Народы Дагестана
Архив номеров » № 1, 2018 от 13 Августа 2018 г » Политика » Развитие капитализма в Дагестане

Развитие капитализма в Дагестане

 

– Магомед Рамазанович, какие известные события произошли в России, в частности в Дагестане, в XXXXI веках и чем они знаменательны?

 

– Это очень широкий вопрос. Если из всех событий выделить более знаменательные, на мой взгляд, это: 1917–1918 годы, которые оказались богатыми на памятные даты, и четверть века с начала (1992 г.) радикальных рыночных реформ. И революционный слом 1917 года, и шоковая терапия 1992 года коренным образом преобразили облик нашей страны, в том числе Дагестана. 100-летие революции наш народ отметил в прошлом году.

В данных революционных событиях было и общее, и противоположное. Первый раз социал-демократические силы, захватив власть, приступили к форсированной национализации частной собственности и созданию управляемой из единого центра экономики, абсолютно не считаясь с человеческой ценой этих преобразований. Что касается младореформаторов, то они стремились как можно быстрее разрушить механизм централизованного планирования и провести ускоренную приватизацию государственной собственности, также не задумываясь об издержках и человеческой цене проводимых ими реформ.

По словам Анатолия Чубай-са, целью начатых в 1992 г. преобразований было «построение капитализма в России, причем в несколько ударных лет». Результаты форсированного строительства капитализма оказались весьма далекими от того, что декларировалось реформаторами на начальном этапе преобразований.

В истории человечества можно обнаружить два существенно отличающихся друг от друга типа капитализма: рациональный промышленный (буржуазный), отличительной чертой которого является рациональная организация формально свободного труда, рациональное инвестирование капитала, и спекулятивно-торговый (авантюристический). Для России характерен первый тип капитализма с элементами рационального капитализма. Нельзя жить на этом этапе развития капитализма, необходимо его осовременить. Хозяйственная этика их различна.

Главным действующим лицом российского капитализма является не предприниматель, производящий товар и услуги и осуществляющий инновации, а чиновник. Авантюрно-спекулятивному капитализму деловая этика не присуща, источником наживы здесь часто выступает не предпринимательская деятельность, а умелое использование политической конъюнктуры и личных связей с государственной бюрократией.

Авантюрно-спекулятивный капитализм всегда существовал и получил распространение в странах Востока (в том числе в Индии и Китае), в то время как рациональный капитализм возник на Западе. Высокопродуктивный капитализм развивался только в Европе.

В России, да и в Дагестане, сформировалась социально-экономическая модель, по ряду параметров иногда напоминающая авантюрно-спекулятивный капитализм. Это связано с номенклатурной приватизацией (прихватизацией). Уже в конце горбачевской эры важнейшим двигателем процесса экономических реформ являлось стремление советской номенклатуры конвертировать (перестроить) свою власть в собственность или добавить собственность к власти. Этот процесс продолжался и в 1990-е годы при Б. Ельцине, Е. Гайдаре, В. Черномырдине и т.д.

– Какой самый безболезненный путь был выгодным для выхода из коммунизма и кто был больше заинтересован в этом?

– Самый безболезненный путь выхода из коммунизма состоял в предоставлении гражданам полной свободы в создании новых частных предприятий. Из появившегося таким образом широкого слоя мелких и средних предпринимателей со временем могла бы вырасти национальная буржуазия, работающая на внутренний рынок и способная модернизировать российскую, в том числе и дагестанскую, промышленность. Параллельно необходимо было постепенно превращать государственные предприятия в субъекты рынка. Но никакой необходимости в форсированной приватизации крупной государственной собственности, а тем более стратегических отраслей экономики не было. То, что либеральные реформы пошли именно по этому пути, объясняется, прежде всего, интересами правящего номенклатурного класса. Государственную собственность, считали радикал-реформаторы, нужно как можно быстрее передать в частные руки, не столь важно, чьи это будут руки, – директоров, чиновников, теневиков или бандитов. В дальнейшем, мол, механизм естественного отбора покажет, кто способен ею эффективно распоряжаться!

Процессу присвоения государственной собственности посткоммунистической бюрократией был дан зеленый свет. В ходе этого процесса по низкой цене покупались государственные ценности, хозяева этих ценностей превратились в кланы бюрократической буржуазии, которые тесно переплетались с государственным аппаратом. Так авантюристы частично стали хозяевами собственности. Мелкие и средние бизнесмены, частные кооперативы с кризисом 1992–1997 гг. разорились. Борис Ельцин тогда признавался, что «в рамках сложившейся в России налоговой системы любому предприятию и предпринимателю честно можно только умирать, причем мучительной смертью». Мелкому и среднему бизнесу пришлось столкнуться не только с фискальным прессом, но и с мафиозным рэкетом. Пробившиеся сквозь бюрократический асфальт ростки рационально-производственного капитализма в отдельных субъектах выталкивались и сверху (чиновниками), и снизу (криминалитетом).

Понятно, что присвоение за бесценок государственных активов бюрократией и спекулятивно-мафиозной прослойкой имело мало общего со становлением современного, высокопродуктивного и инновационного капитализма.

– Чем же объяснить, что в начале XXI в. российская социально-экономическая модель претерпела ряд изменений и активизировалось государственное вмешательство вэкономику?

– Бесплатная по сути раздача имущества через новые каналы бюрократического распределения не способствует созданию экономически продуктивного и социально устойчивого слоя собственников, нацеленных на увеличение своего богатства за счет собственного труда на ниве честного предпринимательства. К тому же ментально чиновник советского образца весьма сильно отличался от рационально-буржуазного предпринимателя.

Сформировавшаяся в ходе приватизации бизнес-элита не стала классом эффективных собственников и стратегических инвесторов и не была ориентирована на модернизацию отечественной промышленности. Новые владельцы зачастую ощущали себя не собственниками, призванными заботиться о процветании фирмы, а, скорее, временщиками, главная их задача – присвоить ресурсы предприятия, продать их, перевести валюту за рубеж, а его площади сдать в аренду. Часть приватизированных предприятий была перепрофилирована, часть – переоборудована под склады и гаражи, часть – сдана в аренду коммерческим банкам или западным фирмам.

Деиндустриализация Рос-

сии в 1990-е годы сопровождалась стремительным развитием экспортно-сырьевого и банковско-финансового капитала, который, судя по тому, что из нашей страны уже в первые годы либеральных реформ были вывезены десятки миллиардов долларов, вполне заслужил название «компрадорского». Кстати, то обстоятельство, что капитал не инвестируется внутри страны, а уходит в западные банки и офшоры, служит лишним подтверждением того, что сложившаяся в отдельных субъектах России система была весьма далека от рационально-производственного капитализма.

А почему бы эти нарушения в экономической системе страны не привести в порядок, не устранить нарушение закона? Это и сейчас не поздно!

– Утверждают, что при Правительстве РФ Евгения Примакова положение изменилось. Так ли это было?

– Кабинет Примакова просуществовал всего восемь месяцев, но за это время был сделан целый ряд шагов, направленных на то, чтобы изменить баланс между экспертно-сырьевым, банковско-финансовым и обрабатывающим секторами экономики в пользу последнего.

Правительство Е. Примакова, прежде всего, стремилось способствовать развитию отечественной промышленности. Им был осуществлен ряд мер, направленных на поддержку российского производителя посредством таможенной и фискальной политики. Была снижена налоговая нагрузка на бизнес. Создались условия для того, чтобы российские банки заинтересовались инвестированием в отечественную промышленность и сельское хозяйство. Правительство стремилось привлечь в реальный сектор иностранные инвестиции. Были приняты меры по государственной поддержке малого и среднего бизнеса. В конце 1998 – начале 1999 годов фактически началось постепенное преобразование полудикого номенклатурно-коррупционного, компрадорско-олигархического, спекулятивно-мафиозного капитализма в современный рационально-продуктивный капитализм. В результате в 1999 году в России начался рост производства. Однако процесс реформ был прерван на полпути – в результате давления олигархов и интриг ельцинской семьи Е. Примаков был в мае 1999 года отправлен в отставку. После чего все вернулось на круги своя.

В XXI веке российская социально-экономическая модель претерпела ряд изменений, важнейшим из которых стало заметное расширение государственного вмешательства в экономику. Увеличилась доля государства в капитале нефтяных и газовых компаний (некоторые из них были фактически национализированы), создались государственные корпорации, усилилось административное вмешательство в деятельность бизнеса, а роль предпринимательского сообщества в процессе выработки государственной экономической политики заметно снизилась. На протяжении последних полутора десятилетий в России формируется государственно-бюрократический капитализм, в рамках которого чиновничество доминирует над частным бизнесом. Но при этом никуда не исчезла и спекулятивная составляющая данной модели. Почему эти моменты не исправить теперь?

В России сложился своеобразный гибрид госкапитализма с капитализмом торгово-спекулятивным. Такая система по многим параметрам отличается от рыночной экономики стран Западной Европы и США, и главное ее отличие состоит в исключительно тесном переплетении власти и собственности, бюрократии и бизнеса.

Российские крупные собственники, помимо финансово-экономических активов, имеют в частной собственности нечто более важное – государство. Если рассмотреть западную экономическую модель в качестве нормативного образца, то российская хозяйственная система не может быть названа капиталистической. Ее можно частично охарактеризовать как квазикапитализм. Почему-то наши ученые-экономисты эти проблемы не рассматривают в своих научных трудах и не выступают с конкретными предложениями перед Правительством РД.

– Магомед Рамазанович, что же необходимо сделать для того, чтобы преобразовать российский сплав государственно-бюрократического и спекулятивного капитализма в капитализм современный, рационально-продуктивный, инновационный?

– Указанная проблема, разумеется, не может быть освещена в рамках одной статьи, здесь можно сделать лишь весьма беглые наброски. Прежде всего, рационально-производственный капитализм нуждается в столь же рациональной политической надстройке. Поэтому важнейшей предпосылкой перехода от бюрократическо-спекулятивного (псевдо) капитализма к капитализму современного типа является внесение рациональности в существующую политическую систему. Это означает, что должна быть сокращена или вовсе исключена возможность принятия властью непредсказуемых решений, что заметно уменьшит политические риски для развития частного бизнеса. А для этого необходимо расширение полномочий парламента, превращение бесконтрольно господствующей номенклатуры в рациональную бюрократию, обеспечение независимости суда, реальная борьба с коррупцией. Кроме того, российское государство, вузы, государственные органы и научные институты республики должны взять на себя задачу формирования нового экономического порядка, благоприятствующего развитию современного инновационного предпринимательства. Одной из важнейших задач государства является создание экономического порядка, т.е. установление норм, правил, институтов, в рамках которых должны действовать хозяйственные субъекты. Эти задачи возложены на Правительство РД, а научные учреждения самоотстранились. Почему? Некоторые ученые пишут шумные, пространные хвалебные статьи, а конкретные экономические проблемы не решают. Почему?

Представляется, что для перехода к новому экономическому порядку, способствующему развитию рационально-предпринимательского капитализма, сейчас нужна, прежде всего, политическая воля, которая обнаружилась у Правительства Примакова в 1998–1999 годах. Скептики, конечно, могут сказать, что в условиях современной России смена экономической модели малореальна. Этому нельзя верить. Надо идти вперед!


«назад

Фотолента

фотографий: 4

Б. Ельцин и Е. Гайдар

Категория фото: Политика »

20 лет назад председателем Госкомимущества России стал Анатолий Чубайс, получивший звание главного приватизатора страны

Категория фото: Политика »

Приобретение ваучера

Категория фото: Политика »

Б. Ельцин и Е. Примаков

Категория фото: Политика »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив