Народы Дагестана
Архив номеров » № 4,2019 от 13 Января 2020 г » Личности » Курбан-Кади – арабо-мусульманский мыслитель советского направления

Курбан-Кади – арабо-мусульманский мыслитель советского направления

 Курбан-Кади Рамазанов – многогранный, незаурядный ученый и мыслитель. Родился в с. Кунки Буркун-Даргинского округа в 1884 г. Его имя и дела знают многие дагестанцы по книгам, статьям, опубликованным учеными в разных изданиях.

Курбан-Кади получил в своем родном селении Кунки традиционное мусульманское образование и считался одним из наиболее набожных, высоко почитаемых богословов. Учебу продолжил в Казикумухском медресе. Казикумух был известен в Дагестане не только как столица ханства, но и как один из наиболее популярных центров арабо-мусульманской культуры на Северном Кавказе. Здесь по одним не подтвержденным сведениям еще арабские завоеватели построили мечеть и открыли профессиональные школы. Кумухцы активно участвовали в распространении ислама в горном Дагестане и на Северном Кавказе, поэтому селение Кумух было переименовано в Кази-Кумух («гази» – борцы за распространение ислама).
По существующим сведениям, роль распространителя ислама Кумух выполнял в основном после отъезда арабов из Дагестана.
Прослышав о получении в Казикумухском медресе высоких знаний по грамматике арабского языка, логике, риторике, по Корану и шариату, родители Курбана-Кади отвезли его в Кумух.
Курбан-Кади учился в медресе более 15 лет. Здесь он изучал богословие, мусульманское право, философию, литературу мусульманского Востока, арабский, персидский, турецкий, лакский, азербайджанский, русский языки. 
После окончания медресе и учебы у шейхов Курбан-Кади стал начитанным, интеллигентным, умным человеком, умел логично излагать свои мысли, спокойно отвечать на вопросы советской политики и сложные вопросы догматики ислама и тариката. Он постоянно совершенствовал свои знания. Узнав о том, что в духовном учебном заведении мусульман в Тифлисе можно сдать экзамен и получить почитаемый во всей России диплом, он в 1916 году поехал в этот центр и показал блестящие знания на экзаменах. Так он стал обладателем диплома первой степени и значка алима.
Следует отметить, что наследие Курбана-Кади еще не собрано и не изучено. Чтобы написать о нем работу с охватом всей его творческой деятельности, нужно пройти по всем местам, где он работал, учился, и тщательно собирать материал. Данный очерк является нашей второй публикацией. Считаю необходимым подчеркнуть, что и первый, и второй очерки открывают лишь некоторые стороны его деятельности и воззрений. 
Советская власть в 20–30-е годы боялась того, что дореволюционные алимы могут использовать свой авторитет в антисоветских целях. Поэтому госорганы решили их убрать и выслать из Дагестана. Так, Курбана-Кади вместе с другими религиозными авторитетами, шейхами, политиками также пытались выслать, арестовать. Об этом его предупреждали, за ним постоянно следили. И несмотря на его грамотность, ученость, не выдвигали на руководящие партийно-советские должности, держали аппаратным работником как в Кумухе, так и в Уркарахе.
Все авторы религиозного и советского направления отмечают, что Курбан-Кади пользовался большим влиянием среди горских масс. Это объясняется не только тем, что он был признанным религиозным авторитетом и борцом против царизма, от которого пострадали многие горцы. На его популярность указывало еще одно обстоятельство: он обладал умением создавать большой ажиотаж. Его фанатизм граничил с безумием, в бою он мог без страха вести людей. Кроме того, все свои решения он представлял как принятые в «беседе с богом». Все это многократно увеличивалось, и соответственно его считали человеком большой мудрости. 
Курбана-Кади окружали ученые, религиозные авторитеты с противоречивыми характерами. Но были люди и грамотные, много видевшие и понимавшие. Один из них – Сайфулла-Кади – принимал участие в реформаторско-возрожденческом движении не только в Дагестане, но и в России. В 1905 году он был избран в руководящие органы Союза мусульман России, а в 1909 году стал муфтием Дагестана. С его поддержкой и Кумухское медресе стало самым крупным, в котором были введены естественные науки, готовили учителей новометодных школ, преподающих по новому методу. Курбан-Кади познакомился и близко сошелся с Сайфуллой-Кади.
В 1913 году в Дагестане вспыхнуло антиписарское движение в связи с попыткой царского правительства заменить письмоводство русским языком. Религиоведы, руководители мечетей не могли с этим согласиться. Курбан-Кади и его последователи, друзья обратились к высшему руководству с просьбой сохранить веками существующую систему образования, письма, языка в национальных республиках.
Будучи муфтием Дагестана, Сайфулла-Кади и его близкие духовные друзья также не смогли остаться в стороне. Он выполнял роль духовного руководителя движения, за что был сослан царскими властями в Казанскую губернию. После Первой мировой войны ему разрешили вернуться в Дагестан, где он продолжал выполнять функции муфтия.
Сайфулла-Кади сразу разыскал Курбана-Кади и поручил ему обслуживать села Буркун-Дарго. Между ними были и раньше хорошие отношения, но после возвращения они окрепли. В своей статье-очерке Сайфулла-Кади характеризует и личные, нравственные качества Курбана-Кади. Он писал, что Курбан-Кади отличался скромностью, вежливостью, терпеливостью и уважительностью к людям. Был великодушным, сильным духом и мог использовать шариат и сунны ислама как для лечения душевнобольных, так и для укрепления мягкосердечных людей. Обладал двумя важными качествами: ораторской способностью и умением душевно говорить с людьми. Они помогали ему в его стремлении сблизить богатых и простых людей, установить мир и согласие. Его любили все, и его слова оказывали сильное воздействие на людей.
В целях совершенствования своего образования в годы учебы в Кумухе, особенно после окончания медресе, учащиеся побывали в качестве муталимов (учащихся) в селениях Кумух, Цудахар, Кули, Леваши, Акуша, Муги, Кака-Шура, Параул, Урари, Согратль, Тпиг, Хучни, Казанище, Кубачи, Гуниб. Они учились там у шейхов и алимов. Это было традицией мусульманской системы образования: молодые люди, стремящиеся углубить свои знания, ездили к наиболее известным ученым-мударисам и под их руководством изучали те или иные науки. Этой работой руководили Кумухское медресе и алимы. Хотя мусульманское образование было энциклопедическим, включало в себя почти все известные тогда предметы, мударисы и ученые не могли быть хорошими знатоками всех предметов, у каждого из них были предметы, которые они лучше знали и по которым считались лучшими специалистами. Поэтому муталимы переезжали от одного мудариса к другому. Так и Курбан-Кади обошел несколько сел и изучал у мударисов, считавшихся лучшими, различные науки. Таким образом, учеба его продолжалась 20 лет.
У Курбана-Кади до революции не было четкой социальной программы в современном смысле, но его позиция, несомненно, основывалась на ликвидации феодальных отношений и всякого иного социального гнета, установлении справедливости и равенства. 
До сих пор среди верующих близлежащих сел бытуют рассказы и предания о способностях Курбана-Кади творить чудеса, сохранились письма, касающиеся вопросов семьи и быта. Курбан-Кади вырастил двух племянников – Харбила и Байрама. Они участники Великой Отечественной войны. Он любил их не меньше своих детей. Их родители умерли, когда им было 4 и 6 лет. Они оба были образованными. 
Следует подчеркнуть, что Курбана-Кади все знатоки ислама, знакомые, друзья и последователи буквально боготворили. К нему в Кунки приезжали его поклонники – агульцы, кункинцы, худуцинцы, аштынцы, карбачи-махинцы. К нему с большой симпатией относились кумухские, буркундаргинские алимы. Между ним и учеными, мударисами разных медресе сложились хорошие и добрые отношения. Они часто посещали его и беседовали с ним. Некоторые из них совершенствовали у него свои знания по арабскому языку. Прекрасные отношения были у Курбана-Кади с Назиром из Доргели. Они часто встречались в пятницу в Дербентской Джума-мечети.
Курбан-Кади в 1916 году написал книгу «Ганзукъ мюридла» («Лестница мюрида»). Рукопись он долго хранил, но вместе с другими трудами она позже пропала после его смерти. В книге он сообщал, что она написана как ответ на поступившие письма от мюридов разных шейхов, от сокурсников, друзей. В ней Курбан-Кади объясняет, как возник накшбандийский тарикат и как он распространился в Буркун-Дарго, в Дагестане. Затем перечисляет зачинателей и продолжателей вероучения тариката, приводит имена более 200 доисламских шейхов, святых, пророков от Адама, Аюба, Салиха, Харуна, Идриса, Нуха, Исмаила, Мусы, Ибрагима, Шуайба, Якуба, Исы, Дауда, Сулеймана, Ильяса... и Мухаммеда, которых мюриды должны почитать наряду с мусульманскими святыми. В числе мусульманских святых Курбан-Кади называет и Ибн Сину. Он приписывает ему сверхъестественные способности. Он мог превратиться даже во льва и слона.
Перед революцией и в революционные годы Сайфулла-Кади, Али-Гаджи Акушинский, их близкие последователи, особенно выпускники Кумухского медресе, в том числе Курбан-Кади, более активно включились в общественно-политическую деятельность. Сайфуллу-Кади избрали членом Всероссийского Учредительного собрания, от Лакского округа он вошел в состав Дагестанского Временного областного комитета. 
В мае 1918 г., когда в Дагестане установилась советская власть, образовался Дагестанский Военно-революционный комитет, куда вошел и Сайфулла-Кади. В 1918–1938 годы Курбан-Кади руководил управлениями сельского хозяйства Кумторкалинского округа, а после образования Дахадаевского района – его управлением.
Сайфулла-Кади пользовался в Дагестане большим авторитетом, с ним советовались политические и религиозные деятели при решении сложных политических вопросов и проблем: шейхи Гасан Кахибский, Курбан-Кади, Али Каяев, муфтий, имамы мечетей и др. Им удалось поддержать новые веяния в исламе – реформацию, джадидизм, и они были очень дружны с вдохновителями реформаторского движения в Дагестане. Их политические позиции во многом совпадали с решениями ЦК ВКП(б). Этим объясняется то, что они избежали репрессии.
Курбан-Кади был щедрым, отзывчивым, гуманным человеком, готовым отдать последний рубль нуждающимся. В памяти народа Кумухского округа сохранились сведения, свидетельствующие об этом в период его 10-летней работы в Казикумухском округе, где он был заведующим отделом сельского хозяйства округа. Такую же оценку дают жители Дахадаевского района в период 1930–1937 гг., где он продолжил такую же деятельность в новообразованном Даргинском районе. Он руководил сельскохозяйственной жизнью района, многое сделал для его развития и создания колхозов.
Курбан-Кади занимался и благотворительной деятельностью. В первые годы советской власти это было модно и необходимо. В этом деле поддерживали крупные колхозы, совхозы и богатые руководители колхозно-совхозных предприятий Кумухского округа, Дахадаевского, Кайтагского районов. Он руководил строительством для них мельниц, разных предприятий.
В первые годы советской власти было много противоречивых, малограмотных руководителей. Поэтому существовали и возникали разные мнения и точки зрения. Часто в Дагестане между лидерами религии происходили разногласия. Например, Нажмудин Гоцинский выступил с предложением мира с деникинцами, а Узун-Гаджи отошел от него, расценив его поведение как измену делу мусульман. Тогда Узун-Гаджи сказал: «Я хотел сделать из него имама, но он оказался Иваном». 
Узун-Гаджи, Курбан-Кади, Сайфулла-Кади, Али-Гаджи Акушинский и другие сыграли важную роль в борьбе с деникинскими отрядами, вторгшимися на Северный Кавказ. Восстание против них подняли в Дагестане и Чечне. Против деникинцев выступили два шейха: Али-Гаджи Акушинский, Узун-Гаджи и большевики. 19 октября 1919 года в Левашах был создан Совет обороны Северного Кавказа, куда вошли в качестве председателей Али-Гаджи и Узун-Гаджи. Киров писал Ленину: «Вдохновителями и руководителями восстания являются духовные вожди горцев, всегда шедшие с народом и за народ, – Али-Гаджи Акушинский в Дагестане и Узун-Гаджи в Чечне и Ингушетии».
И в тот период Али-Гаджи Акушинский использовал в своих целях религиозное знамя – шариат. Для этого он в письмах обратился с просьбой о поддержке его группы и ведении антиденикинской пропаганды. Этой пропагандой занимались в разных районах близкие люди Али-Гаджи, в том числе Курбан-Кади и другие дахадаевцы. Для встречи и информации о проделанной работе Курбан-Кади несколько раз приезжал в Акуша к Али-Гаджи. По горным дорогам на коне он мог за одни сутки поехать и вернуться в Кунки.
Как известно, на Северном Кавказе большевики хотели претворить в жизнь лозунг «самоопределения наций» республик, а деникинцы пытались помешать этому. Они выступали против свободы и права наций на самоопределение, а их противники хотели создать имамат или шариатскую монархию, практически Курбан-Кади не поддержал систему шариатской монархии или имамата.
После образования СССР не сложились отношения Узун-Гаджи со светской интеллигенцией. Он вышел из состава руководства Дагестана.
Многие считают, что распад СССР объясняется тем, что каждый народ, каждая нация хотели жить самостоятельно. Нет, его развалили заинтересованные в этом руководители ряда республик. И сегодня большинство наций проголосовали бы за восстановление Союза ССР. 
Советские биографы, в частности советский академик Г.А. Гордлевский, отмечают, что Курбан-Кади знал не только богословие, но и светские науки, в том числе биологию, медицину и геометрию. «Каждого поражал он знанием, казалось бы, чужой ему области, поднимая вопросы, даже не приходящие в голову собеседникам», – писал Али-Гаджи Акушинский.
Курбан-Кади наизусть знал Коран и прекрасно владел суннами Мухаммеда и основами шариата. Поэтому он не всегда считался с авторитетами догматики ислама, часто отстаивал свое понимание. Это привело к тому, что распространились слухи, будто он создал новый Коран. По этому поводу Курбан-Кади был вызван в муфтият муфтием Гекиевым. Специально созванный меджлис влиятельных духовных лиц в 1985 году разобрался в существе вопроса, и Курбан-Кади был оправдан. После этого еще больше выросла его популярность как большого знатока богословия и яркого полемиста.
Курбан-Кади сыграл значительную роль в духовной жизни горцев Дагестана, подготовив плеяду мусульмански просвещенных людей, которые в свою очередь выполняли роль просветителей среди широких горских масс. Он сыграл значительную роль в приобщении дагестанцев к мусульманской культуре.
Вместе с тем Курбан-Кади постоянно декларировал единство в исламе между духовными и светскими проблемами, отсутствие стремления, желания построения исламского государства. На практике верующие добиваются не столько построения исламского государства, сколько утверждения ислама в качестве привилегированной официальной религии в светском государстве.
Желание его осуществилось. Сегодня власть в Дагестане является светской и пользуется поддержкой как атеистов, так и верующих. И в этом обществе нет противоречий.
Еще молодым, при жизни Курбан-Кади был признан святым и чудотворцем, он был провидцем, лечил больных, предсказывал природные катаклизмы. Он был простым, отзывчивым, гуманным человеком.
Надеюсь, что найдутся патриотически настроенные энтузиасты, которые более основательно и настойчиво займутся поисками его трудов, организуют качественный научный перевод его работ и издадут их. Они могут послужить большим подспорьем в изучении истории развития ислама в Дагестане.
«назад

Фотолента

фотографий: 5

Курбан-Кади Рамазанов

Категория фото: Личности »

Дом потомков Курбана-Кади Рамазанова в с. Кунки Дахадаевского района

Категория фото: Личности »

Сайфулла-Кади Башларов

Категория фото: Личности »

Вход к роднику в с. Кунки Дахадаевского района, построенный Курбаном-Кади Рамазановым и реконструированный его потомками

Категория фото: Личности »
№ 4,2019 от 13 Января 2020 г

 Владимир Васильев и Артем Здунов поздравили муфтия Дагестана с праздником Курбан-байрам

июль-август
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив