Народы Дагестана
Архив номеров » № 2, 2018 от 15 Августа 2018 г » Поэзия » На вершинах дагестанской литературы

На вершинах дагестанской литературы

 

– Сибирбек Магомедович, скажите, пожалуйста, какую книгу Вы прочитали в последнее время?

– Честно признаюсь, что за последние три года ни одной новой книги не прочитал. Зато перечитываю русскую и зарубежную классику. Читаю Чехова, Бунина, перечитал Л.Н. Толстого «Хаджимурат» уже третий раз. А рассказы Джека Лондона «Любовь к жизни», Эрнеста Хемингуэя «Старик и море» и повесть Михаила Шолохова «Судьба человека» я даже не помню сколько раз читал. Написаны они на одну и ту же тему, т.е. на тему любви к жизни и борьбы за жизнь. Но с потрясающей глубиной, свойственной индивидуально каждому из авторов...

– А какую книгу Вы предложили бы прочитать дагестанскому народу?

– Не только дагестанскому, но и всем народам Кавказа, можно даже сказать всем малым народам России я посоветовал бы прочитать книгу величайшего советского писателя, киргиза по национальности Чингиза Айтматова, которая вышла в свет под двумя названиями – «Буранный полустанок» и «Дольше века длится день».

– И чем же она так примечательна, чтобы ее прочитали все малые народы России?

– Она помогает людям не становиться манкуртами, т.е. сохранить свою честь и достоинство, честь и достоинство своих предков не запятнанными в угоду кому-то! Беречь и не забывать свою малую родину! Беречь и приумножать свою историю, культуру, язык, традиции – все, что тысячелетиями связано с историей собственного народа.

– Сибирбек Магомедович, слово «манкурт» не всем знакомо и не все понимают его значение. Нельзя ли объяснить, что это такое?

– «Манкурт» – это слово из средневековой легенды азиатов, вокруг которой происходят события в романе Чингиза Айтматова. Дело в том, что в средневековье азиатские феодалы воровали детей в возрасте 10-12 лет у родителей, брили наголо, надевали на голову вымя свежезабитого верблюда и бросали на безлюдные пески под палящие лучи солнца. Под действием солнечных лучей вымя постепенно высыхало и срасталось с кожей головы подростка. Высохшее вымя не давало расти волосам наружу, и некоторое время они росли внутрь головы. Процесс этот проходил довольно мучительно, и мало кто из подростков выживал. Но те, кто выжил, полностью теряли память. Эти мальчишки не помнили свое имя, фамилию, свое происхождение, мать, отца, родственников. Они знали только своих хозяев. Потом этих вот манкуртов феодалы использовали как рабов. Они пасли табуны верблюдов и лошадей своих хозяев, были им очень преданы. Манкурты убивали даже своих родителей, если они случайно находили своих детей и старались объяснить им, кто они такие, хотели забрать домой. Один из таких манкуртов в романе Чингиза Айтматова убивает свою родную мать за то, что она стала часто приходить к нему.

– Ваш любимый литературный герой?

– В детские и юношеские годы – Артур из романа итальянской писательницы Этель Лилиан Войнич «Овод». В зрелые годы Мартин Иден из одноименного романа Джека Лондона.

– Ваш литературный кумир?

– Над вершинами Кавказа

Изгнанник рая пролетал,

Под ним Казбек, как грань алмаза,

Снегами вечными сиял.

М.Ю. Лермонтов («Демон»)

Михаил Юрьевич прожил всего 27 лет. Если бы прожил еще лет 20, мир не знал бы других писателей.

– Много ли сегодня в Дагестане хороших писателей-поэтов?

– Года два назад я как-то поехал в аэропорт встречать друзей: поэтов и писателей, друзей из России и других республик, приезжающих на праздник «Белые журавли». Смотрю: возле памятника Ахмед-хану Султану, в ожидании прилета самолета с гостями ходит М. Ахмедов – председатель Союза писателей Дагестана, и больше нет никого. Я спрашиваю:

– Магомед, где твои поэты и писатели?

Магомед по-дружески тепло хлопает меня по плечу и произносит:

– Сибирский, неужели ты до сих пор не знаешь, что поэтов много не бывает?

– Сибирбек Магомедович, скажите, что для Вас время?

– Время для меня – дела и события, которые наполняют пространство жизни! По сути мы на земле этим и занимаемся: стараемся заполнить и время, и пространство своими делами. А вот тот, кто ничего не делает, т.е. убивает время, временем и будет убит.

– А что такое вдохновение и как оно приходит?

– Вдохновение – состояние души человека в момент творческого подъема. Приходит незаметно и исчезает также незаметно. Человека может вдохновить то, что он видит, слышит и чувствует. Это есть взлет воображения. Взлет дыхания жизни, которое то поднимает, то опускает тебя. И ты то появляешься, то исчезаешь. Создавать, улавливать и передавать энергию вдохновения может только свободная, ищущая, мятежная душа.

– Сибирбек Магомедович, как Вы думаете, много ли у нас сегодня читающих людей?

– Много, почти как в XVIII веке.

– А почему именно в XVIII веке?

– А вот почему. Однажды царь Александр I, будучи в одной из российских провинций, зашел в почтовое отделение и увидел на столе развернутую Библию.

– Читаешь? – спросил он у станционного смотрителя.

– Как же, – ответил тот, – ежедневно.

Царь выслал смотрителя из избы, положил между страницами Библии пять сотенных ассигнаций и уехал. На обратном пути царь посетил ту же станцию.

– Читал ли ты Библию? – опять спросил император.

– А как же, каждый день, – ответил смотритель.

Александр взял книгу. Ассигнации лежали на прежнем месте.

– Ищите царствия Божия, и все остальное приложится, – сказал Александр, а деньги из книги приказал раздать бедным.

Вот почему как в XVIII веке, Магомед Рамазанович! Небось, скоро окажемся в XV веке, где книга станет музейной редкостью. Вспомните, что говорил Пушкин по поводу Николая I.

– Хорош, хорош, – говорил, – а дураков наготовил на тридцать лет.

А мы вряд ли обойдемся и тридцатью годами.

– Кстати, как Вы думаете, довольна ли наша пишущая братия вниманием властей?

– Магомед Рамазанович, прежде чем ответить на вопрос, я хотел бы привести два-три примера из прошлого.

Первый случай. Это было в XVI веке. Какой-то вельможа оскорбил английского художника Хольбейна. Хольбейн разозлился и спустил вельможу со второго этажа. Вельможа пожаловался королю Англии Генриху VIII и грозился убить Хольбейна. «Милорд, – сказал король вельможе, – я запрещаю вам впредь приближаться к его мастерской, а за попытку покушения на его жизнь вы тут же будете казнены. Знаете ли вы, какая разница между вами и им? Я могу прямо сейчас взять семь мужиков и сделать с них семь лордов, подобных вам. Но из семи таких лордов, как вы, я никогда не сделаю Хольбейна...»

Думаю, что комментарии тут излишни.

Второй случай. Это было в XIX веке. Однажды за кулисы Александрийского театра зашел царь Николай I в сопровождении адъютанта. Им навстречу попался знаменитый актер Каратыгин. Царь обратился к нему с просьбой изобразить его, зная, как тот хорошо представляет лица.

– Не смею, – отозвался актер.

– Я приказываю...

– Приказания Вашего Величества исполняются неукоснительно, – по-гвардейски отчеканил Каратыгин.

Тут же он стал в позу, вскинул голову, глаза его стали оловянными. И голосом царя небрежно через плечо бросил адъютанту:

– Послушай, пошли актеришке Каратыгину корзину шампанского!

Довольный царь рассмеялся и изрек:

– Быть по сему!

Наутро актеру на дом была доставлена корзина шампанского.

Третий случай. А это было в XX веке. В одном из кремлевских залов отмечали 70-летний юбилей Генсека Л.И. Брежнева. На церемонии присутствовала вся элита СССР, деятели науки, искусства и литературы. М. Суслов произнес тост за Генсека и предложил поднять бокалы за его здоровье. Через некоторое время раздался громкий голос Кайсына Кулиева:

– Я не буду пить!

Одни в ужасе, другие в страхе, третьи от любопытства повернулись в сторону Кайсына Кулиева. Тут растерянным голосом Брежнев спрашивает:

– Почему?

– Тут некоторые умудряются выпить за здоровье Генсека воду, – сказал Кайсын довольно-таки серьезным тоном, хотя это была шутка, и показал на Михалкова.

– За Генерального секретаря воду не пьют, – сказал Леонид Ильич в шутливой форме, – налейте ему полный бокал коньяка...

Михалкову пришлось выпить бокал коньяка.

– И что Вы этим хотите сказать?

– Хочу сказать, что ни в XV, ни в XIX, ни в XX веке не было такого холодного отношения к творческим людям, что люди эти были окружены вниманием, теплотой и заботой на самом высоком уровне. Люди творческого труда – движущая сила не только общества, которому они принадлежат, но и всей истории. Вспомните, сколько было людей творческого труда до появления на политической арене узурпатора Ельцина, сколько писателей, художников, артистов и т.д. были членами ЦК КПСС и Верховного совета? Сколько было лауреатов Ленинской и Государственной премий, сколько было Героев Социалистического Труда? И где все они сейчас? Всех выгнали на улицу и посадили на голодный паек. После чего, как и следовало ожидать, общество наше стало бездуховным.

– Русская история, – писал Тютчев, – до Петра Великого сплошная панихида, а после Петра Великого – одно уголовное дело. Разве у нас не так?

– Сибирбек Магомедович, как Вы относитесь к современным нуворишам – олигархам и буржуям?

– Вы знаете, я их делю на два вида. Одни из них ведут честный бизнес и своим умением, старанием добиваются хороших результатов. Они не убивают, не воруют, не стараются присвоить плоды чужого труда. Как правило, такие люди бывают добрые и щедрые, стараются по возможности заниматься благотворительностью, помогают малоимущим, много полезного делают для своего народа и не только. А к ворам, проходимцам и жуликам отношение у меня другое, близкое к тому, что говорил наш великий баснописец Крылов.

– Что говорил Крылов?

– Однажды во время обеда у одного графа, куда был приглашен и Крылов, пошел разговор о сибирских рудниках, что добываемое там золото у тогдашних хозяев рудников лежит мертвым капиталом и не приносит никакой пользы стране. Любитель сытно пообедать, Крылов занят был своим любимым делом и долго не вмешивался в разговор. В один момент он резко прекратил кушать и говорит:

– Знаете, граф, какая разница между рудником и богачом?

– А какая, батюшка? – поинтересовался граф.

– Рудник хорош, когда его разроют, а богач, когда его зароют.

Только не надо это интерпретировать как призыв Касумова на расправу с богачами. Я только выражаю вслух отношение простых людей к подобного рода ворам и жуликам.

– Сибирбек Магомедович, есть ли у Вас враги и злопыхатели?

– Врагов личных у меня нет. Кто-то, может, считает меня своим врагом, но это их проблемы. Если даже есть такие, пусть врага ищут не во мне, а сами в себе. А вот злопыхатели – их везде хватает, и не только у меня... Но я на них не обращаю внимания. Пусть сами копаются в своем дерьме. На Востоке говорят: «Собака лает, караван идет». Мое дело – идти!

– А как с завистниками?

– Когда говорят о завистниках, а говорят о них довольно часто, я вспоминаю знаменитого австрийского композитора XIX века Иоганнеса Брамса. Однажды великий композитор был приглашен на обед к одному влиятельному аристократу. Брамс там застал изысканное общество.

Хозяин дома, желая сделать приятное композитору, произнес:

– Господа, по случаю присутствия с нами нашего прославленного композитора Брамса я велел достать из моих винных подвалов наилучшее вино. Это вино, так сказать, среди моих вин отличается, как Брамс среди композиторов!

Когда вино было попробовано, хозяин спросил у композитора, как ему понравился этот сорт вина.

– Вообще вино неплохое, – ответил Брамс, – но нет ли в вашем подвале еще и Бетховена?

Вот теперь скажите, много ли сегодня среди нас таких талантливых, умных, чистых душою и сердцем брамсов? Я давно заметил одну истину: талантливому человеку совершенно безразлично как, на какой высоте и чем занимаются серенькие людишки, у него нет к ним никакого интереса. Он их почти не замечает. А вот встретит он кого-либо из талантливых, тут же возгорится желанием пообщаться с ним, найдет в нем много родного и близкого, будет радоваться каждому его успеху, потому что знает, что талант – это от Бога, и каждый талант в жизни имеет свою нишу, отведенную ему самим же Богом, и никто другой не сможет занять эту нишу.

Еще ничего, если завидуют в открытую. Плохо, когда это делают друзья твои.

– Вам и такое пришлось испытать?

– Это я заметил, когда издал семитомное собрание сочинений, о котором Вы часто упоминаете, многие из моих друзей так стараются умолчать о нем. Думают, если они закроют глаза, весь мир станет незрячим...

– Этого и стоило ожидать. Ведь в Дагестане сейчас такого издания ни у кого нет... Не обращайте внимания. Вы же не чужое издали, а свое, созданное Вашим сердцем и мозгами. Если кто-то в чем-то сомневается, пусть читают отзывы специалистов, ведущих ученых, исследователей и критиков, поэтов, писателей и литераторов. Они у Вас, по-моему, в последнем томе.

Кстати, я читал недавно, что Ваша пьеса выиграла грант Главы республики и Правительства. Не хотели бы рассказать в нескольких словах о ней?

– Пьеса называется «Кровь и слезы», о событиях, имевших место в далеком 1877 году, о восстании горцев Дагестана и Чечни против произвола царского самодержавия.

– Это одна из самых трагических страниц нашей истории. Долго писали, наверное?

– Писал долго, но ждать постановки пришлось еще дольше. Около 6 лет...

– А почему так долго?

– Во-первых, пьеса сама тяжелая: много действующих лиц, около 25 человек одних только мужчин. Во-вторых, требуются большие затраты на декорации, художественное оформление, костюмы, снаряжения, музыкальное оформление и многое другое.

– В Лакском театре разве есть 25 мужчин-артистов?

– Нет. Решили взять их из других театров. В частности, из Русского и Аварского театров.

– А язык какой там будет, не лакский?

– Язык будет смешанный. Как и был в то время – во время восстания. Ведь в восстании участвовали все народы и народности Дагестана из более 550 населенных пунктов.

– Чувствуется, что будет грандиозное культурное событие. Как отмечают специалисты, исследователи Вашего творчества все Ваши произведения, особенно драматические? Вы пишете на самые животрепещущие темы. К примеру, пьеса «Черный день» написана на тему депортации. Вечная тема. Потому что депортация коснулась десятка миллионов людей разных национальностей. На тему трагической любви написана пьеса «Любовь и слезы». На тему борьбы со злом написана пьеса «Сталь и кремень». На тему Отечественной войны – повесть в стихах «Исак-птица». А вот теперь и на тему восстания горцев. Как Вам это удается? Или это Ваш творческий секрет?

– Никакого секрета тут нет. Этому меня научила мировая литература – русская и зарубежная классика. В мировой литературе очень много произведений, в которых отражается вся человеческая жизнь, как в капле воды отражается весь мир. А жизнь человеческая, как Вы сами знаете, многогранна и многокрасочна...

– По-моему, подбор темы тоже своего рода талант. Или я ошибаюсь?

– Ну я не стал бы возводить подбор темы произведения в ранг таланта... Скорее, это проницательность: умение взглянуть в глубинные пласты жизни и брать оттуда то, что представляет интерес, имеет общечеловеческое значение.

– А какова роль самой литературы в жизни нашего общества? Каково ее предназначение?

– Предназначение литературы - создать или внести в человеческую природу определенный интеллект – некий конгломерат общественного сознания и общечеловеческих ценностей, чтобы он мог различить, где добро, где зло, чтобы он все время стремился к доброму, светлому и возвышенному, чтобы блаженные познали страждущего и страждущие познали радость бытия... Чтобы человек познал многообразие мира сего и обитателей его.

– Сибирбек Магомедович, что для Вас Ваше творчество: предмет заработка или потребность души?

– Только не предмет заработка, остальное все, что угодно. Писатели в России давно забыли понятие заработок. Особенно те, кто пишет на языках малых народов... Наоборот, им приходится вкладывать свои деньги или искать спонсоров для издания своих книг.

– Получается, что Вы издали семь томов за свой счет?

– Нет. Таких денег у меня не было, нет и не будет, наверное. Это очень дорогое издание. Каждый том по 600-700 страниц офсетной бумаги № 1 с цветными иллюстрациями. Мне помог мой народ, вернее, те, кто любит, ценит и знает свой народ, болеет за его настоящее и будущее. Огромное им спасибо! Я им очень признателен.

– Как Вы относитесь к литературной критике?

– К литературной критике я отношусь в основном положительно, часто даже с благодарностью, если критика конструктивная и доброжелательная, но ни в коем случае не злопыхательская. Знающий свое дело, настоящий критик – большое подспорье, большая помощь и удача писателя. Но я вынужден огорчить Вас: у нас таковых очень и очень мало, можно даже сказать, что их нет. Печально, но факт.

– Какова роль книги в Вашей жизни, что для Вас книга?

– Роль книги в моей жизни и становлении как образованного и интеллигентного человека, не говоря о том, что я писатель, неоценима. Наряду с общепринятыми горскими традициями, я воспитан на базе российской и европейской культуры. А эта культура ко мне пришла через русскую и мировую классику. Я вообще не понимаю, не могу представить современное, да и любое общество без книг. Достоевский сказал: «Книга – это духовное завещание одного поколения другому». И не согласиться с этим просто невозможно...

– Сибирбек Магомедович, разборчивы ли Вы в людях?

– Тяжелый вопрос! Скорее нет, не всегда. Мне кажется, что я больше доверчив, чем разборчив.

– Как Вы смотрите на современную молодежь? Есть ли у нее будущее?

– И с надеждой, и с опасением. С надеждой – поскольку молодежь наша возвращается к своим истокам, к тем ценностям, что завещали нам наши отцы и деды свято хранить. Опасения – в бездуховности современной молодежи, которая может обернуться впоследствии большими проблемами для общества. Наркомания, алкоголизм, насилие, бандитизм, убийство, воровство – далеко не полный перечень, куда втянута современная молодежь...

– Что нужно сделать, чтобы вернуть молодежь в правильное русло?

– Вспомните, как мы учились в советское время и чем были заняты во внеурочное время. Кроме основной учебы, практически во всех школах были профильные кружки по каждому предмету. И почти все школьники были охвачены этими кружками. Более того, во внеурочное время все учителя вели дополнительные занятия с отстающими учениками. Все дети школьного возраста были заняты делом и не было у них времени заниматься чем-то ненужным. Более того, воспитанием учащихся занимались такие организации, как октябрятская, пионерская, ученические комитеты, комсомол, народные дружины – практически все общество! А сейчас? Государство практически самоотстранилось от проблем воспитания школьников и молодежи. И результат, как видите, - сплошной негатив.

И обществу, и государству надо заняться воспитанием подрастающего поколения.

– Сибирбек Магомедович, из семи томов собрания сочинений у Вас три тома поэзии. На многие стихи, более 300, уже написана музыка, сложены песни, и песни эти поются самыми известными исполнителями. В чем секрет такого успеха Вашей поэзии?

– Магомед Рамазанович, Вы задаете вопрос не по адресу. Вы хотите, чтобы я хвалил свои стихи? Нет! Я никогда этим не занимался. Это надо спросить у тех, кто их поет и кто слагает музыку на них.

– Я заметил, что у Вас очень много посвящений женщинам. Как Вы относитесь к красивым женщинам?

– К красивым женщинам стараюсь относиться как красивый мужчина, хотя считаю, что некрасивых женщин в мире нет. Женщина создана Всевышним по типу цветка: нет в мире некрасивого цветка! У каждой женщины своя прелесть, как и у каждого цветка... И отношение к ней со стороны мужчин должно быть самое трепетное...

– Отлично! А комплименты Вы делаете женщинам?

– Конечно, делаю. Только в удобном случае и к месту.

– Сибирбек Магомедович, а какова роль женщины в нашем обществе?

– Да общество наше развалится, если женщин не будет. Мне кажется, что Бог создал женщину, чтобы нести на ее хрупких плечах все тяготы жизни, чтобы цементировать не только семью, но и общество. Ушедший от нас недавно великий русский поэт Евтушенко сказал: «Поэт в России больше, чем поэт!» Я бы сказал, перефразируя великого поэта: «Женщина в России больше, чем женщина».

– Человек рождается на земле, проходит предназначенный ему земной путь и уходит. Что остается от человека на земле?

– Приведу одну индийскую притчу.

Старик-индеец говорит:

– На моих плечах сидят два волка. Один из них – черный. Он олицетворяет зло и постоянно соблазняет меня делать и говорить не то, что нужно. На другом плече сидит белый волк, который все время советует мне жить красиво и творить добро.

Его спросили:

– Какой из этих волков влияет на тебя сильнее?

Старик отвечает:

– Тот, которого я кормлю...

Кто в этой жизни кормил зло, от него и остается зло, а кто кормил добро, остается добро.

– Сибирбек Магомедович, Вам когда-нибудь приходилось испытывать чувство одиночества?

– Магомед Рамазанович, орлы летают в одиночку, вороны – стаями. Одиночество – удел сильных. Слабые всегда жмутся к толпе.

– Все понятно... Как Вы смотрите на свое прошлое, настоящее и будущее?

– На прошлое – не без упрека, на настоящее – с упреком, на будущее – сумрачно...

– Грустно, но ничего. Жизнь есть жизнь... Спасибо! Было очень приятно беседовать. Вам желаю творческих успехов и еще больших творческих взлетов.

– И Вам спасибо! Вам здоровья, а журналу – дальнейшего процветания!

«назад

Фотолента

фотографий: 6

С.М. Касумов с российскими поэтами

Категория фото: Поэзия »

С.М. Касумов в своём кабинете

Категория фото: Поэзия »

В горах с землячками

Категория фото: Поэзия »

С первым секретарем Союза писателей России Г. Ивановым

Категория фото: Поэзия »

Журналистка телеканала «Россия» берет у С.М. Касумова интервью

Категория фото: Поэзия »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив