Народы Дагестана
Архив номеров » № 5, 2017 от 19 Февраля 2018 г » Общество » «Поэты, писатели – наиболее ранимые люди»

«Поэты, писатели – наиболее ранимые люди»

 

– Майсарат Лабазановна, что Вас побудило стать поэтессой: желание учить людей уму-разуму, искать и находить в жизни свою цель, не потерять нравственные ценности или что-то еще? Какие произведения, на Ваш взгляд, будут читать потомки?

– Поэтами, писателями не становятся, ими рождаются. Для меня лично поэзия – не цель, а страсть и душа подвига, борьба за справедливость, честь и правду. Желание «учить людей уму-разуму» – это даже смешно. Я же, наоборот, учусь у народа, а что касается потери нравственных ценностей, то, если у человека они когда-то были, потерять их невозможно.

Я из тех поэтов и писателей, которые считают, что целью их жизни должна быть не погоня за дешевой славой и материальными благами, а стремление к сохранению писательского и человеческого достоинства и одновременно служение своему таланту.

Поэзия – это ведь не только умение говорить рифмованно, красиво, здесь важна глубокая мысль, настоящая, идущая из самой глубины души, способная задеть за живое. Ценность поэзии и прозы заключается в их высоком смысле. К такому способны только настоящие писатели-поэты, т.е. рожденные ими, а не те, которые очень хотят ими стать, искусственно цепляясь за это святое дело. Многим дагестанским поэтам следовало бы научиться у русских поэтов и писателей хотя бы тому, какими должны быть настоящие поэты. Таковыми, например, были С. Есенин, Д. Белый, В. Маяковский, Э. Багрицкий и многие другие. Чему же учит нас творчество этих и других, никогда не стареющих классиков? Они всегда с нами, всегда современны. Их стихи навсегда останутся бессмертными. Их невозможно заслонить никакими тенями, никакими фальшивками. Именно таким поэтом среди аварских писателей был и останется Адалло Алиев. Его произведения читают и дальше будут читать потомки.

– О счастье говорят многие, и каждый понимает его по-своему. Каково Ваше представление о счастье?

– Говорят, что счастье – состояние души человека, значит, оно в самом человеке, в его образе мышления. А душа и мнение у каждого свои, отсюда и счастье разное. Одни счастливы удовольствиями, другие – богатством, а третьи – почетом и т.д.

А я не могу быть счастливой в одиночестве. Не могу создать свой мир и жить в нем счастливо отдельно от всего остального мира, не могу быть счастливой в окружении печали, разочарований, неравенства, несправедливости, где каждый второй стремится жить лучше другого. Для счастья мне нужно, чтобы окружающие, близкие, родные люди и все мои соотечественники были счастливыми. Эти слова я говорю от чистого сердца.

– Каким, в Вашем представлении, должен быть писатель, поэт, критик новой формации?

– Новой, старой формации для писателей не существует. Они должны быть в первую очередь добрыми, великодушными людьми и патриотами своей страны, озаряющими путь другим, делающими все на совесть, справедливыми, честными, мужественными и читаемыми народом. А сегодня, сами подумайте, много ли таких поэтов-писателей у нас в Дагестане?

Что касается меня, то я с юношеских лет осознавала свой долг перед читателями. Осознаю и сейчас, в трудное перестроечное время. Всегда стараюсь быть честной перед ними и перед своей совестью. О чем бы я ни писала, все мною прожито, выстрадано, пройдено через мое сознание и сердце.

– Были ли у Вас в роду пишущие?

– Пишущих в роду не было, но декабристы были. Дело в том, что мои предки со стороны бабушки и дедушки после пленения Шамиля были сосланы в Сибирь и жили в городе Иркутске. Их дети, мои бабушка и дедушка, поженились там. Оба они были выходцами из Чародинского района. Жили совместно восемь лет, но детей своих не имели.

Рядом с ними жила семейная пара декабристов. У них была двухлетняя дочь – моя мама. Она была удочерена моим дедушкой. Когда они в 1916 году вернулись из Сибири в Дагестан, моей матери было 14 лет. Об этом у меня выйдет книга, поэтому не стану рассказывать дальнейшую историю моих предков.

– Издают ли Вас и других дагестанцев в Москве, как в советскую эпоху?

– Вряд ли издают. И кто у нас из настоящих писателей остался в живых? Единицы, и те даже в Дагестане книги издают за свой счет. А про себя скажу восьмистишием:

Я могла бы десятки книг

Давным-давно издать в Москве,

И столько же покровителей иметь

Среди асов и нужных людей.

Но я доверила простым дагестанцам

И любовь свою, и боль.

Пусть они будут моими судьями

И подсудна буду только ими.

– Майсарат Лабазановна, что, по-Вашему, нужно делать для приближения «нравственной революции» общества?

– Общество, т.е. страну, без нравственного бытия я считаю проклятием. Чем значительнее это бытие, тем значительнее и проклятие.

Понятно, нравственность, как и люди, меняется с каждым поколением. И люди относятся к нравственности также по-разному.

П. Гольбах сказал: «Нравственность есть наука об отношениях, существующих между людьми, и об обязанностях, вышедших из этих отношений!..»

Многие считают безнравственность прелюбодеянием, я же считаю, что нравственность относится к характеру человека. Его доброта, порядочность, сила воли и разум сердца – это и есть нравственность. Сегодня наша нравственность стала попыткой примирения наших личных потребностей.

Посмотрите, что нашим детям, внукам показывают по центральному телевидению: безнравственность, разврат! Посмотрев такие передачи, как «Мужское – женское», «Пусть говорят» и т.д., у меня сложилось впечатление, что во всех российских городах и поселках женщины занимаются только развратом. Одни пьяницы, проститутки, незаконнорожденные дети. Никак не могу понять, для чего это делается нашим государством? Это возмутительно!

Если само государство рекламирует безнравственность, какую нравственную революцию мы с вами можем совершить?! Я об этом на аварском языке несколько статей написала. Были хорошие отзывы со стороны старшего поколения. И на этом все закончилось. О таких вещах должны думать высокопоставленные чиновники нашего государства. Но, к сожалению, им не до этого, они заняты другим.

– Какая Вы наедине с собой? О чем Ваши думы, мысли?

– Наедине с собой я рыдаю над своей когда-то очень любимой родиной, от которой остались одни «рожки да ножки». Рыдаю над могилами ни в чем не повинных сотен погибших ребят. И думаю о будущем потерянного поколения двадцать первого века.

– Раньше Вы много говорили и писали о коррупции, о несправедливости, творившейся у нас в республике. Сегодня, по-моему, Вы перестали об этом говорить и писать.

– У меня была одна приятельница, которая годами боролась со злокачественной опухолью. Затем она резко перестала бороться и говорить об этом вслух. Думая, что она победила болезнь, я однажды ей сказала:

– Ты молодец, что победила этот проклятый недуг.

Она в ответ стала рыдать: «Ничего я не победила, молчу, устав от бесполезной борьбы. Моя болезнь пустила корни по всему моему телу». Точно так и я поняла со временем, что бесполезно бороться с коррупцией в республике, когда вся страна утопает в ней. Пусть, думаю, все идет своим чередом до конца. Но конец обязательно будет.

– Скажите честно, Вы хоть иногда вспоминаете прошлую, советскую эпоху и было ли в ней, по Вашему мнению, положительное?

– Советская эпоха была прекрасным временем моей молодости. До самой смерти я буду хранить в душе все то, что мне было дорого в далекие и недавние времена, и любимую литературу, и откровенность поэтических встреч, и верность своим стихам, в которых вся моя жизнь с ее взлетами и ошибками. Сегодня я не могу и не хочу приспосабливаться к тому, что мне не нравится, не хочу суетиться, пытаясь вернуть или обрести чье-то внимание.

– Изменения, происходящие в Дагестане, видны каждому, свидетели этому – и стар, и млад. Лично Вы чувствуете удовлетворение от этих изменений?

– На этот вопрос отвечать я не стану. Поскольку знаю, что Вы его не опубликуете. Кроме того, свое мнение и удовлетворение по этому поводу мною было неоднократно сказано намного раньше. Ни в чем не люблю повторения.

– И последнее, Майсарат Лабазановна, что бы Вы хотели сказать читателям журнала?

– Я знаю, кто читает Ваш журнал. Поэтому хочу одним сказать: «Хорошо, что вы имеете много денег и все, что можно купить за деньги, но неплохо было бы время от времени проверять, не потеряли ли вы того, что нельзя купить за деньги?» А другим скажу: «Пусть бережет вас Аллах от богатства, приобретенного за слезы и бедность собственного народа!»

– Спасибо за содержательную беседу.

– И Вам успехов в Вашей кропотливой работе.

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив