Народы Дагестана
Архив номеров » № 1, 2019 от 21 Мая 2019 г » Размышления » Революции рождаются в школе

Революции рождаются в школе

      Народное образование играет решающую роль в войнах. Мысль, что школа определяет потенциал нации, оказалась столь сильной, что авторство приписали самому Бисмарку: «Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники».
     В XX веке стало ясно, что разрушить империю можно не воюя с ней, изнутри. Погибла царская Россия. А позже и Советский Союз со своими союзными республиками. Смерть выглядела как самоубийство. Иммунитет нации упал, количество людей, готовых бороться за сохранение статус-кво, снизилось до критического уровня. Накануне революции 1917 г. власть ненавидели, казалось, все слои и группы общества. И внешнее воздействие не нашло сопротивления. Постепенно совершили перевороты в 14 государствах.
     Нам сейчас стоит понимать, что не последнюю роль в подготовке общества к потрясениям играет литература как предмет в школе. Это, пожалуй, единственный предмет, который формирует мировоззрение. Литература вызвала во многих странах ненависть учеников к власти. Кого встречает подросток на страницах рекомендованной классики?
Лишние люди (Онегин, Печорин, Чацкий, Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой), затем маленькие люди (Башмачкин и прочие униженные и оскорбленные), за ними мертвые души и, наконец, Ионыч и прочие презренные поклонники золотого тельца. Кого тут любить, за кем идти и кому подражать? Самым русским типом объявлен Обломов. Как активному человеку не задуматься о бунте против прогнившего общества, наполненного прохиндеями, Чичиковыми и резонерами Чацкими? В начале XX в. в школах учащиеся поняли негодность этой власти.
     Вклад Гоголя, СалтыковаЩедрина, Некрасова в революцию 1917-го года не явен, но велик. Они взрыхляли почву, накручивали общество, взращивали «гроздья гнева» на власть.
     В результате к началу XX века реформатор Столыпин широкой поддержки у масс не нашел. Строителей победили разрушители прогнившего царизма «до основания, а затем...». А затем неуправляемый процесс привел известно куда. Так камешек, попавший в лобовое стекло, оставляет лишь маленькую щербинку. Но дальше... Трещина развивается непредсказуемо за счет энергии внутреннего напряжения материала.
     Лермонтов, по понятным причинам, считал, что все значимое происходит в его дворянской среде (так и называли себя
– «свет», «общество»), и потому его герой – герой его времени. А вот почему Печорин остался героем нашего времени даже в современных учебниках – это вопрос к современным методистам. Лермонтов мог и не заметить, что самое важное происходит где-то рядом, за границей его среды. И это уже урок нам – в своем времени пророков, за редким исключением, не бывает.
     Ныне-то понятно, что героями того времени были совсем другие люди – ученые Лобачевский, Якоби, Зинин... все те, кто готовил в университетах будущий рывок страны. Те, чьи ученики и ученики учеников после революции, Гражданской войны, репрессий, ВОВ, совершали великий послевоенный скачок. За несколько лет они создадут ядерный щит, сделают прорыв в космос, инновационные подъемы в промышленности. Без понимания происходившего в XIX веке эта настоящая техническая революция остается необъяснимым феноменом.
     Выдающиеся ученые XIX века Чебышев, Менделеев, Попов – это же не одиночки. За каждым – лаборатория, ученики, все те, кто закладывал основу, те, благодаря кому Россия в XIX веке создала передовые науки и технику. Где же их имена, где их дела в школьной программе? А ведь строились города, железные дороги. В Петербурге почти весь центр построен в XIX веке. Наши мореплаватели доказали, что Антарктида – материк. Как раз пока Чехов о скуке и пошлости обывателей рассказывал, быстро прокладывался «Транссиб». По нему-то и смогли быстро доставить сибирские дивизии в критические недели битвы под Москвой в 1941 г. Много важного происходило в стране. Все это происходило перед глазами детей, учащихся.
     А в литературе царит скука. Онегин скучает, Печорин скучает, в «Трех сестрах» скука–главное настроение. А Гоголь, видимо, устав писать про бездельников, совсем, в общих чертах высказался: «Скучно жить на этом свете, господа».
     Лермонтову «скучно и грустно и некому руку подать»–это мы учим наизусть. Только вот пока его Печорин скучал и портил жизнь окружающим, Лобачевский организовал университет. Однако первого все помнят, а вот чем занимался отечественный математический гений, мало кто знает. А как может быть иначе при следующей пропорции внимания к героям литературным и истинным во всей программе нашей школы:
– про Обломова в школе говорят в течение шести уроков;
– о прославленном на весь мир адмирале Ушакове упоминают на двух уроках;
– Печорина обсуждают шесть уроков;
– великий Менделеев (как личность) упоминается на одном уроке;
– «Мертвые души» – шесть уроков;
     – Курчатов упоминается на одном уроке.
     Можно возразить, что литература посвящена внутреннему миру человека, а вымышленного героя легче препарировать, чем личность историческую. Вот и получается чехарда: внутренний мир Башмачкина изучается, а о мотивах, человеческих качествах Курчатова ребенку приходится догадываться самому. Такого героя в школьной программе нет. Да к тому же большая часть уроков в школе похожа на литературоведение. Жанр, композиция, художественные приемы – вот о чем привычно рассказывает учитель. Привычно, потому что его самого этому учили в вузе, а туда он поступал потому, что в школе продрался сквозь все стили, метафоры, метонимии. Почему-то долго корректируют программу по литературе. Надо создать комиссию и решить вопрос программ, особенно по литературе. Ведь литература – самый важный предмет по воспитанию будущих патриотов страны.
     Вообще, не удивительно, что дети читают мало. Удивительно другое: как до сих пор совсем не исчезли любители чтения? Вот феномен.
     Писателям нашим и лишние люди не нравятся, да и дельных, не скучающих они тоже не любят.
     Ни на уроках литературы, ни на уроках истории не поясняют, что бедность и неравенство отступают под натиском инноваций в технике, а не в результате социальных революций. Паровая машина взяла на себя тяжелый физический труд, компьютеры отберут скоро рабочие места у современных Башмачкиных. Но нет такого урока, на котором об этом услышит ребенок. Ему не расскажут, что именно ученые, биологи и химики победили унижение пустого желудка и заплат на штанах.
     Жаль, что литературу с историей не изучают вместе, в совокупности. Но не писателей же винить во всех социальных бедах! Они пишут о том, что видят в своем кругу.
     История – собрание фактов, она не может учить и выработать нравственность. Хорошо бы попытаться объяснить детям, как готовятся революции социальные и технические и к чему они приводят. И история русской культуры XIX века – прекрасный объект для изучения под таким углом зрения.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 2
№ 1, 2019 от 21 Мая 2019 г

 Владимир Васильев поздравил Салмана Дадаева с избранием на должность мэра Махачкалы

Январь-февраль
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив