвиняемого два быка и бычок трехгодовалый, с семейства его 1 рубль; с 14 ближайших родственников по 50 копеек; 2) штраф с обвиняемого – два быка в пользу джамаата».
Особенно большие взыскания с убийцы были предусмотрены в адатах Урахинского и Цудахарского обществ. Так, согласно адатам урахинцев, за убийство полагалось взыскание алум наследникам убитого – 8 быков или их стоимость разными вещами и мелким рогатым скотом, а также бык в пользу исполнителей. По адатам Цудахарского общества, обвиняемый в убийстве обязан был: 1) платить алум родственникам убитого – 2 быка или 16 руб., три сабы пшеницы, 1 батман (6 фунтов) курдючного сала, 7 кари бязи; 2) дом его разорялся и сад вырубался; 3) лес из дома, деревья из сада и все движимое имущество, находившееся в доме, «обращалось в пользу родственников убитого», т.е. практически убийца и его семья полностью разорялись, они оставались без жилья и имущества.
Во многих обществах Андийского округа убийца должен был платить в дият 230–250 руб. А по адатам Технуцальского общества, раньше разоряли дома и расхищали имущество убийцы. Практически аналогичные меры наказания убийцы были записаны в адатах Ингердаха. В них сказано: «Если кто убьет другого, то все имение его разоряется, поля оставляются не обработанными, сенокосы и луга также, они обращаются в общественные земли до тех пор, пока родственники убитого простят убийцу или убьют его». Аналогичные и даже более строгие наказания убийцы предусматривались в адатах Сиуха, Обода, Азальчи, Тануси, Могох, Кванда, Гимерсо, Цатанаха, Арадириха, Хиндаха, Амуши, Тлоха.
Очень большие взыскания с убийцы были предусмотрены в адатах селений Мугар, Камди и Каболда. В них сказано: «С убийцы в пользу родственников убитого взыскивается хлебопахотная земля размером в 4 меры хлеба, 9 мер толокна, 3 меры (несколько слов неразборчиво. – состав.) и 6 мер землей, 8 коров, 1 ½ меры сыру, 30 овец, ¼ меры соли, 3 овцы тухуму убитого». Аналогично строго наказывался убийца и по адатам ухнадинцев, где сказано: «С убийцы за кровь убитого взыскивается следующее: 8 здоровых коров, 30 здоровых овец, соли 4 ратля, если же у него не будет коров, то с него взыскивается 4 меры хлеба, 6 мер толокна, 3 меры пшеницы, 6 мер буды (?), 3 овцы для 3-х ночей (для зареза) и быка для тухума, 1 ½ сыру, 1 меру соли, 4 локтя дров». В Джурмутском, Тебельском и Бежадальском обществах с убийцы взыскивали по 230 баранов.
Очень строгие меры наказания убийцы были предусмотрены в адатах ряда южнодагестанских обществ. Возьмем, к примеру, адаты кюринских обществ. Согласно им, кроме того, что убийца, один или два ближайших родственника удалялись из своей деревни на определенное время, убийца при примирении обязан был «в прежние времена» платить «4 пола(?) или 24 тумана; туман составлял три быка, или три коровы, или три рубля, или три сабли, или три паласа, или три участка земли и так далее, т.е. по три штуки одинаковых вещей; девушка принималась в 6 туманов, хорошая лошадь в один туман и во столько же хороший буйвол; одних и тех же предметов больше одного тумана не назначалось, но могли поступать в уплату две девушки, составляющие половину крови…». По адатам северного Табасарана, вместе с убийцами назначались еще два канлы (убийцы), убийцу штрафовали «шестью штуками рогатого скота». Но если убийца при примирении «дерзнул противиться, то дом его предавали огню».
Строгие меры наказания для убийцы были предусмотрены и в адатах многих других сел Дагестана. Но, думается, что достаточно и приведенных выше примеров, чтобы убедиться в том, что меры наказания убийцы, предусмотренные в адатах, должны были способствовать предотвращению наиболее тяжкого преступления – лишения человека жизни. И, естественно, прежде чем совершить преступление, потенциальный убийца не мог не задуматься над тем, к чему оно может привести, в какое положение он поставит свою семью, родственников и тухум в целом. Поэтому мы и говорим, что адат являлся основным сдерживающим инструментом всевозможных преступлений и наиболее тяжкого из них – убийства.
Адаты народов Дагестана предусматривали наказания и по другим преступлениям, о которых было сказано выше. Конечно же, и эти нормы адата, предусматривающие наказание, способствовали тому, чтобы потенциальный преступник задумался над возможными мерами наказания, которые могут быть применимы к нему за правонарушение.
Говоря об адатах, следует отметить, что они не только предусматривали наказание убийцы, но и примирение его с родственниками убитого. В адатах было предусмотрено, на каких условиях и когда враждующие стороны могли примириться. И в этом плане адаты народов Дагестана выполняли миротворческие функции.
При рассмотрении различных дел старшинами тяжущие стороны не всегда были довольны вынесенными ими решениями. Поэтому они могли обращаться к третейскому суду, т.е. к маслаату, который мог состоять из наиболее влиятельных и авторитетных членов джамаата. Но что интересно – тяжущие стороны могли предложить своих членов маслаата из своего же джамаата. Но это при рассмотрении внутриобщинных конфликтов, а в ряде случаев и конфликтов между двумя джамаатами.
Имелась при этом одновременно и высшая судебная инстанция в лице союзной администрации или специальных почетных или должностных лиц, как, например, в союзе Гапш и Табасаране. В одном из источников по поводу союза Гапш сказано: «Для разбора спора между двумя деревнями выбирались на Урталыг (место вне деревень), назначенное заранее для сбора двух спорящих обществ, где выбирали почетных людей с обеих сторон, решали дело и сообщали народу». О Табасаране тот же автор поручик Сотников писал: «Недовольный решением старшины отправлялся к одному из главных трех старшин (селений Ругуджа, Храх, Хив), тот решал по адату и сообщал решение свое старшине для исполнения».
Что касается конфликтов, возникающих между различными политическими структурами, общинами, союзами общин или последними и феодальными владениями, то маслаат для их рассмотрения формировался из представителей различных общин, союзов и владений. Наиболее ярким примером такого маслаатского суда является маслаатский суд по рассмотрению плохих взаимоотношений Урахинского общества и Акуша-Дарго, возникших на почве земельных споров.
Как писал знаток истории Урахи А. Далгат, это общество издавна имело в собственности «неизвестно когда и как захваченные ими, далекие от них пастбищные горы в районе селений Усиша–Дигбук–Муги. Верхнедаргинские общества постоянно претендовали на эти земли и на этой почве между урахинцами и остальными даргинскими обществами происходили стычки…».
Верхнедаргинцы сделали неудачную попытку захватить горы, после чего и началась война, длившаяся целых семь лет. В арабской записи от 1211 г.х. (1796 г.) говорится, что верхнедаргинцы 14 дней осаждали Урахи. Но в конечном итоге урахинцы одолели верхнедаргинцев, которые понесли большие потери.
После этого в сел. Акуша собрались представители Урахинского общества и верхнедаргинцев вместе с маслаатчиками (посредниками) из Кумуха, Чоха, Буйнака, кадий Табасаранский и другие почетные лица, которые «устроили судилище» над урахинцами. Маслаатский суд принял решение передать урахинские горы даргинским обществам, «расположенным вокруг них, как неправильно захваченные в старину урахинцами». Естественно, с таким решением суда маслаата урахинцы не могли согласиться. Поэтому было решено передать вопрос шариатскому суду. «Последний в составе семи кадиев вынес решение отобрать у урахинцев и передать верхнедаргинским аулам спорные горы за счет дията за убитых и раненых, число которых превышало потери урахинцев. С этим решением пришлось примириться».
Отобранные у урахинцев горы были переименованы из «Туманар дубурти» (полосатые горы) в «Даргала дубурти», т.е. «даргинские горы».
Постоянно происходили споры и столкновения урахинцев и с уркарахцами за гору «Къябала бяхI», мулебкинцами за горы «Къяба дубура» и «Зихели дубура», дегвинцами за гору «Дигвела дубура». Но о них меньше сохранилось сведений, как и о том, как и где решался вопрос об этих спорных горах. Известно только, что спор между урахинцами и уркарахцами был решен в результате поединка богатырей от обеих сторон.
Сохранились интересные сведения о решении земельного спора между темираульцами и костековцами. Согласно сведениям, общество сел. Темираул передало во временное пользование костековцам один пастбищный участок. По истечении какого-то времени костековцы пришли в Темираул и объявили, что они не собираются возвращать пастбищное место. Тогда со стороны темираульцев вышел один житель, по национальности ногаец, и сказал костековцам, что спор можно решить не войной, а мирно. Он предложил выйти на борьбу с ним, численность не имела значения, например, 5–10 человек. Кто победит, за тем и останется спорное пастбище. Костековцы выставили против него нескольких силачей, но те проиграли, и в результате пастбище осталось в пользовании Темираульского общества. Спор был решен мирно.
Таких примеров, когда спорные вопросы между общинами и союзами общин, не доведя до серьезных конфликтов, решались в результате поединков представителей противоборствующих сторон, в Дагестане было немало.
Большой интерес в изучаемом вопросе представляют соглашения, заключаемые между общинниками одного джамаата, разными общинами, союзами общин с феодальными владениями и т.д., являвшиеся действительным средством в предотвращении и урегулировании конфликтов, возникавших на различной почве и по различным причинам. Причем соглашения между различными сторонами касались как вопросов повседневной светской жизни, земельных отношений и т.д., так и религиозных вопросов, в частности соблюдения норм шариата и т.д.
О тематике соглашений, заключенных между различными сторонами, можно судить по их названиям, перечнем которых целесообразно ограничиться без их анализа, так как сами названия дают нам понять, чему и каким вопросам они посвящены и между какими сторонами заключены. Остановимся на наиболее интересных соглашениях: «Соглашение чохцев с Сурхаем Казикумухским по отдельным вопросам уголовного права» (нач. XVIII в.); «Соглашение тиндинцев и каратинцев по вопросами права и земель аристократов Ункратля» (начало XVIII в.); «Соглашение жителей Томуральской волости касательно установления шариата в сфере наследственного права» (1122/1710 г.); «Соглашение жителей сел. Ассаб о частном введении шариата в своей среде, за исключением сферы уголовного права» (154/1741 г.); «Соглашение членов Акушинской общины об усилении роли шариата и института кадиев, а также по различным правовым вопросам» (1162/1748–49 г.); «Соглашение жителей сел. Корода с родней князя Кинхасро Гонодинского» (1175/1761–62 г.); «Соглашение жителей сел. Мачада касательно мачадинских родов» (1178–1764–65 г.); «Соглашение между гидатлинскими аристократами и их клиентами по вопросу повинностей» (конец XVIII – начало XIX в.); «Соглашение жителей сел. Тануси касательно охраны ими горы Арак-меэр» (1235/1819 г.); «Соглашение мехтулинцев, «кумыков» и араканцев по правовым вопросам» (1235/1819–20 г.); «Соглашение жителей хунзахского квартала Самилях по правовым вопросам» (1239/1824 г.); «Соглашение жителей селения Ирганай о запрещении самовольно выходить из селения, о противодействиях мюридизму и по иным правовым вопросам» (конец 20-х гг. XIX в.); «Соглашение жителей селения Хуштада по поводу раздела между ними сельского харима» (1273/1856–57 г.); «Соглашение жителей Кума об их отношениях с аристократами, имевшее место при участии Шахумилава» (примерно 40-е годы XVIII в.); «Соглашение ободинцев касательно наказания людей, поступающих «коварно» (конец XVIII в.); «Соглашение ободинцев касательно наказания доносчиков из числа своих земляков» (конец XVIII в.); «Соглашение мехтулинских князей с населением своей горной столицы – охлинцами» (рубеж XVIII–XIX в.); «Соглашение танусинцев с буцринцами по различным правовым вопросам» (1217/1802–1803 г.); «Соглашение голотлинцев о наказаниях за изготовление к употреблению спиртного» (2-е десятилетие XIX в.); «Соглашение карабудахкентцев об их отношении к власти Махди-шамхала II» (конец 2-го десятилетия XIX в.); «Соглашение жителей Кадара по поводу наказания за уголовные преступления» (1253/1837 г.).
Мы привели довольно много соглашений, чтобы показать, что они заключались по различным вопросам и между различными сторонами. Но не всегда из названий соглашений можно понять, каким вопросам они посвящены. И таких соглашений довольно много, они опубликованы как вместе с приведенными выше соглашениями, так и в сборнике материалов и документов «Из истории права народов Дагестана», составленном А.С. Омаровым.
Аналогичную функцию, что и соглашения, выполняли договоры, заключаемые между различными сторонами. Из известных нам договоров можно отметить: «Договор, заключенный между Акушинским «обществом» и кайтагскими князьями по вопросу убийства» (между 1765–1788 гг.); «Договор между Шиназской общиной и Сурхай-ханом II Казикумухским» (конец XVIII – начало XIX в.); «Договор по поводу хараджа, заключенный между андийцами и жителями сел. Тандо» (конец XVIII – начало XIX вв.); «Договор, заключенный между гоцатлинскими князьями и чанками» (между 1807–1810 гг.) и т.д. Договоры также заключались по различным вопросам и в них предусматривались меры наказания в случае их несоблюдения или нарушения, с какой бы стороны они ни исходили. Поэтому договоры также являлись институтом, предупреждавшим необходимость их соблюдения, и они способствовали предотвращению возможных правонарушений.
Таким образом, из приведенного выше материала можно заключить, что в дагестанском обществе в прошлом существовал ряд правовых институтов (адаты, маслаат, соглашения, договоры), которые регулировали разнообразные конфликты, возникшие в обществе на различной почве и по различным причинам не только между членами джамаата, но и между разными территориально-политическими структурами, такими, как общины, союзы общин, между последними и феодальными владениями, а также предотвращали подобные конфликты.
В повседневной жизни общества, во взаимоотношениях между обществами и политическими структурами, отмеченные правовые институты выступали и как миротворцы, способствовали улучшению взаимоотношений конфликтующих сторон, складыванию дружественных отношений и взаимопонимания между ними.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 10

Раньше девушка, сняв с себя платок, могла остановить войну

Категория фото: Этнология »

Торжественное открытие джума-мечети в Сепараторном поселке г. Махачкалы

Категория фото: Этнология »

Рассмотрение обращений граждан отделом примирения (маслаат) при Муфтияте РД

Категория фото: Этнология »

Почитание старших особенно ценится в Дагестане

Категория фото: Этнология »

Табасаранки в национальной одежде

Категория фото: Этнология »

Свадебный обряд в с. Балхар

Категория фото: Этнология »

В с. Урахи Сергокалинского района РД

Категория фото: Этнология »

На дагестанской свадьбе

Категория фото: Этнология »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив