Народы Дагестана
Последний выпуск » Творчество » Надо гордиться своими предками

Надо гордиться своими предками

– Аминат Абдулманаповна, когда Вы испытали впервые восторг и радость от стихов? Помните ли их и автора этих стихов?
– Мне было 5 лет, когда из нашего дома исчезла моя мама. Я и моя младшая сестра постоянно плакали, требуя от старшей сестры и отца найти ее. Старшая сестра отвечала, что мама поехала за яблоками в соседнее село. Так как я родилась в с. Харбук Дахадаевского района, а там скалистые места и очень суровый климат, потому у нас не разводят садов, и сельчане фрукты привозили из соседних сел, и я долго верила, что мама скоро вернется с яблоками. Кроме меня с двумя сестрами, еще двое новорожденных детей остались без мамы, и старшая сестра еле успевала за ними ухаживать.
Любопытные женщины часто спрашивали, где моя мама?
Я им отвечала так же, как мне сестра говорила. Но однажды злая женщина сказала:
– Ты уже большая, должна знать правду, что за чушь несешь, уже зима, а твоя мама до сих пор за яблоками? Нет, она умерла, она в земле похоронена.
И я с громким плачем пришла домой. В это время сестра доила корову, я стала бить ее, и кувшин с молоком она уронила.
– Почему меня обманули, покажи, где моя мама похоронена!
Я с младшей сестрой, ей было три года, летом часто ходила на могилу мамы, и мы своими маленькими пальчиками выгребали землю, чтобы я посмотрела на маму. Для меня с тех пор мир перевернулся. Когда соседские дети звали маму, я плакала, что больше в жизни не смогу произнести слово «мама». И с тех пор я стала задумываться, почему люди уходят в ахират, тем более мамы. С детства не было радости в жизни, и в школьные годы я начала писать стихи, но никому их не показывала. Но однажды случился прорыв. Я свои стихи отправила в журнал «Литературный альманах». От Сулеймана Рабаданова был теплый и добрый ответ, впервые мои стихи напечатали, и я даже получила через почту гонорар. В селении все всё узнают мгновенно. Мой отец был парторгом села, к нему пришли мои учителя, чтобы поздравить за мои успехи. Это было что-то невероятное, как во сне, долго не могла поверить, и до сих пор благодарна нашему народному поэту Дагестана Сулейману Рабаданову.
В юности я много читала. По сей день люблю восточную поэзию, произведения Шекспира, Катулла, Пабло Неруды и многих других поэтов, конечно же, Омарла Батырая.

– Что Вас побудило стать поэтом, а не учителем, врачом?
– Я уже печаталась в газетах и журналах, сельских и республиканских. Поэтом стать совсем не мечтала, считала, что поэты и писатели – это особые люди, и даже знакомство с ними для меня было восторгом. Однажды Ахмедхан АбуБакар пригласил меня к себе на работу и сказал:
– Вот приехал мой переводчик из Москвы, Борис Авсарагов, я ему показал твои стихи, он перевел их на русский язык, и мы с ним решили, что тебе надо поступить в Литературный институт им. А.М. Горького в Москве.
Я вначале испугалась: как я, простая горянка, учительница математики и физики, и вдруг студентка престижного института в столице! Я мечтать не могла об этом!
Да, я закончила в Махачкале физмат при ДГПИ по совету моего отца и директора школы, так как в районе критически не хватало специалистов-математиков. Проработала несколько лет в родной школе учительницей. А потом стала студенткой Литинститута, подробнее об этом пишу в своей книге «Мои воспоминания». К сожалению, одного пожелания Ахмедхана Абу-Бакара, чтобы я стала студенткой Литинститута, было недостаточно, появились десятки препятствий, но я ведь из Харбука, дочь златокузнеца, знаю, как ковать сталь и железо, все преодолела. Окончила Литинститут с отличным дипломом.
– Кто Ваши переводчики, с кем Вы работаете?
– На всю жизнь я себя считаю должником Владимира Ивановича Фирсова, лауреата ряда государственных премий, классика русской поэзии. Он был моим наставником и учителем – руководителем поэтического семинара. В Москве он свел меня с переводчиком поэзии Валерием Латыниным, и наша поэтическая дружба продолжается по сей день. Он лауреат многих государственных премий, переводит кавказских и зарубежных поэтов. Мои стихи, посвященные Герою России Магомеду Нурбагандову в его переводе, удостоены
диплома и премии Шекспира.
Мне бы хотелось немного сказать о переводчиках. Ведь мы многонациональная республика, друг друга узнаем только через переводы на русский язык, и как важно, чтобы эти переводы были близки к оригиналу. Марине Ахмедовой удается переводить нас более удачно, так как она ближе знает быт нашего народа, культуру, характер и жизнь самого поэта. Она очень много переводила и мои произведения, считаю ее самой достойной, а также Латынина и Юрия Щербакова из Астрахани. С ними я работаю. Прошла презентация книги переводов дагестанских поэтов Ю. Щербакова «Горные цветы». Выпустил книгу переводов поэзии многоязыковой России «Созвездие родственных душ» Валерий Латынин, удостоенный премии «Белые журавли России».

– Безусловно, живя на благородной земле мастеров (Харбук), среди горных орлов, снежных вершин, поющих водопадов, висячих мостов, грациозных девушек и отважных мужчин, у Вас не могли в детстве, юности не родиться стихи, но Вы не решались перевести их на бумагу. С чем это было связано?
– К сожалению, в школах, вузах не обучают хотя бы элементарному стихосложению, поэтому учителя, тем более в сельской местности, не могут помочь учащимся писать и анализировать стихи. Меня часто приглашали в Уркарах на совещания молодых пишущих работников газет, но что они могли нам дать? Только хвалили за рассказы и стихи, а большая поэзия – это другое, это полноводный Днепр со своей глубиной и шириной, мне приходилось смотреть на него с моста, на Украине.
В молодом возрасте стихи о любви, конечно же, не публиковала, стеснялась родных и отца.
– Аминат Абдулманаповна, чем объяснить, что ряды поэтов, писателей редеют? Или это не так?
– Да, к сожалению, ряды даргинских писателей редеют. Многие ушли в ахират. Считаю, что надо кому-то выращивать, а не «отфутболивать» пишущих молодых людей и не преграждать им дорогу в поэзию. Мне лично помогали Р. Рашидов, А. Абу-Бакар, С. Рабаданов, я без их рекомендаций не осмеливалась печатать свои произведения. Хабиб Алиев выпустил мою первую книгу. Будущих поэтов надо готовить всесторонне, и их готовить должны не случайные люди, а специалисты. Мне очень тяжело говорить о сегодняшнем времени, когда находятся мини-писатели, нагло ворующие чужие произведения и выдающие за свои. И что интересно, раньше была цензура и не было частных типографий, была критика, сейчас же все что угодно выпускают. Не хочу называть их имена. Я являюсь членом авторского комитета, который находится в Москве уже более 40 лет, и часто получаю письма о необходимости пресекать плагиат. Но слово скажешь этим плагиаторщикам, как врагом становишься. Что за время пришло? А ведь за плагиатство есть уголовная статья. Ни стыда, ни совести у некоторых! Не могут по-русски написать грамотно свою автобиографию, а тут у них огромные рассказы выходят в книгах и газетах. А люди-то читают, догадываются.
– Поэтесса не может не влюбляться и не воспевать мужчин. Много ли у Вас лирических стихов?
– Конечно же, влюблялась и в людей, и в природу и очень много писала об этом. А теперь пишу много песен о любви, у меня их более 400, их исполняют наши народные артисты. Часто обращаются, чтобы написала о любви. Я только задаю им вопрос: о какой любви вы хотели бы петь – не состоявшейся или сбывшейся? Пишу как они хотят. Человеку нужна любовь, без нее жизнь как засуха. Песни о любви украшают человеческие души, создают хорошее настроение.
– Аминат Абдулманаповна, много ли мудрых наблюдений в Ваших стихах?
– На этот вопрос пусть ответят читатели. Если они мудрые изречения находят, я
горжусь этим. В предисловии к книге «Горянки» Р. Гамзатов написал о моей поэзии, что она философична. Философия и есть мудрость.
– Как часто Вы апеллируете к Богу и божественному?
– Вопросы, связанные с божеством, я не трогаю, нас в институте упорно заставляли изучать атеизм, а потом те же люди стали ездить в хадж. Это выбор каждого человека, как ему диктует его сознание. Никого не осуждаю.
– Если бы Вы встретили человека, который определился с профессией, что бы Вы ему рассказали о своей?
– На встречах с детьми часто говорю о выборе профессии и привожу примеры. В физмат со мной поступило более 120 человек, окончили почти 35, значит, кто-то неправильно выбрал эту профессию. В Литинституте на конкурсе было 2500 человек, поступило 150, а вышло 50, сделайте выводы. Пусть каждый сам определит по зову души.
Бесконечно благодарна нашим учителям, бесценный труд их не оценен нашим государством. Все силы отдают, чтобы обучать родным языкам. Есть у нас в Управлении образования специалист по родным языкам – Абакаргаджиева Рукият Рамазановна. Она всю душу вкладывает, чтобы учителя с учащимися изучали произведения дагестанских писателей и поэтов, проводит конкурсы среди учащихся и учителей. Благодаря ее труду наши дети знают многие произведения наших дагестанских авторов.
Часто бываю в школах, такие встречи вдохновляют меня, я ведь детский писатель, книги для детей выпустила на всех дагестанских языках, на чеченском, ингушском, балкарском и других. Бывает иногда в день несколько встреч со школьниками, не только в Махачкале, но и в Каспийске, Избербаше и в районах. Обязательно о выборе профессии идет серьезный разговор с учащимися.
– Можете ли назвать эмоции, за которые Вы особенно любите свою работу? В чем интерес?
– Я редактор журнала «Соколенок», очень люблю этот журнал. Столько детей, желающих печататься, юные художники, поэты, спортсмены! Я стараюсь выполнить просьбу каждого и считаю, что это очень благородно. И, конечно, выявляю будущих писателей, поэтов, журналистов, даю рекомендации и слежу за их развитием и ростом.

– Существуют ли темы, которые Вам наиболее интересно освещать в своих стихах?
– Мои последние темы – о человечности, о жизни, страданиях народа и отдельных людей. Сердце кровью обливается, когда из жизни уходят невинные люди, когда ряды достойных людей редеют. Осиротел Дагестан без них, об этом много я пишу, и каждая строка идет от сердца, кровью и слезами пишу об этом. Нет среди нас Г. Гамидова, как много хотел он сделать для Дагестана, нет Гаруна Курбанова, он с нуля создал РГВК «Дагестан». Это незабываемая боль. Нет Арухова, генерала М. Омарова, который был в первых рядах в чеченской войне, М.-С.М Гусаева, интеллигентного человека, начитанного профессионала своего дела, как Чехов сказал, красивый во всем.
– Что дает Вам силу и уверенность?
– Откуда я черпаю энергию, чтобы писать стихи? В жизни много позитива, героических поступков людей. Встречаю много хороших людей, общаюсь с ними. У меня огромные связи с писателями и поэтами за пре
делами республики, я часто встречаюсь с ними. Недавно была поездка в Ставропольский край. На форум писателей Северного Кавказа собрались творческие люди со всех краев, областей и городов России. Много было сказано о проблемах писателей, о детской литературе и другом. Самое прекрасное то, что мы друг друга переводим и печатаем.
Я лично перевела многих поэтов и писателей Дагестана: Р. Гамзатова, Ф. Алиеву, Г. Цадасу, А. Аджиева, Ю. Хаппалаева и многих других, в том числе и зарубежных.
– Ошибки в стихах исправит филолог, а ошибки в жизненных ситуациях исправит кто?
– Ошибки чиновников народу обходятся дорогой ценой, и исправить их очень сложно. Никакие молитвы их не исправят. Воры и убийцы садака раздают больше, чем другие (я это видела). Смешно, этим разве искупишь грехи? Нет, конечно, и в хадж стараются попасть тоже они. Мне и это смешно. Эти страдальцы пусть страдают до конца жизни.
– Были ли в Вашем роду ученые, пишущие люди?
– Мне очень печально и обидно, когда вспоминаю моих предшественников в роду. Их и не осталось, чтобы в моем зрелом возрасте хотя бы вспомнить, кто они были и кем. Ведь всех подряд раскулачивала наша система послереволюционная и религиозных фанатов высылали из села. Такое произошло и с моими родными. Отца матери Гаджи – ученого-арабиста, отняв все его состояние, выслали неизвестно куда. Его брат Жалил тоже был ученым-арабистом, он чудом прожил свои годы в селе. У отца было 5 братьев, и двое из них не вернулись с войны, а Рабадан вернулся контуженный и больной, без одного глаза. Если даже и были талантливы, то им не пришлось развивать свои способности, восстанавливая послевоенное разрушенное хозяйство.

– А нельзя ли проводить слеты поэтов, ученых, литераторов, критиков, журналистов с повесткой дня: «Поэзия и песни бесписьменных народов Дагестана»?
– Очень хорошее предложение. Надо проводить такие мероприятия. Хотя в Театре поэзии очень много проводят и для молодых, и юбилейные мероприятия, и другие. Но они не всегда удачные. Надо сначала обсуждать темы и содержание проектов, потом проводить. Надо сделать, чтобы на этих мероприятиях не было пустых слов и предложений.
– Аминат, краски Ваших стихов сумасшедше хороши. Поэт – планета красок. Но не всегда читатель четко видит, как глубоко и верно изнутри Вы видите людей. Ведь человек по-прежнему «не ведает, что творит» и в нашем XXI веке. Как сами к этому относитесь? Наполнена ли Ваша поэзия внутренней музыкой?
– Мне этот вопрос очень нравится. Да, я вижу любого человека изнутри. Это странное чувство, не нужно даже общения, но вижу, кто он и чего он хочет. Это хорошо и плохо. Мне обидно, что я часто сталкиваюсь с фальшью, даже близкий друг может тебя подвести. Говорят: время меняет людей, но кто меняет время? Мы вместе взятые, меняем и время, и жизнь свою и другого. Люди стали корыстные, обманчивые, безнравственные. Кто их такими сделал? Не знаю. Но ведь остались устойчивые среди нас, совестливые, не все же ценится состоянием и деньгами. Есть много других ценностей, которые нам передали наши предки. Об этом нельзя нам забывать.
– Какие планы у Вас на будущее? Наверное, есть стихи о будущем поколении, о близких родственниках?
– Планы большие, мною выпущены 56 книг для детей и взрослых, тираж которых составляет более 200000 экземпляров, а также коллективные. С моим переводчиком В. Латыниным составляем 2-томник, впервые выходит такая книга: даргинский стих и его перевод на русский язык. И конечно же, детские книги не все выпущены. Иногда я их выпускаю за свой счет.
Спасибо за то, что находите место для публикации о моем творчестве.
 

«назад

Фотолента

фотографий: 5
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив