Народы Дагестана
Архив номеров » № 1, 2019 от 21 Мая 2019 г » Общество » Разумный ли выбор сделает человечество в грядущем будущем?

Разумный ли выбор сделает человечество в грядущем будущем?

За период существования человеческой истории мир прошел много этапов своего развития. От первобытного общества люди дошли до капитализма, коммунизма. Мы не знаем, станет ли пришедшая на смену новая система лучше или хуже, чем в которой мы живем ныне.
Подобные суждения и страхи существовали всегда. На рубеже XX–XXI веков мы переживаем его очередной этап, страдать или радоваться от которого придется нынешнему и, как минимум, следующему поколению. Отсюда вечные вопросы: как мы будем жить? как будет обустроен мировой порядок?
Попытки создать мировой порядок предпринимались всегда. Первой из них был Вестфальский мир 1638 года, когда великие державы приняли решение о создании согласованной системы международных отношений (средневековый ООН). Далее были Венский конгресс 1814–1815 годов, Версальский договор 1918 года, Ялта 1945 года. Многосторонние соглашения заключались после мировых (европейских) войн и подписывались созданной Лигой наций (1919–1946 гг.) и ООН (1947 г.). Эти организации были статистиками мирового порядка, но их дееспособность носила ограниченный характер. Так, Лига наций не остановила Вторую мировую войну. Что касается ООН, то она не смогла предотвратить ни один крупный конфликт. Недееспособен и Совет Безопасности ООН, решения которого носят характер пожеланий. В происшедших после Второй мировой войны сотнях конфликтов и войн погибло свыше 10,5 млн человек. Конфликты с жертвами и сейчас продолжают расти.
После распада биполярного мира (2-полюсного) встал вопрос о новом мировом порядке – однополярном, биполярном и многополярном. Эти варианты тоже не просматриваются.
Однополярный мир
Это неоспоримая гегемония одного государства при поддержке сателлитов. На роль такого гегемона могут претендовать только Соединенные Штаты. Но в мировой экономике непрерывного американского доминирования нет. По одним подсчетам, американский ВВП составляет 15,5 % мирового, по другим – 24 %, ВВП главного оппонента США – Китая – от 15 до 17 %. Т.о. экономической однополярности нет и не предвидится.
Не просматривается однополярность США и в политическом контексте. Одни политики считают, что у американцев она и так есть. Другие вашингтонские политики не испытывают острого желания его восстановления. Эта противоречивость отражается в поведении Президента США. Тотального превосходства США не наблюдается. Они не одержали победы в Афганистане, их роль не является решающей в сирийском конфликте. Амбиции США раздражают Европу. Евросоюз делает больше, чем США.
Зато желание похвастаться однополярностью остро проявляется у американских политиков в отношениях с Россией. Они стремятся унизить образ России.
Об однополярном мире Китая можно сказать, что китайцы не замечают американцев, а американцы – Китая. Проще говоря, полный покой в мире может быть гарантирован только одним-единственным хозяином. Однополярный американский мир – де-факто диктатура – в XXI в. не состоится.
Биполярный мир (две противоположные части)
С одним полюсом при таком раскладе все ясно, вторым же, естественно, называется Китай. Для Пекина это лестно, но, в общем, бесполезно. Американо-китайская биполярность в плане политики не представляет для КНФ особой выгоды, поскольку требует от Китая постоянного поддержания противостояния и демонстрации своей военной мощи. Прошлый биполярный американо-советский мир строился на пусть и ответственном, но все же ядерном паритете. Китайцы к достижению такого паритета не стремятся. Достичь его в ближайшие десятилетия они не могут, да и не хотят. Они прекрасно помнят, как развалился и разорился в ходе гонки вооружения СССР. Китайские прагматики умнее кремлевских мечтателей. Идеологическое же противостояние обоих полюсов бессмысленно, поскольку в XXI веке идеологические тренды сосуществуют параллельно. Притом, если в китайском обществе интерес к чужим идеям время от времени проявляется, то на Западе китайская официальная политическая идеология воспринимается как полустертый коммунистический реликт.
Еще одной причиной, по которой Китай не станет политическим полюсом притяжения, является растущий страх перед ним. Экономическая активность Китая в Юго-Восточной и Центральной Азии способствует росту опасений китайской экспансии, желанию избежать политической зависимости от Китая, стремлению сохранить свой суверенитет.
Негативное отношение к Китаю у населения Центральной Азии выражено тем, что на китайских объектах работают китайцы. Нет взаимоотношений здесь.
Американо-китайская биполярность неприемлема для России, которая в этих условиях оказывается периферийной державой, чья геополитическая роль сводится к поддержке китайского полюса одним лишь фактом обладания мощным ядерным арсеналом.
Так что появления второго геополитического полюса ожидать не следует, а значит, не состоится и биполярный мир.
Многополярный мир
Многополярный мир выглядит привлекательным для неевропейских стран со средним политическим весом, а также для стран, страдающих комплексом неполноценности. Число «средних» держав велико: Турция, Иран, Саудовская Аравия, Пакистан, Южно-Африканская Республика, Бразилия, Индия и др. Одним из определяющих критериев этих держав является стремление не демонстрировать свою самостоятельность от сильных мира сего. В качестве сильных имеются в виду США, Китай, Россия.
К «средним» странам относится и Россия, занимающая по уровню ВВП 11–13 место в мире. Россия привержена многополярности.
Европа сама по себе многополярна, в ней сосуществуют национальные полюсы: немецкий, французский, британский. Европа считается цивилизованным полюсом, но не политическим. Могут ли когда-нибудь стать влиятельными полюсами Европейский союз (ЕС), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), БРИКС, Организация исламского сотрудничества (ОИС), Лига арабских государств (ЛАГ), Евразийский экономический союз (ЕАЭС)?
Думаю, нет, поскольку полюсом, а не игроком, на международном поле могут быть только субъекты высокого уровня – консолидации. Исходя из этого критерия, вряд ли можно считать ЕС, ШОС, БРИКС и другие организации влиятельными, которые и не пытаются выступать на мировой арене единым фронтом. Они не способны обеспечить безопасность и благополучие международного сообщества, кроме как проведения межнациональной полемики. А эти дискуссии стабильности государствам не обеспечивают.
А что будет?
Формирование единой общечеловеческой цивилизации – мучительный и долгий процесс. И никто не скажет, когда эта цивилизация полноценно сформируется. По большому счету движение к ней вечно. А пока каждая локальная цивилизация на весь голос или имплицитно доказывает, что ее ценности, культура, религия лучше, чем соседняя. Примеры – на каждом шагу. Христианская цивилизация настаивает на своем превосходстве, исламская – на своем, поскольку в ее основе лежит конечный, самый совершенный монотеизм, а ее экономическое отставание – временное, объяснимое ее молодостью.
Политизация религий в последние десятилетия нарастает, что проявляется для всех монотеизмом (единобожием). Каждая религия, а значит, и цивилизация, предлагает свою версию мироустройства, а заодно и модель государства. Наиболее ярко проявляется в мусульманском мире, где исламисты борются за реализацию исламской альтернативы, квинтэссенцией которой является исламское государство. Речь идет не об ИГ (запрещено в РФ – «НГ»), методы построения которого – особенно терроризм – эту идею дискредитируют, но о некоем идеальном государстве, построенном в соответствии с моральными и этическими нормами общины, созданной в VII веке в Аравии пророком Мухаммедом.
Пусть построение государства, основанного на сугубо религиозной основе, – утопия. Но в эту возможность верят сотни миллионов мусульман, игнорировать их веру неуважительно и опасно. Иными словами, мусульмане верят в свое господство, христиане – в свое. Еще совсем недавно миллионы верили в коммунизм, и с этой верой скептики считались. С мусульманской мечтой о построении у них исламского государства нам всем придется считаться и дальше. Это своеобразный полюс, субъект мировой политики.
Усилению цивилизационного фактора при формировании мирового порядка способствуют новейшие информационные технологии. С одной стороны, они работают на глобализацию, на усреднение общечеловеческой цивилизации, с другой, с их помощью поддерживается, закрепляется идентичность христианской, мусульманской, буддийской и других цивилизаций. Имеет место кумулятивный (постепенный, с добавлением нового) эффект.
Каким же станет порядок в будущем мире? Непредсказуемым и хаотичным.
Мир останется «толпою государств», где каждое занято только собой и рассматривает соседей, потенциальных партнеров, международные организации только как инструмент для защиты и продвижения своих национальных интересов. С одной стороны, в таком мире будет возрастать ответственность любого государства – большого, среднего и малого. С другой, эта ответственность будет сплетаться с национальным эгоизмом, стремлением использовать глобальную хаотичность во имя собственных амбиций. Неизбежен повсеместный рост националистических настроений: что в Европе, что в России, что в остальных частях мира.
Отсюда относительно слабый, конъюнктурный интерес к модернизации международных организаций. Это, в свою очередь, способствует возникновению временных коалиций и союзов, которые будут то усиливаться, то слабеть и исчезать.
Все это мы проходили и раньше. В XXI веке, как и прежде, человечество, подобно герою картины художника Виктора Васнецова «Витязь на распутье», находится в точке бифуркации (раздвоения). И выбор дорог у человечества, как у бедолаги витязя, случается не всегда счастливый.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 1
№ 1, 2019 от 21 Мая 2019 г

 Владимир Васильев поздравил Салмана Дадаева с избранием на должность мэра Махачкалы

Январь-февраль
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив