Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2017 от 19 Февраля 2018 г » История » Пирогов и Салта. Памятник примирения

Пирогов и Салта. Памятник примирения

 8 июля 1847 года Н.И. Пирогов отправился по собственному желанию и решением Медико-хирургической академии из Петербурга на Кавказ на тарантасе через Ставрополь, Пятигорск и Чирюрт для испытания на поле боевых действий в Салта паров эфира при хирургических операциях. Это был исторический маршрут великого хирурга и гуманиста, человека огромного мужества и дарования. Сопровождали его врач Неммерт и старший фельдшер Калашников. Он вез с собой 30 приборов собственного изобретения для дачи наркоза и 32 кг наркотического вещества.

Вспомним, что тогда на Кавказе более четверти века шла жестокая война. И Н.И. Пирогов не побоялся поехать на Кавказ! Меня удивляет и восхищает одаренность и храбрость врача, философа, экспериментатора, общественного деятеля, отца русской хирургии, писателя, просветителя, организатора и создателя Крестовоздвиженской общины сестер милосердия Н.И. Пирогова. Наиболее тяжелые бои тогда шли за небольшой горный аул Салта, в котором проживали в те годы всего 800 семей. Защитники села под руководством Идриса Гергебильского проявили высочайшую отвагу. «...И едва ли даже знаменитая защита Сарагосы может выдержать сравнение с защитой горцами Салты» (Л.Зиссерман, кавказовед). Никто не хотел сдаваться. «Превосходство нашей артиллерии, конечно, не оставляло горцам надежды на сопротивление. Они надеялись лишь на свою храбрость и неустрашимость» (из записки русского солдата).

Хорошо вооруженной царской армией, штурмовавшей Салта, командовал генерал-фельдмаршал М.С. Воронцов вместе с генералом М.З. Аргутинским-Долгоруковым, которого горцы назвали Аргутом (собакой). «При долголетнем опыте мне редко случалось видеть неприятеля более упорного и стойкого, как гарнизон укрепления Салты, который был составлен из лучших и храбрейших людей Дагестана. Упорство сопротивления этого гарнизона превосходит все, что в европейской войне может быть известным... Мы лишились 17 тысяч одних солдат, не считая потери, нанесенной нашей мусульманской милицией, и смертных случаев от холеры и других заболеваний...».

Н.И. Пирогову было суждено работать в Дагестане в самый разгар Кавказской войны и обогатить медицину, испытав «эфирование» раненых на поле боя и йодную настойку для дезинфекции краев огнестрельной раны, а также транспортировку раненых из Салта до Кази-Кумухского военного госпиталя на вьючных носилках и сиделках, подвешивающихся цугом к двум лошадям, идущим друг за другом по узким и извилистым горным тропам. Этими знаковыми открытиями и рядом других важных организационных и практических положений Н.И. Пироговым был заложен фундамент военно-полевой хирургии, который сохраняет свое значение и в наши дни.

«Я имел задачей испытать возможность приложения эфирных паров к производству операций на поле сражения. Возможность этого приложения была очевидна» (Н.И. Пирогов). Ему было важно знать, «какое влияние оказывает «эфирование» на раненых, находившихся на поле брани, в отличие от больных, не испытавших влияния травмы». «С самого начала моего врачебного поприща я принял за правило: не скрывать ни моих заблуждений, ни моих неудач. И я доказал это, обнародовав все мои ошибки и неудачи» (Н.И. Пирогов).

В углублении скалы у селения Салта (Гунибский район Дагестана) располагался «госпиталь Пирогова». В это место невозможно было прямое попадание пули. Здесь в тяжелейших военно-полевых условиях впервые в мировой практике на поле сражения в массовом порядке применили эфирный наркоз.

«Эфирование» в Салта было произведено 100 раненым с использованием наркозного аппарата. Первый же опыт наркоза стал обнадеживающим. Когда спросили рядового Антона Шамардина о том, что чувствовал под наркозом, то он ответил, что «был как мертвый». «К нашему удовольствию увидели, что наши больные (раненые – М.А.) солдаты, которые приступили в первый раз к эфированию с робостью и некоторым отвращением, здесь, убедившись собственными глазами в благотворном действии эфирных паров, подвергли себя их влиянию с охотой и без всяких увещаний» (Н.И. Пирогов). Вспомним, что генерал П.И. Багратион задолго до этого писал: «Легче шесть часов побыть в бою, чем шесть минут на перевязочном пункте».

Н.И. Пирогов работал в Салта более двух месяцев и об опыте своей работы в военно-полевых условиях подробно писал в «Отчете о путешествии по Кавказу»: «Россия, опередив Европу нашими действиями при осаде Салтов, показывает всему просвещенному миру не только возможность в приложении, но неоспоримо благодетельное действие эфирования над ранеными, на поле самой битвы. Мы надеемся, что отныне эфирный прибор будет составлять точно так же, как и хирургический нож, необходимую принадлежность каждого врача во время его действия на бранном поле. Мы надеемся также, что усилия наши распространять между здешними врачами благодетельный способ эфирования будут приняты ими с живым участием для дальнейшего служения на пользу человечества... Мы не можем и не должны ни в коем случае оставаться позади других образованных наций. Вопрос о действии эфира я считаю уже совершенным решением. Остается только решить, какой способ надежнее и удобнее» (Н.И. Пирогов).

Оперировал Пирогов в шалаше, сделанном из веток и накрытом сверху соломой. Операционный стол соорудили из камней, покрытых соломой, а между камнями протекала канава с водой. Операции приходилось делать в тесной операционной на коленях. Только за пять дней штурма Салта (9-14 сентября) число оперированных увеличилось на 140 человек. В соломе и белье гнездились вши и черви. Мухи заполняли помещения. «В ранах от повреждения и после ампутации начал иногда обнаруживаться антонов огонь».

Причины нагноения Н. Пирогов указал верно. «Целые сотни наших раненых лежат вместе, вдыхают воздух госпиталей. Имеют перед глазами одни страдания и смерть своих собратьев. У горцев же раненые лежат отдельно у себя в саклях, дышат свежим воздухом, хорошо питаются, обеспечены индивидуальным уходом». Всего же в Дагестане (Гергебиле, Салта, Кази-Кумухе, Темир-Хан-Шуре, Дербенте) великим хирургом были оперированы 400 пациентов. Из них умерли только двое.

Н.И. Пирогов с большим вниманием отнесся к методам лечения местных лекарей (хакимов). Горцы фиксировали переломы свежей шкурой барана или войлоком, укрепляемым кашей и палочками. Может, это побудило Пирогова впервые использовать неподвижную крахмальную повязку для фиксации переломов конечностей?

По просьбе руководителя национально-освободительного движения горцев имама Шамиля Пирогов, вопреки предупреждению генерала М. Воронцова об опасности поездки к «дикарям», осмотрел наибов Гаслина-Абу и Махулова; оперировал их. Писатель Роман Фатуев в книге «При осаде Салты» пишет, что «наиб Махулов отказался от эфирного наркоза, назвав его «шайтанским» («дьявольским»). Пирогов ампутировал ему раздробленное бедро без всякого обезболивания. Во время операции в руках Пирогова сломалась пила. После выздоровления Махулов с двумя всадниками, презрев опасность быть убитым, прискакал на лошади в Темир-Хан-Шуру и в знак благодарности за исцеление подарил врачу пилу (копию сломанной) для резекции кости, специально изготовленную из знаменитой амузгинской стали. Ныне эта пила хранится в мемориальном музее Н. Пирогова, в его родовой усадьбе «Вишня» (в пригороде города Винницы, Украина).

После окончания осады Салта к Н.И. Пирогову направились и раненые горцы. «Эти отчаянные приверженцы Шамиля изумили нас своей твердостью и равнодушием к телесным страданиям. Один из них спокойно, без всяких перемен на лице, сидел на носилках, когда наши солдаты принесли его к нам в лазарет. Одна нога его была обвязана тряпками; я думал, судя по его равнодушию, что он незначительно ранен, но каково же было мое удивление, когда, сняв повязку, я увидел, что нога его, перебитая ядром выше колена, висела почти на одной только коже! На другой день после снятия бедра этот же мюрид сидел между нашими ранеными, опять также спокойно и с тем же стоицизмом».

Накануне 200-летия Н.И. Пирогова профессор С.В. Сергеев (РУДН), доцент Н.И. Карпович (РУДН), Е.Н. Дарьевич (гендиректор фирмы «Биофарм», которая выпускает Нолтрекс) и я совершили (2010 г.) паломничество в Салта и приняли участие в закладке фундамента будущего народного памятника «Примирение» на средства салтинцев. Салтинцы и коллеги из Дагестана приняли нас очень тепло. Практически мы ехали дорогой Пирогова. По пути в Салта мы зашли в Акуша в старинную саклю, где ночевал великий хирург. Хозяин встретил нас гостеприимно. И вспомнились записи Н.И. Пирогова. «Мы были приняты в Акуша гостеприимно, зарезали барана, приготовили плов и шашлык. Спиртное не употребляли». Это был аул, разгромленный и ограбленный войсками генерала Ермолова еще в 1819 году. «В Акуше запущенные поля, голые скалы, неопрятность и бедность и в одежде, и в саклях» (Н.И. Пирогов).

Из Акуша вместе с Пироговым поехал в качестве переводчика Муртузали, который до этого занимался вправлением костей и удалением зубов. Он овладел русским языком, работая в Баку. Пирогов же научил способного горца ампутировать конечности, удалять камни из мочевого пузыря, перевязывать крупные сосуды и останавливать кровотечение. А уезжая из Дагестана, Н.И. Пирогов оставил Муртузали два комплекта хирургических инструментов, которые ныне хранятся один в Краеведческом музее Дагестана, а второй – в музее школы Бугры Акушинского района, откуда родом был Муртузали. Когда же в 1853 году началась Крымская война, Пирогов пригласил Муртузали к себе. И тот, не задумываясь, в возрасте 43 лет выехал в действующую армию. В Севастополе они встретились. После возвращения в Дагестан Муртузали побывал в Турции, Египте и других странах, работал врачом в Ставрополе, Владикавказе и Хасавюрте; умер в возрасте 136 лет, через 100 лет (1946 г.) после встречи с Н.И. Пироговым.

Во время закладки (2010 г.) фундамента памятника в гильзу патрона с той Кавказской войны была вложена записка «Салтинское воззвание» со следующими словами: «Закладывая сегодняв дагестанском селении Салта капсулу в фундамент будущего памятника великому хирургу Николаю Ивановичу Пирогову, мы – участники научно-практической конференции хирургов и травматологов-ортопедов Дагестана и Москвы – обращаемся к современным и будущим поколениям с просьбой помнить прошлое, не допустить повторения войн на Кавказе, ибо человечество уже исчерпало лимит зла и взаимного истребления, загрязнения природы и человеческих сердец. Кавказу, как никогда и никому, нужны мир, согласие, созидание, образование, мудрость и любовь. С надеждой и мольбой». Далее подписи большого числа участников закладки фундамента в Салта.

В Махачкале и Дербенте есть улицы имени Н. Пирогова, а на территории Республиканской клинической больницы – большие мраморные обелиски, посвященные не только Н.И. Пирогову, но и А.В. Вишневскому – автору местной анестезии (родом он из Дагестана, в поселке Чирюрт имеется музей его имени).

Благодарные салтинцы бесплатно выделили участок земли в Салта для РУДН, где университет может для своих студентов и преподавателей построить гостиницу для отдыха и практики студентов по аграрии, геологии, туризму и т.д. Профессор Сергеев С.В. удостоен звания почетного салтинца, чему уважаемый Сергей Васильевич безмерно рад, считая это для себя высокой честью.

Салтинцы водрузили памятник Примирения, а не вражды там, где два столетия назад шла жесточайшая война, которая с позиции нашего времени была бессмысленной и преступной. В этой связи разделяю гнев русского поэта, участника Кавказской войны А.И. Полежаева:

«Да будет проклят нечестивый,

Извлекший первым меч войны

На те блаженные страны,

Где жил народ миролюбивый».

Когда всматриваюсь в легендарную картину гениального Франса Рубо «Штурм аула Салта», в сотый раз вопрошаю себя, всех и всегда: «Люди! Вы не способны жить без войн?». И не получаю ответа.

На памятнике Примирения в Салта высечено много важного, в том числе такие слова: «Да примирит и упокоит Всевышний души всех погибших в войнах».

«назад

Фотолента

фотографий: 5

Штурм аула Салта. Худ. Ф.А. Рубо

Категория фото: История »

Мемориальный обелиск, посвященный врачам всех войн, сестрам милосердия, Красному Кресту и Красному Полумесяцу, возведен в селении Салта Гунибского района

Категория фото: История »

Муртузали из селения Бутри (справа)

Категория фото: История »

М. Абдулхабиров

Категория фото: История »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив