Народы Дагестана

№ 3, 2018 от 23 Августа 2018 г

в номере:

Последний выпуск » Юбилей » Человек широкой души

Человек широкой души

 Когда человеку за 70, он невольно начинает вспоминать свое прошлое, а прошлое каждого связано с определенными людьми, событиями, временем.

Я и мои ровесники много времени проводим в небольшом уютном скверике, что за зданием администрации города, перед домом писателей. Хорошо помню то время, когда здесь не было не только скверика, но даже и дерева.

Сделаю небольшой экскурс в прошлое.

Молодым людям трудно представить облик старого города. Тогда еще ни нынешнего здания администрации города, ни памятника Ленину, ни площади как таковой не было. На месте памятника Ленину был памятник Сталину. На месте здания администрации была аллея, выходившая на улицу Гаджиева. Там, где сейчас Центр культуры, начиналась улица Чернышевского, была стоянка автобусов. С правой стороны были здания военного комиссариата и пожарной команды.

Никакого скверика, ныне расположенного за зданием администрации города и домом писателей, и в помине не было. Когда речь зашла о сносе старых зданий пожарников, военного комиссариата и складских помещений, нашлось много охотников застроить район частными домами, но по настоянию Магомед-Салама Ильясовича здесь был заложен скверик, который сейчас является одним из достопримечательных мест города.

Я говорю об этом так подробно потому, что большая часть оставшейся моей жизни и жизни моих ровесников проходит в этом скверике. Мы часто вспоминаем человека, который тогда еще понимал, как много будет значить в жизни людей зеленый оазис в центре города – лучшее средство для здоровья человека. Поэтому я часто буду возвращаться к скверику и вспоминать свое прошлое, связанное с Магомед-Саламом Ильясовичем.

Это были годы моей молодости, когда закончилась Великая Отечественная война, оставшиеся в живых защитники Родины возвращались домой. Я тогда был офицером, служил в органах государственной безопасности, где оказался по комсомольскому призыву. Это были 1948–1950 годы.

Я увидел его впервые в форме майора. Он был статным молодым человеком, слегка предрасположенным к полноте, а в семидесятые-восьмидесятые годы нередко видел его в военной форме подполковника, полковника и всегда любовался его выправкой, подтянутостью, гордой осанкой и уверенной походкой. Он легко располагал людей к себе, потому что от него веяло добротой и добропорядочностью.

Если до 1953 года Магомед-Салам Ильясович в моем представлении был военным человеком, то после я столкнулся с ним как с государственным деятелем. Тогда я работал в Акушах начальником райотдела МВД, а он приезжал к нам как председатель Избербашского окружного исполкома.

Помню его выступление перед сельским активом, когда речь шла об автодороге Избербаш – Леваши – Акуша как о дороге жизни для жителей этих районов. Разговор особенно запомнился мне и потому, что в начале 1953 года я ехал по этой совершенно неблагоустроенной дороге и едва остался жив, полетев в пропасть. И новая дорога была проложена исключительно благодаря усилиям и стараниям Магомед-Салама Ильясовича.

Но вскоре округа были ликвидированы, и Магомед-Салам Ильясович стал министром легкой и пищевой промышленности.

Я ушел из органов безопасности, поступил в партийную школу. Еще слушателем партийной школы много слышал об Умаханове как об одном из талантливых секретарей райкома партии. По завершении учебы я стал работать в сельхозотделе обкома партии, а Умаханов уже был первым секретарем Карабудахкентского райкома партии. С приходом Умаханова Карабудахкентский район стал занимать одно из первых мест в республике по надоям молока, поставке мяса и производству другой сельхозпродукции. Средства массовой информации широко рекламировали опыт Карабудахкентского района, и представители других районов республики стали ездить к Умаханову за опытом работы.

Так и я в качестве представителя обкома партии оказался в Карабудахкентском районе.

Умаханов предложил мне поехать в колхоз имени Ленина, где преобладающее число тружеников – даргинцы. Я приехал в Гурбуки, и секретарь парткома повел меня к председателю колхоза Ибрагиму Карабудагову, пользовавшемуся большим авторитетом не только в Карабудахкентском районе, но и в республике. Поняв цель моего приезда, Карабудагов пригласил человека средних лет и предложил ему поехать со мной во все молочные фермы и другие хозяйства, какие меня заинтересуют, и попросил потом проинформировать его о своих впечатлениях.

Во дворе меня ждала «линейка», укрытая красивым ковром с двумя подушками. Сейчас я, как и многие, езжу на самых разных машинах, в том числе и на знаменитых иномарках, но та поездка ни в какое сравнение с этими не идет. Это было неповторимое удовольствие ехать с ветерком на открытой «линейке», обозревая все вокруг.

Я объехал три фермы. Они были похожи не на скотные дворы, а на какие-то дома отдыха. Все доярки были в чистых белоснежных халатах, помещения идеально убраны, на стенах – плакаты и лозунги, обязательства доярок и результаты их работы... К моему удивлению, завфермами и доярки знали хорошо не только председателя колхоза, но и Магомед-Салама Ильясовича, причем не понаслышке, а воочию. Об их отзывах не вижу необходимости говорить.

Удивленный всем увиденным, я не преминул воспользоваться возможностью рассказать обо всем на страницах республиканской газеты «Дагестанская правда» и журнала «Блокнот агитатора».

Как и ожидалось, со временем Умаханов стал Председателем Совета Министров республики.

Таких встреч, как со мной, у Умаханова, естественно, было превеликое множество. Поэтому я думал, что все это позабыто им, тем более в годы, когда он стал Председателем Совета Министров. Я уже работал не в сельхозотделе, а в отделе пропаганды и агитации обкома партии. В коридоре обкома партии Умаханов вдруг останавливает меня, обращается по имени, спрашивает о здоровье, о семье, а потом интересуется, не зоотехник ли я по образованию. Я отвечаю: «Нет, я плодоовощевод-виноградарь». Он покачал головой и сказал: «А жаль». Мы расстались. Потом мне стало известно, что ему нужен был зоотехник на руководящую должность в одно из республиканских ведомств.

К чему я привожу такой пример? Да к тому, что он никогда не забывал человека, если тот в чем-то проявил себя, и всегда старался поддержать, дать ему возможность развивать дальше свои способности.

Он терпеть не мог угодников и подхалимов.

Сижу ли один я на скамейке в скверике или с друзьями, мы нередко вспоминаем Магомед-Салама Ильясовича с благодарностью и думаем о том, как много хорошего было в то время и как люди умели ценить друг друга.

Вспоминаю такой эпизод. Кажется, это было зимой 1960 года. Вопрос о состоянии зимовки скота выносился на обсуждение пленума ЦК КПСС. Прежде чем выехать на пленум ЦК КПСС, руководство республики решило побывать на местах отгонного животноводства, проверить истинное положение дел, принять соответствующие меры. Во все зоны отгонного животноводства (в Бабаюртовскую, Кизлярскую, Кочубейскую, Уланхольскую и другие зоны) выезжало по 1–2 руководителя республики, по 1 инструктору обкома партии, по 1 специалисту сельского хозяйства из научно-исследовательского института сельского хозяйства... Я тогда работал в отделе пропаганды и занимался формированием этих групп. Я не имел транспорта, поэтому напросился ехать с заместителем министра сельского хозяйства. Когда я спросил замминистра перед отъездом, когда и где мы встретимся, он категоричным голосом ответил: «Встретимся завтра в Кочубее».

Уланхольскую зону возглавлял Магомед-Салам Ильясович, и я поделился с ним своими затруднениями с транспортом. Ни на минуту не задумываясь, он предложил мне подойти к его дому к 8 часам утра вместе с тем, кто еще хочет ехать. В условленное время я с работником института ветеринарии подошел к дому Умаханова. Он настойчиво просил зайти и перекусить, но мы вежливо отказались и услышали: «Езжайте на моей машине в Кизляр, там дождитесь меня. Я найду себе другой транспорт»...

Он приехал в Кизляр на машине начальника Дагхлебоуправления Дауда Сулеймановича Азиева. Из Кизляра мы с ним поехали в Кочубей.

На первый взгляд может показаться, что в этом особенного? А то, что не каждый руководитель заботился так о других, как это было присуще Магомед-Саламу Ильясовичу.

Побывав на кутанах, под вечер мы выехали в Уланхоль. Погода испортилась, пошел снег, подул ветер. Мы зашли в контору отгонного животноводства. Здесь застали только заведующего столовой. Он пригласил нас переночевать у него, я начал отказываться, тем более знал, что завстоловой живет в тесноте, у него нет условий для приема гостей, была свободной одна кушетка. При всех моих возражениях Умаханов настоял на том, чтобы переночевать вместе, а утром мы побывали на других кутанах. В мои задачи входила проверка наглядной агитации, культурно-массовой работы, и я должен был еще на неделю задержаться здесь, а Магомед-Саламу Ильясовичу надо было ехать обратно.

К тому времени погода еще больше испортилась: ветер, снег, слякоть... Магомед-Салам Ильясович спросил меня:

– И как же ты в такую погоду без транспорта будешь добираться до кутанов?

– Как-нибудь, Магомед-Салам Ильясович: где на попутном, где на своих двоих...

– Это не дело, Магомед. Вот что, поедем обратно вместе, в другой раз, в более благоприятное время приедешь. Ответственность беру на себя...

Я был потрясен его отеческой заботой и всю жизнь с благодарностью вспоминаю те дни, которые провел с ним. Магомед-Салам Ильясович отличался удивительной чертой характера – доводить все начатое до конца, заботу проявлять не выборочно, а ко всем тем, кто в ней нуждался.

Так и дальнейшая моя судьба была прямо связана с ним, ибо он, при всей своей занятости делами государственной важности, не упускал меня из виду. Он сыграл решающую роль и в моем назначении на должность председателя Махачкалинского городского комитета народного контроля.

Я мог бы привести еще множество примеров, свидетельствующих о широте души, внимательности, отзывчивости и принципиальности этого замечательного человека, но ограничусь несколькими словами о его наследнике Ильясе Магомед-Саламовиче. Он учился в Москве, работал и вернулся в республику после смерти отца.

Когда в марте 1995 года шли выборы депутатов в Народное Собрание республики, мы, ветераны города, единогласно отдали свои голоса Ильясу Магомед-Саламовичу, ибо к тому времени знали, что сын идет по стопам отца, достойно продолжая его дело. Не могу не сказать о той большой работе, какую проводит Ильяс Магомед-Саламович с ветеранами. Ни одна просьба ветерана не осталась без его пристального внимания и исполнения. Он не только материально помогает нуждающимся ветеранам, выписывает им газеты и прочую периодику, но и помогает провести ремонтные работы в квартирах, в благоустройстве улиц... По своей инициативе он ежемесячно приходит к нам, изучает наши запросы...

 

Мы гордимся, что у такого достойного отца такой достойный сын.

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Первые успехи , первые победы на трудовом фронте

Категория фото: Юбилей »

Со знатным тружеником Ленинского района

Категория фото: Юбилей »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив