Народы Дагестана
Архив номеров » № 3, 2017 от 31 Января 2018 г » Общество » Бурная и кипучая деятельность писателя

Бурная и кипучая деятельность писателя

– Касумбек Ибрагимович, как живется Союзу писателей Дагестана сегодня, что нового происходит в его жизни?

– Союз писателей Дагестана, как творческий коллектив, конечно же, не живет отдельно, в стороне от жизни республики и ее проблем. Скорее, наоборот, он свою работу активизировал, как говорят в народе, «пошел в народ». Я имею в виду, что писатели стали чаще встречаться с людьми, ибо читателю интересен живой разговор с ними, говорить с глазу на глаз. Писателю в России всегда отводилась особая роль. Как говорил Евгений Евтушенко: «Поэт в России больше, чем поэт». Этому свидетелем является и история. По произведениям советских и российских писателей легко можно изучить историю нашего государства.

Важным событием стало для Союза писателей и для читателей, зрителей открытие «Театра поэзии». Эту идею вынашивал еще Расул Гамзатов, в жизнь его идею реализовал Глава республики Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов. Немало сил и стараний для этого вложил и председатель Правления СП РД, народный поэт Дагестана Магомед Ахмедов. Так что, это событие для республики считаю знаковым.

– Вы пережили несколько «эпох», побывали в разных странах, субъектах РФ. Когда и где лучше всего писались стихи или другие произведения?

– Да, если так можно выразиться, я пережил одну эпоху и переживаю другую. Советская эпоха, которую называли и эпохой соцреализма, эпохой развитого социализма, дала очень много эпохальных произведений. Тогда творили в этих «тесных рамках реализма» личности, которые опережали время. Они сумели подняться выше: над собой, над «страхом», над ситуацией. Святое чувство недовольства заставляло их быть всегда на передовой и идти по лезвию. Да, были запреты, ограничения... А разве поэт может молчать, когда видит несправедливость? Нет, конечно... Так появились «Мастер и Маргарита», «Доктор Живаго», «Василий Теркин», «Белые одежды», «Пожар» и другие произведения советских авторов.

Сегодня, когда прав и свобод много, я не вижу Распутиных, Беловых, Твардовских, Крупиных и Фазилей... Время, видимо, как земля, не всегда плодородно...

– Вечная тема претензий писателей и поэтов: «Время тяжелое, руководство на них не обращает внимания. Союз писателей их не поддерживает, не выпускает их книги» и т.д. С чем это связано?

– В общем-то, если честно, конфликт между писателями и властьимущими всегда существовал. Видимо, у государства для творческих работников, да и многих других, в том числе для учителей, врачей, средств нет. А может и есть, но желания решать их проблемы у него нет. Что касается жалоб по поводу издания книг, могу сказать, что даже мало-мальски значимое произведение без внимания ни Союзом писателей, ни Дагкнигоиздатом оставлено не было. Я двадцать пять лет работаю в Дагестанском книжном издательстве и с этим вопросом хорошо знаком. Они зря клевещут на Союз писателей. Выдающийся литературовед, критик, публицист Лев Иосифович Озеров говорил: «Талантам надо помогать, бездарности пробьются сами». Это правда. Эту истину жизнь доказала.

– А вообще, возможно ли «хорошее» для поэзии, прозы время?

– Отвечая на вопрос об «эпохах», я немного коснулся роли и значимости времени для творчества. Литература – зеркало нашей жизни. И задача писателя в своей прозе и поэзии максимально правдиво ее изобразить. Например, повесть «В окопах Сталинграда» Некрасова была запрещена, а произведения Карпова, Бондарева и многих других авторов благополучно увидели свет. Все зависит от силы правды. Если времена рассмотреть в контексте соцбыта, они всегда были не легкими, а тяжелыми, их все же делаем мы – люди. Видимо, неблагополучие дает материал писателю, это его стихия. Я здесь речь веду о настоящем писателе, который, как свеча, рождая свет, сам сгорает.

– Что такое рождение настоящего произведения, стихотворения?

– Рождение настоящего произведения – это сотворение некоего неощутимого материала, влияющего на состояние души человека. Это эфемерный материал, переводящий и создателя, и читателя в другое, более одухотворенное состояние. Они похожи на следы, которых до тебя не было на земле. Настоящее произведение следы оставляет в сердце. Великий Батырай спел:

«Я б хотел иметь коня,

С сердцем схожего с твоим,

Чтоб в султанском чепраке

Он у стойла ждал меня.

Я б хотел иметь броню,

Как сверканье глаз твоих,

Чтоб в турецких торжествах

На параде первым быть».

Коротко, но емко и глубоко. Здесь мыслям тесно. Это нестираемые следы.

– Касумбек Ибрагимович, одни постоянно хвалят общество, госстрой, руководителей, а другие вечно находятся в оппозиции. Эти роли Союз писателей распределяет между вами или...?

– Никакого распределения ролей нет в Союзе писателей. Да никогда и не было такого. Холуев рождает время и обстоятельства. Это вопрос гражданской, человеческой позиции. Писатель, если он настоящий писатель, всегда должен быть в оппозиции к власти. Иначе он станет придворным. Кто же скажет правду, если поэт, прозаик не скажет...

– Поэты всегда имеют свою позицию по отношению к цензуре. Это по молодости лет или нонконформизм обязателен для поэта в любом возрасте?

– Мне кажется, цензура не может запретить человеку мыслить. Говорят же, флюгер не указатель для ветра, ветер сам знает, в какую сторону дуть. При самых жестких цензурах рождались гениальные произведения. Я, например, никогда не придавал этому никакого значения: ни цензуре, ни критике. Хотя сегодня цензура очень была бы кстати. Может, поток серой, бездарной псевдолитературы стал бы меньше. Ведь пишут кому не лень. Одни пишут, а другие, пользуясь именами выдающихся литераторов, устраивают вечера. Стыдно смотреть на мышиную возню.

– Иногда приходится слышать, что тоталитаризм чаще порождает великое искусство, чем либерализм. Вы с этим согласны?

– Вопрос сложный. Можно долго рассуждать, хотя и этот вопрос близок к вопросу о соцреализме, цензуре, о свободе мысли... Я склонен думать, что все-таки при тоталитарных режимах рождались великие произведения, полотна, изваяния. Мне само слово «либерализм» тоже не по душе. Вседозволенность никогда ни к чему хорошему не приводила.

– Что, по-Вашему, нужно делать для приближения «нравственной революции» общества?

– Для приближения «нравственной революции», мне думается, нам нужно вернуться к истокам. Вернуть все забытое, наше прошлое, которое нас делало прежде всего людьми. Произошла переоценка ценностей в последнее время. Забыты обычаи, традиции, горский этикет. Человек, оторванный от земли и Бога, опасен. Это сомневающийся человек, у которого в душе пустота. И если эту пустоту заполнить звоном монет и шуршанием купюр, или же ему захочется праздности – он потерян для нормального общества. Надо каждодневно в семье, в школе, вузах говорить о чести, совести, как о самых важных ценностях. Чтобы человек боялся совершать стыдные поступки. Писатель должен в своих произведениях поднимать эти вопросы.

– Где место поэта в современной России, в частности, в Дагестане?

– Я никогда Дагестан не отделял от России, когда говорил о литературе. Мы все узоры одного полотна, пусть они разные, но они в совокупности со всеми литературами народов составляют одно большое полотно. Что же касается места поэта в России и в Дагестане, он все же должен быть там, откуда издаются стон, плач, боль. А их у нас ох как немало. И Россия, и Дагестан нуждаются в своих поэтах, ибо правда нужна всегда. Пусть даже горькая. Иначе мы не станем цивилизованным обществом в истинном смысле этого слова. А в последнее время, я вижу, есть черты этого общества. Руководитель республики постоянно об этом говорит. В любых аудиториях: больших и малых. Работа должна дать свои плоды.

– Следите ли Вы за сегодняшней ситуацией в российской, дагестанской поэзии, какие имена привлекают Ваше внимание?

– Похвастаться тем, что сегодня хорошо знаю российскую поэзию, не могу, хотя есть несколько имен, которые, как мне кажется, держат «планку». Это Жданов, Арабов, Иванов. Всегда нравился Евтушенко, к сожалению, он ушел из жизни. В дагестанской поэзии ярко выделяются Магомед Ахмедов, Сибирбек Касумов, Арбен Кардаш, Бадрудин Магомедов, Хамис Маллаева, Джамбулат Магомедов, Магомед Патахов, Аминат Гапизова, Магомед Галбацов (недавно, к сожалению, ушел из жизни). 

«назад

Фотолента

фотографий: 1
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив