Народы Дагестана
Последний выпуск » Политика » Актуальные проблемы противодействия терроризму на современном этапе

Актуальные проблемы противодействия терроризму на современном этапе

 Вопросы противодействия терроризму в настоящее время приобретают особую актуальность. Что такое терроризм? Терроризм – политика установления и насильственных действий в достижении определенных политических целей (изменение внутренней или внешней политики государства, провоцирование международных инцидентов и вооруженных конфликтов, покушение, диверсия, стремление изменить политический строй общества).

Различают групповой терроризм внутри страны и за ее пределами. Наиболее разноплановым является политический терроризм – от борьбы до стремления изменить существующий общественный строй. Терроризму свойственны культ насилия и отказ от диалога с оппонентами.

Терроризм все больше приобретает черты организации с единым центром управления. В октябре 2003 г. шесть террористических организаций, группировок заявили о своем объединении в единую организацию – «Каида аль-Джихад» («База джихада») и объявили войну «сионистам и крестоносцам». В эту террористическую организацию вошли «Аль-Каида», «Египетский джихад», «Йеменский джихад», «Исламская армия Адена-Абьяна», «Внуки сподвижников Мухаммеда на земле полуострова» (Аравия) и «Салафитская группировка призыва в Алжире». Лидером был избран Аль-Муатазз Аль-Ямани. Блок быстро уничтожили.

Проявления национализма, сепаратизма и религиозной нетерпимости дестабилизируют общественно-политическую ситуацию, формируют угрозу международному, межнациональному и межконфессиональному миру, создают возможность для подрыва основ конституционного строя Российской Федерации.

Причем террористические, экстремистские акции на Северном Кавказе в XXI в. приобретают все более дерзкий и опасный характер. В значительной мере это связано с деятельностью определенных политических кругов ряда иностранных государств, направленной на всемерное ослабление позиций России и кардинальное изменение ее политического курса.

Помимо этого, терроризм как социальное явление подпитывается и провоцируется некоторыми нерешенными внутренними проблемами в республиках Северного Кавказа, в первую очередь социально-экономическими.

В то же время результаты проведенного анализа складывающейся ситуации в нашем регионе показывают, что практически во всех республиках Северного Кавказа, где проявился широкий спектр террористических угроз, степень их влияния на обстановку в обществе тесно связана со спецификой региона.

Так, в Дагестане питательной средой для экстремизма, терроризма являются коррупция, борьба различных группировок за доступ к бюджетным средствам, низкая занятость трудоспособного населения, особенно молодежи, и ряд других проблем социального характера.

При этом особую тревогу вызывает распространение в Дагестане традиционно чуждых российским мусульманам политизированных течений.

Северный Кавказ является не только самым многочисленным регионом нашей страны, но и отличается сложной конфессиональной картиной. Здесь зарегистрировано более 3290 религиозных организаций. Конфессиональное пространство региона можно условно разделить на четыре основные части: 40 % – религиозные организации России православной церкви (РПЦ); 30 % – религиозные организации мусульман; 27 % – протестантские организации, 30 % – буддисты и др.

Исламские организации преобладают в 5 субъектах ЮФО (Дагестане, Ингушетии, КЧР, КБР и Чечне). На Юге России действуют 11 духовных управлений мусульман (ДУМ), большинство из которых входят в Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК). Самое крупное региональное Духовное управление мусульман зарегистрировано в Дагестане, где действуют 1756 мечетей. ДУМ Чечни объединяет 300 мечетей, Ингушетии – 85, Северной Осетии – 19, Кабардино-Балкарии – 130, Карачаево-Черкессии и Ставропольского края – 113, Адыгеи и Краснодарского края – 28, Ростовской области – 17, Калмыкии – 2.

В регионе значительное развитие получило исламское образование. На Юге России действуют 30 исламских вузов, из которых 19 – в Дагестане, 8 – в Чечне и по одному в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии и Астраханской области. В то же время более 2600 молодых людей из субъектов ЮФО обучаются в зарубежных исламских учебных заведениях. Еще одна специфика религиозной ситуации в регионе – большое количество мусульман, совершивших паломничество – умра и хадж. Если в 1906 г. из РФ совершили паломничество с КСА более 16 тыс. человек, то более 14,5 тыс. человек из них были из субъектов Юга России.

На Северный Кавказ религиозно-политический терроризм активно начал проникать около тридцати лет назад, в первую очередь на территорию Дагестана и Чечни. Одним из важных факторов геополитического характера распространения исламского радикализма на Северном Кавказе является разносторонняя поддержка их деятельности извне многочисленными международными радикальными исламскими центрами, зарубежными культурно-просветительскими и благотворительными организациями.

Так, с конца 1980-х по 2000-е годы на Северном Кавказе действовали филиалы международных благотворительных, просветительских, культурных организаций. За эти же годы активизировалась деятельность таких исламских организаций, как Международная исламская организация «Спасение» (МИОС), «Беневоленс интернэшнл фаундейшин» (БИФ), штаб-квартира расположена в г. Чикаго, США, «Аль-Хайрия» – образовательный центр в США, «Катар» – штаб-квартира в Катаре. Для них характерны практически открытая пропаганда панисламских идей с целью объединения всех мусульман региона для вытеснения России с Северного Кавказа, создания в Северокавказском регионе исламского государства, установление тесных связей Северного Кавказа, Дагестана с такими мусульманскими странами, как Саудовская Аравия, Турция, Иран, Иордания, Пакистан. По решению судов северокавказских республик, в 1900–2015 гг. все они за активную поддержку, в том числе и финансирование исламских радикальных группировок и организаций в Дагестане, были закрыты.

Исламские радикальные организации на Северном Кавказе тесно связаны с радикальными исламскими организациями за рубежом, за которыми просматриваются геополитические интересы как государств исламского мира, так и ряда западных держав. Спецслужбы этих организаций стремятся оказать воздействие, чтобы превратить Дагестан и другие мусульманские регионы России в плацдарм для утверждения своего духовного и политического влияния на Северном Кавказе. Эти идеи далеки от наших интересов, поэтому мы должны бороться против этих идей.

Борьба с терроризмом требует объединения усилий всего человечества. Она не может ограничиваться только силовыми методами, которые не всегда оказываются эффективными. Имеется ряд международных документов, направленных против этого преступления.

В связи с создавшейся обстановкой республики Северного Кавказа приняли законы, предусматривающие меры по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Так, в 1996 г. Народным Собранием Ингушетии был принят Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», предусматривающий запрещение деятельности религиозных организаций, если их деятельность противоречит республиканскому законодательству.

16 сентября 1999 г. Народным Собранием РД был принят Закон «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан», в котором «создание и функционирование ваххабитской и других экстремистских организаций» признаются «противоречащими Конституции РД» и «угрожающими территориальной целостности и безопасности республики».

Аналогичные законы в 2000 г. были приняты в Чечне и Карачаево-Черкессии.

Резкое направление экстремистских и радикальных проявлений в политической и религиозной жизни на Северном Кавказе сопровождается применением насильственных методов для достижения сепаратистских целей и устремлений.

Грозными симптомами терроризма стали чудовищные по жестокости и количеству жертв теракты в Махачкале, Буйнакске, Кизляре, Первомайске, Буденновске, Минводах, Владикавказе, Нальчике, Волгограде, Москве и вероломное вооруженное вторжение в Дагестан в августе-сентябре 1999 г. банд международных террористов, а также бесчеловечные, чудовищные и варварские теракты в Беслане и Москве (захват заложников – зрителей мюзикла «Норд-Ост»).

Террористами в Дагестане в 1990–1991 гг. было совершено более 40 покушений на действующих политиков и общественных деятелей, в 1992 г. – около 40, в 1993 г. – более 50, в 2005 г. совершено 70 терактов, 108 покушений на силовиков, 64 сотрудника МВД и ФСБ убиты, 121 ранен.

Выступая при вручении госнаграды, бывший Президент РД М.Г. Алиев сказал: «2006 г. был тяжелым для Дагестана. За 4,5 года погибло от рук бандитов 200 милиционеров».

На похоронах 28 июля 2011 г. бывший Президент РД Магомедов Магомедсалам Магомедалиевич о Гаруне Магомедовиче Курбанове, убитом злодеями-террористами, сказал: «Гарун Магомедович был и остается самым ярким представителем политической элиты Дагестана. От нас ушел человек действительно сильный, сверхскромный, величавый, целеустремленный, высокообразованный, неординарный и бесстрашный. Дагестанцы долго будут помнить министра финансов РД Гамида Гамидова, убитого террористами. И сегодня еще не все благополучно у нас, не все бандподполья нейтрализованы. Действуют группы в Дербенте, Буйнакске, Махачкале, Хасавюртовском районе. Но скоро их ждет полное уничтожение. Они знают, что обречены, что у терроризма в Дагестане нет перспективы».

9 мая 2018 г. террористами был уничтожен зиярат Саида Афанди в пос. Чиркей. Нельзя террористов, совершивших убийство, оставлять в живых.

Терроризм испокон веков был спутником войн, а нередко и опережал их начало. Согласно исследованию, проведенному американскими учеными, начиная с 3000 г. до нашей эры, в мире произошло примерно 14600 войн. Их жертвами стало более трех миллиардов человек, или половина нынешнего населения земного шара.

За последние 20–25 лет принципиально изменилась модель миропорядка. На место главного противостояния – противостояния двух сверхдержав – пришли новые масштабные конфликты глобализирующего мира. Так, академик Н.Н. Моисеев пишет: «В Европе линии раздела между народами проходят не столько по границам национальных территорий, сколько по линиям религиозного размежевания». У выдающегося историка А. Тойнби фигурируют «западная», «исламская», «православно-христианская», «индуистская», «дальневосточная» и др. цивилизации. Это не случайно: в самых различных регионах именно религия выступает как неотъемлемый компонент межнациональных столкновений, во многом предопределяя их остроту и трудности преодоления.

При этом религия «живет» и проявляет себя в истории не только как совокупность различных верований, моральных предписаний, рассуждений о смысле жизни или даже как привычный и традиционный образ жизни, но и как особый «религиозный фактор», действующий внутри политических сил и придающий им определенную направленность и динамизм.

Как свидетельствуют исторические факты, наиболее упорные хронические конфликты возникают и проявляются именно на религиозно-этнической почве. Масштабными примерами могут служить пакистано-индийский конфликт в Кашмире, война между Ираном и Ираком, война между Палестиной и Израилем, незатухающие конфликты в Северной Ирландии, религиозно-этнические распри в бывшей Югославии, да и Нагорно-Карабахский и Чеченский конфликты.

Может ли сама религия как особая форма культуры быть причиной, конечным пунктом трений, экстремизма и терроризма? Содержит ли религия нормы и предписания, призывающие к насилию, убийству, массовому терроризму и т.д. или же ее главная функция – проповедь общечеловеческих, гуманистических норм? Далеко не каждая религия призывает к насилию и терроризму. Идейным обоснованием терроризму служат те разновидности религиозных учений, которые носят эстетический, тоталитарный характер.

В мире имеется много религий, носящих террористический характер. Многие из них отпочковываются от традиционных религий, подвергая их определенной ревизии. Они традиционно трактуют основные положения, вырывая из контекста, делая акценты на одних догматах в ущерб другим. Нельзя понять джихад как теракт. Джихад – «усилие торжества ислама». Первоначально под джихадом подразумевали главным образом военное действие мусульманского государства, средство обороны для отражения агрессии. Согласно шариату, джихад допустим лишь по приказу имама-правителя. Начиная с IX–X веков, понятие «джихад» наполняется новым содержанием.

Теперь остановимся на том, что джихад – это не терроризм. Он существует столько времени, сколько существуют религии. Понятие «религиозный терроризм» имеет условный характер, т.к. основные религии мира не совершают терроризм.

Многие называют терроризм главным врагом верующих мусульман. А ведь терроризм – это не субъект нападения, это метод. От этого страшного нападения страдают мирные жители. Многие малограмотные люди стали просто жертвами, пожалуй, ложной пропаганды и собственной обездоленности.

В заключение можно сказать, что стабилизация этнополитических процессов, национальных и межнациональных отношений возможна только в стабильном, экономически развитом обществе, где господствуют благополучие, правопорядок, законы нравственности, взаимопонимание и толерантность.

Северный Кавказ является наиболее взрывоопасным регионом российского геополитического пространства. Достижение стабильности на Северном Кавказе, особенно в Дагестане, является важнейшей задачей обеспечения национальной безопасности и национальных интересов России.

Поэтому задача настоящей статьи – добиться обсуждения социально-экономических и общественно-политических проблем этноконфессиональной политики Северного Кавказа, особенно соблюдения национальных и религиозных интересов и национальной безопасности Российского государства в условиях глобализации, а также разработка научно обоснованных рекомендаций для органов государственной власти, общественно-политических сил и религиозных организаций.

Для Северного Кавказа не характерно противостояние ислама другим религиям. В этом направлении необходимо вести пропаганду во всех СМИ. При этом надо иметь в виду, что исламизм и терроризм не имеют опоры в Коране. Необходимо это довести до сознания людей. Нельзя развивать идею о развитии мира по религиозно-цивилизационному принципу. Это может вызвать раскол в вопросе терроризма. Необходимо вести диалог между традиционными конфессиями России, Кавказа.

Необходимо на уровне государства выработать единообразное понимание терминов «ваххабизм», «экстремизм», «терроризм», «экстремистская деятельность».

Надо создать исследовательские центры на постоянной и научной основе.

На государственном уровне необходимо выработать общенациональные идеи воспитания патриотизма, интернационализма, государственности, единства и возрождения России. Общенациональные идеи должны основываться на идеологии государства России, что поможет обеспечить единый вид борьбы с терроризмом, экстремизмом и выработать единую цель воспитания толерантного мышления граждан, особенно молодежи.

«назад

Фотолента

фотографий: 0
№ 4, 2018 от 2 Ноября 2018 г

 Артем Здунов представил нового министра информатизации Дагестана Сергея Снегирёва

июль-август
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив