Народы Дагестана
Архив номеров » № 3, 2019 от 7 Октября 2019 г » Творчество » Не дай погаснуть искусству

Не дай погаснуть искусству

– Арбен Мехединович, расскажите о своих учителях, об их уроках и советах учащимся. Какие они были?
– Если речь идет о моих учителях в моей родной Микрахской школе, то они были серьезные и сильные личности. Они работали честно и достойно. Учили не только своему предмету, но и жизни, учили на личном примере. Это были настоящие горцы и горянки, для которых честность, справедливость, порядочность были выше каких-то материальных благ. Я был горд и рад за них, когда в Москве в Литературном институте им. М. Горького, где я учился, мои новые учителя хвалили школьных за мои какие-то достижения. И институтские мои преподаватели были высокообразованные и добропорядочные люди. Я благодарен своим учителям. Главный их урок – не терять человеческого облика при любых условиях и ситуациях. Прожив года и пройдя через все трудности, выпавшие на долю нашей страны и народа, я твердо убедился, что этот урок – самый верный.
А в литературе моим первым учителем был мой школьный учитель по лезгинскому языку и литературе, к тому же прекрасный лезгинский поэт Шихнесир Кафланов, который, случайно узнав у моей бабушки Гюзель, что я тайно пишу стихи, потребовал у меня тетради с первыми моими виршами, отобрал из них несколько и опубликовал с напутственным словом в Ахтынской районной газете «Новый мир». Я даже помню: это был № 73 1976 года. Шихнесир Кафланов первым мне открыл глубинные тайны словотворчества, и его уроки определили дальнейшую мою жизнь, которую я связал с литературой.
В Литературном институте я занимался в поэтическом семинаре известного советского поэта Льва Ивановича Ошанина. Он первым представил меня через газету «Литературная Россия» всесоюзному читателю. Из его жизни и творчества я также извлек для себя немало уроков. Я благодарен всем своим учителям.
– Что можно сказать о тенденциях развития современной прозы и поэзии?
– Сегодня литература складывается по-разному в разных регионах нашей великой страны. Литературный ландшафт в Москве – один, в глубинке – совсем другой. К тому же в России письменная художественная литература создается на более чем 50-ти языках, у каждого народа свои сложившиеся традиции, и каждая литература прежде всего привержена своим корням. Что интересно, в наши дни пишущих меньше не стало, хотя литература сегодня фактически не поддерживается государством, как это было в советские времена, или поддерживается в особых случаях и очень вяло.
С точки зрения поддержки государством, у нас в Дагестане дела обстоят даже лучше. У нас функционирует одно из старейших в России издательств – Дагестанское книжное издательство, созданное еще в 1925 году. И оно, наше родное издательство, имеет самое прямое отношение ко всем заслугам и достижениям дагестанской многонациональной литературы и ее известных представителей. Сегодня оно – хранитель наших языков и словесной культуры Страны гор.
Духовная неразбериха и безрадостное состояние, царящие в стране, сказываются и на облике нашей прозы и поэзии. К сожалению, за годы становления (или создания) новой России время переформатировало сознание людей, литературные герои и идеалы были оболганы и принижены, и писатели, как властители дум, оказались ненужными. Ко двору оказались словесные развлекатели и борзописцы. Все эти новые веяния, к радости нашей, чужды для дагестанского менталитета и нашего этического и эстетического достоинства.
– Почему так нелегко поэту, литератору, художнику в современной России? И вообще, как Вы думаете, есть ли творческие люди, которым легко?
– Потому что они – одиночки. Увы, нелегкая жизнь – это судьба, доля любого честного художника слова. Творческий труд – это каторжный труд. Вряд ли кому легко. Если кому-то легко, то это мнимая легкость.
– На чем и как возрос и сформировался поэт Арбен Мехединович? Стихи, проза, песни?
– Я возрос, прежде всего, как читатель. Для меня нет нелюбимых жанров: читал и читаю произведения всех жанров. Кроме скучных. Поэтому в своем творчестве я обращаюсь и к поэзии, и к прозе, и к драматургии, и к литературной критике, и к переводам, и даже к песням. Когда-то я писал специально песенные тексты для выдающегося нашего композитора Магомеда Гусейнова, композитора и певца, моего старого (в смысле качества, а не возраста) друга Кахримана Ибрагимова, для народной артистки Дагестана Розы Максумовой, а также для некоторых начинающих певцов, чтобы поддержать их.
– Родина – место, где тебе хорошо, а хорошо пишущему там, где хорошо его буквам. Как живется Вашим буквам в Махачкале?
– Моя родина – это высокогорный лезгинский аул Микрах под Шалбуздагом, упоминаемый в древних исторических хрониках. Мне там лучше, чем где-нибудь. Но большая часть моих произведений написана и издана в Махачкале. Здесь родились мои дети, здесь живет моя семья. И мои буквы – тоже часть моей семьи. Живется нам всем здесь – так себе… К сожалению, Махачкала сегодня мне кажется единственным городом, который «развивается» в худшую сторону. Когда-то это был уютный, чистый и интеллигентный город. Сегодня здесь воцаряется архитектурный хаос и бескультурье. Это обидно.
– Реальность сегодня такова, что молодые поэты почти не читают книг – ни классической поэзии, ни современников. Не читают и будущие художники-дизайнеры, будущие юристы-международники. Что с этим можно делать?
– Если сказать о не читающих дизайнерах и юристах, то они вряд ли могут состояться, если не читают хотя бы литературы по своей специальности. Но если молодые писатели не читают художественную литературу, то стоит ли им писать, называть себя поэтами, прозаиками? Быть поэтом – это не просто сочинять какието рифмованные или нерифмованные, но упорядоченные, ритмизованные строки. Быть поэтом или писателем – это сказать своему времени свое слово, такое, чего не было сказано до тебя. Это создание своего мира в Слове. А как скажешь что-то свое, если не знаешь, чтó говорили поэты, жившие до тебя, или поэты-современники? Иосиф Бродский самым страшным преступлением против литературы называл нечтение книг. Не читающим книг поэтам нужно напомнить об этом.
–  Обида моя личная и досада, что ни Арбена, ни других поэтов массовый зритель не знает. Есть у меня образ такой: Вы варите свой суп, он очень вкусный, но Вы мало кому даете его попробовать. Как Вы к этому относитесь?
–  Лично у меня никакой обиды и досады нет. Во-первых, я полагаюсь на читателей, а не на зрителей. Могу с уверенностью сказать, что я не обделен вниманием лезгинских читателей. Ученые-литературоведы тоже меня не обошли. К примеру, в 2011 году Дагестанский институт языка, литературы и искусства к моему 50-летию выпустил книгу, где собрано множество научных, литературных статей и прочих материалов о моем творчестве. Я регулярно публикуюсь не только в дагестанских газетах и журналах, но и в московских изданиях, таких как «Литературная газета», «Литературная Россия» и др. Мои произведения включены в школьные и вузовские программы. Мой суп достается многим. И я ничего против этого не имею.
–  Раньше поэтов, писателей поощряли грамотами, деньгами, а теперь все молчат. С чем это связано и что надо сделать, чтобы замечали труд авторов?
–  И в наши дни в Дагестане есть официальные государственные две премии по литературе: Государственная премия РД и премия имени Расула Гамзатова. Но, увы, не всегда их получают те, кто их заслуживает. Порой даже бывает так, что среди лауреатов оказываются люди, чье отношение к серьезной литературе сомнительно. А чтобы заметили талантливого автора, нужно о нем говорить. Талант – это скромность, достоинство и невыпячивание себя. Чтобы его продвигать, нужна профессиональная литературная критика. Но, к сожалению, ее нам сегодня не хватает. Ее практически нет в Дагестане. От этого проталкиваются вперед бесталанные авторы.
Они чувствуют себя вольготно, пользуясь скромностью талантливых людей.
– Ваши произведения связаны с Вашей профессией?
– Моя профессия – писатель, хотя считается, что нет такой профессии. Есть у меня еще одна профессия. Я – редактор. Работаю редактором лезгинских изданий в Дагестанском книжном издательстве уже 33 года. Мои произведения не связаны с моей работой – ни с писательской, ни с редакторской.
– О чем Вы, Арбен, хотели бы у себя спросить, а многочисленные интервьюеры упрямо никогда не спрашивают?
– Интервью я даю редко. Потому что ты интервьюеру говоришь одно, а при публикации интервью читаешь совсем другие слова. А себя я хочу спросить: «Дорогой Арбен Мехединович, вы давно обещали написать роман. Где он? Что с ним?» И отвечу: действительно, я поставил перед собой цель написать роман. И приступил. Он бóльшей частью написан. Но работа идет очень долго, мучительно. Не всегда меня удовлетворяет написанное. Некоторую
часть даже уничтожил, чтобы не возвращаться к ней. Имея и жизненный, и творческий опыт, не могу довести до ума задуманное. Даже иногда говорю себе: вот допишу и вовсе перестану писать.
– Величие поэта измеряется величием эпохи. Так ли это?
– Не думаю, что так. Иные поэты делают свою эпоху великой.
– Лирика наша сейчас довольно тихая, потому что и время относительно спокойное или мы не открыли еще голос, соразмерный эпохе? Не зазвучал он пока еще? И все мы здесь и сейчас – почва, гумус, плодородный слой для него?
– «Тихая лирика» – это литературный термин, особенная, может, даже главная часть поэзии. Если бы в Дагестане в настоящее время была таковая, то лучшего и желать не надо. Но если кого-то не слышат, то это может быть не от «тихости», а зачастую от «громкости». Сейчас эпоха смятенная – и поэты в смятении. Поэта создают читатели. Хочу призывать всех к чтению стихов: может, тогда мы и откроем поэта нашей эпохи.

– Есть ли муза у Арбена Мехединовича? Вдохновляет ли женщина? Какова роль женщины в жизни поэта: прекрасной дамы или жены – хранительницы очага?
– Есть у меня Муза. Это моя жена Лейла, с которой живу уже 30 лет. Она не только Муза, прекрасная дама и хранительница моего очага, но и первый читатель моих творений, и строгий критик. Она филолог по профессии и призванию, у нее безупречный литературный вкус.
– Сейчас для авторов есть ли вопрос цензуры и как лучше?
– Сейчас нет никакой цензуры. У писателя цензура должна быть в себе, цензура совести. Он должен выдавать, простите меня за банальность, «разумное, доброе, вечное», а все остальное подвергать собственной внутренней цензуре.
– Расскажите, пожалуйста, какова отдача и в чем Ваша главная личная радость от своих трудов.
– Радость, что живешь и имеешь возможность творить, что сотворенное тобой может волновать других.
– Есть выражение «Найти своих». А какие они – «свои» для Арбена?
– Это для меня те, кто понимает, что художественное слово – не пустой звук, а ключ в огромный мир чувств, мыслей,
поступков и выбора своего пути в жизни.
– Книжные магазины что продают и что покупают? На каком языке и на какие темы лучше писать?
– В книжных магазинах есть всякое. Есть настоящая литература, великие книги, есть и сиюминутная писанина. Каждый читатель выбирает по своему умственному и духовному уровню. Я пишу на родном и русском языках. Оба языка мне дороги, каждый – по-своему. А темы подсказывает сама жизнь. Какая из них лучше, о том я не думаю. Важно дать каждой теме художественное и правдивое звучание.
– Многие авторы стараются делать свои произведения в переводах. Это хорошо – мировой базар. Что происходит с переводной литературой?
– Переводы обогащают и литературу, и читателей. Дагестанская литература в лучшие времена становилась достоянием многонациональных читателей благодаря переводам произведений наших писателей на русский язык. Сегодня вопрос переводов – самый актуальный для наших писателей. Из-за отсутствия хороших переводов многие лучшие произведения, написанные в последнее время, не доступны широкому читателю. Переводчики есть.
Но некому оплатить их тяжелый труд. Сами писатели не в состоянии это делать. Вот бы республиканской власти подумать над этим вопросом и помочь писателям.
– Что еще интересного Вы рассказали бы нашим читателям?
– Много о чем можно рассказать. Но рамки интервью не позволяют. Много чего интересного, о чем хотел бы рассказать, находится в моих книгах, их можно найти в Интернете. Это книга поэзии «Избранное», книга прозы «Танец поневоле» и книга литературных статей «Слово продолжается».
 

От редакции. Нам также стало известно, что общественная организация «Махачкалинская лезгинская национальная культурная автономия» выдвинула книгу стихов и поэм Арбена Кардаша «Избранное» на соискание Государственной премии по литературе Республики Дагестан. Творческий коллектив «Народов Дагестана» горячо поддерживает это предложение и считает, что наш давний друг и автор Арбен Кардаш безоговорочно заслуживает эту премию.

«назад

Фотолента

фотографий: 5
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив