Народы Дагестана
Архив номеров » № 4,2019 от 13 Января 2020 г » История » Репрессии и депортация народов Дагестана в 1941-1945 гг. и увековечение памяти

Репрессии и депортация народов Дагестана в 1941-1945 гг. и увековечение памяти

 Особую страницу в трагическую историю народов Кавказа вписали страшные репрессии, обрушившиеся на них в годы Великой Отечественной войны. Многие народы в эти годы оказались в тисках двух страшных сил – немецкого фашизма и сталинизма.

В годы Великой Отечественной войны репрессии имели особо жестокий характер в истории мира. В августе 1945 г. страны-победительницы – СССР, Великобритания, Франция и США – учредили Международный военный трибунал (МВТ), чтобы предать суду германских лидеров, ответственных за агрессию. Эти страны имели и свои суды, основанные на принципах Нюрнбергского процесса.
Только в 1941–1945 гг. в нашей стране сталинским репрессиям подверглись 13 народностей СССР (3,2 млн человек). На Северном Кавказе этому геноциду подверглись 162,2 тыс. немцев, 607 тыс. чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев и балкарцев. 22 октября 1941 г. было принято постановление Государственного Комитета Обороны              № ГКО-827 сс «О переселении немцев из Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР», на основании которого было решено «переселить проживающих в Дагестанской АССР и Чечено-Ингушской АССР немцев в Казахскую ССР: из Дагестанской АССР – 7306 человек и из Чечено-Ингушской АССР – 574 человека». 12 октября 1943 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о ликвидации Карачаевской автономной области и переселении карачаевцев в Киргизскую и Казахскую ССР, а 14 октября вышло постановление Совнаркома СССР с мероприятиями по исполнению этого указа. Так депортировали 69267 карачаевцев. В декабре 1943 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР».
29 декабря 1943 г. вышло постановление Совнаркома СССР о выселении калмыков в Красноярский и Алтайский края, Новосибирскую и Омскую области. Так было выслано 92963 калмыка.
В марте 1944 г. за два дня было переселено 371103 балкарца. Депортацию указанных народов проводили, ложно обвинив их в пособничестве фашистам, в бандитизме, в создании вооруженных отрядов для борьбы с Красной Армией и других преступлениях. Освободившиеся после депортации чеченцев и ингушей земли были переданы Ставропольскому краю, Дагестану, Северной Осетии, Грузии. После выселения указанных народностей Правительством СССР были приняты срочные меры для быстрейшего освоения освободившихся территорий и заселения аулов.
А как происходило выселение чеченцев-аккинцев?
Очевидцы рассказывали, что на 23 февраля 1944 г. были намечены торжественные собрания, посвященные Дню Красной Армии. Но 20–22 февраля в селах многие аккинцы заметили солдат, милиционеров. Вместе с тем шли слухи о том, что всех чеченцев высылают в Сибирь. При этом по аулам ходили партийные и советские работники и разъясняли, что слухи распускаются вражескими лазутчиками, говорили, что Красной Армии предстоит штурмовать Карпаты, громить фашистов в горной обстановке, поэтому в нашем регионе будут маневры и обучение солдат. Даже в некоторых селах появились лозунги: «Приветствуем маневры Красной Армии». Конечно, некоторые чеченцы, кумыки, занимавшие высокие должности, знали, но скрывали правду.
Рано утром 23 февраля во всех аулах вооруженные солдаты, милиционеры поднимали мужчин на собрания, а отказывающихся заставляли идти силой. Здесь присутствующим разъяснили, что всех чеченцев ГКО решил выслать в другие районы СССР. Им сказали, что нельзя сопротивляться, ибо это указание высших органов власти, и дали два часа времени для сбора вещей. Сотни солдат с автоматами окружили села и начали выгонять из домов детей, женщин, стариков. Они вынуждены были покинуть жилье, оставив горячие кастрюли и чайники – им даже не дали поесть. Разрешалось брать с собой только то, что можно унести в руках. Утро было морозное, хмурое. К полудню повалил снег. В тот день повсюду были слышны крики женщин, истерика, плач. Кое-кого везли на лошадях, на арбах. Голодные старики, дети, женщины в зимнюю стужу почти босиком под дулами автоматов в основном шли пешком из Ауховского района до Хасавюрта. Из-за подлого обмана горцы были лишены возможности сопротивляться.
В Хасавюрте людей погрузили в вагоны-товарняки, как скот. Детей помещали отдельно от родителей. Самые изощренные методы наказания применяли против строптивых горцев Кавказа, отцы которых боролись за свободу и равноправие. Поезд останавливали на перегоне, выводили всех женщин и мужчин для отправления естественных нужд. Отдельные молодые парни и девушки стеснялись, старались сделать это под вагонами поезда или отойти чуть дальше. Их наказывали и загоняли в вагоны.
Путь чеченцев-аккинцев был таким: Хасавюрт – Гудермес – Астрахань – Сталинград – Куйбышев – Челябинск – Петропавловск (Северный Казахстан). Везли 16 суток и привезли в холодный заснеженный Казахстан. В докладе Л.Берии Сталину от 7 апреля 1944 г. говорится, что в проведении операции по выселению чеченцев и ингушей принимали участие «19 тыс. оперативных работников НКВД-НКГБ «Смерш» (военная контрразведка) и до 100 тыс. офицеров и бойцов войск НКВД, стянутых из различных областей, значительная часть которых до этого участвовала в мероприятиях по выселению карачаевцев и калмыков...».
Чеченцы-аккинцы, вывезенные из Дагестана, были поселены в сельской местности в Северо-Восточном Казахстане, Ошской и других областях Киргизии. Положение спецпоселенцев было очень тяжелым. В местах их поселения действовал комендантский режим. Два раза в месяц они обязаны были отмечаться в спецкомендатуре по месту жительства; за нарушение режима люди подвергались различным формам наказания, вплоть до тюремного заключения. Репрессии в отношении выселенных народов продолжались и после окончания Великой Отечественной войны. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г. говорилось, что чеченцы, ингуши, калмыки и другие народы высланы навечно и уход их с мест поселения без ведома органов МВД карается каторжными работами сроком до 20 лет.
Переселение народов и его последствия (голод, холод, болезни, трудности адаптации в новых, отличных от прежних природно-географических, климатических условий, высокая смертность) тяжело отразились на социально-бытовом, экономическом и культурном развитии не только чеченцев-аккинцев и депортированных дагестанских народов. Дубина, которая смела чеченцев, другим концом обрушилась на близкородственных им соседей-дагестанцев – аварцев, кумыков, даргинцев, лакцев, сорвала их с насиженных мест и бросила в многолетний драматический круговорот огромного количества трудноразрешимых проблем.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. № Д 1/803 «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» в состав Дагестанской АССР были переданы освободившиеся после выселения чеченцев Веденский, Ножай-Юртовский, Саясановский, Чеберлоевский в существующих границах, а также Курчалоевский и Шароевский районы, за исключением северо-западной части этих районов и восточной части Гудермесского района. Этим же указом решили судьбу чеченцев-аккинцев Ауховского района. Кстати, Ауховский район был образован Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 октября 1943 г. за счет разукрупнения Хасавюртовского района.
Однако Ауховский район просуществовал очень короткое время – менее 5 месяцев. Председателем Президиума Верховного Совета РСФСР Н. Шверником был подписан Указ от 7 июня 1944 г. № 4-617/41 «О территориально-административном устройстве Дагестанской АССР», согласно которому на территории Чечни были образованы 4 района: Веденский, Шурагатский, Андалалский и Ритлябский. Тем же указом были установлены границы районов и утверждено количество сельских советов в районах.
Таким образом, с карты Дагестана исчезло много селений и один район (Цунтинский). Под реальной угрозой возможного насилия или иного преследования они были вынуждены оставить в спешном порядке нажитое ими и их предками состояние, родные очаги, расстаться с могилами всех поколений.
Таким образом, оказывать сопротивление было бесполезно, да и невозможно. Такая же история была и с чеченцами. Так что считать, что дагестанцы пошли на чеченские земли якобы добровольно, неправильно. Вышеуказанным постановлением предусматривалось переселить из 20 горных и предгорных районов республики 9160 хозяйств колхозников в два этапа: в первую очередь было намечено переселить 6300 хозяйств, предусмотренных постановлением Совнаркома СССР       от 9 марта 1944 г. и распоряжением Совнаркома СССР от 11 марта 1944 г. По плану, приложенному к указанному постановлению, намечалось переселить из аварских районов: Цумадинского, Цунтинского, Ахвахского, Ботлихского, Гумбетовского, Кахибского, Тляратинского, Хунзахского. Чародинского, Унцукульского, Гунибского, Казбековского 5760 хозяйств, из даргинских: Акушинского, Левашинского, Дахадаевского, Сергокалинского, Кайтагского – 1750 хозяйств, лакских: Лакского и Кулинского – 1200 хозяйств, из Буйнакского района – 250 хозяйств. Всего 9160 хозяйств. Менее известен срез депортации народов 40-х гг. XX в., касающийся кумыков. Это случилось в 1944 г. с несколькими населенными пунктами.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 июля 1944 г. Ауховский район был переименован в Новолакский с центром в с. Новолакское (бывший Банайаул), а также переименованы все населенные пункты. При этом два села – Сталинаул (Акташаух) и Калининаул (Юртаух), заселенные аварцами, переименованы и переданы в состав Казбековского района.
Такие же изменения произвели и с бывшими чечено-ингушскими районами и в административно-территориальном устройстве. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 июня 1944 г. сельские советы ликвидируемого Чеберлоевского района были включены в состав Ботлихского района. Переименовали новые районы Дагестанской АССР: Саясановский район в Ритлябский, Ножай-Юртовский в Андалалский, Курчалоевский в Шурагатский.
При анализе документов мы наблюдаем старания местных чиновников перевыполнить план в угоду верховной власти и в ущерб интересам людей и хозяйств. В докладе наркому внутренних дел СССР Л.Берии от 26 июня 1945 г. «О положении населения районов бывшей Чечено-Ингушской АССР, присоединенных к Дагестанской АССР», Председатель СНК и секретарь обкома ВКП(б) Дагестанской АССР пишут: «В Андалалский, Веденский, Ритлябский, Шурагинский районы бывшей ЧИАССР и в бывший Ауховский район Дагестанской АССР в 1944 году из горных районов республики и Грузинской ССР переселено 16740 хозяйств (61 тысяча человек) вместо 6300 хозяйств, предусмотренных постановлением и распоряжением».
Говоря о переселении горцев и плоскостных кумыков в другие районы на новое местожительство, нельзя забывать о разрушении уникальной общины со своими особенностями, традициями и укладом хозяйства, быта, общения. Погибли редчайшие памятники истории, в том числе аул Кала-Корейш – исторический памятник культуры мирового значения. Разрушилась в горах структура террасного земледелия, названного учеными восьмым чудом света, пострадала экология.
Депортация проходила в довольно трудных условиях, что было связано с большой удаленностью районов вывоза переселенцев от железной дороги и от новых мест поселения; весенней распутицей в горах; материальной необеспеченностью переселяемых колхозников (нехваткой питания и необходимой одежды), почти полным отсутствием автотранспорта для ускорения перевозок, безответственным и бессердечным отношением центра к проблемам переселенцев. Например, 18 марта 1944 г. к заместителю Председателя СПК СССР В.М. Молотову обратились Председатель СНК ДАССР А. Даниялов и секретарь обкома ВКП(б) А. Алиев с просьбой «выделить на 1 месяц 100 грузовых автомашин и 150 тонн автомобильного бензина для перевозки 5000 семей колхозников ДАССР в районы бывшей Чечено-Ингушской АССР и 1300 семей колхозников на земли, освобожденные после выселения чеченцев из Ауховского района ДАССР».
Наркомзем СССР Т. Чекменев предлагает отклонить просьбу дагестанских организаций, т.к. последние могут «150 км проехать лошадьми и волами».
Переселенцы вспоминают, что люди сутками шли пешком, оставляя весь домашний скарб, все нажитое годами, ибо на одну подводу, предоставляемую на две семьи, можно было положить лишь крайне необходимое. Часто на эти подводы укладывали лежачих больных, которых оставлять до выздоровления было нельзя.
Много случаев, когда они умирали в дороге, и их вынуждены были хоронить прямо у дороги или на чужих кладбищах. В годы процветания атеизма эти памятники у дорог были уничтожены. Взрослые люди были нагружены барахлом, у некоторых на руках были грудные дети. Роженицам не разрешали останавливаться на 2–3 дня в больницах, у кунаков, земляков. Бесконечные колонны пеших измученных людей: мужчин, женщин, детей, стариков и старух в непогоду, в дождь тянулись с гор на равнину. Жители селений Уркарах, Маджалис, Кумух, Каякент, Анди, Карабудахкент, Гагатли, Эндерейаул, Тарки, Ботлих хорошо помнят эти вереницы обездоленных, измотавшихся людей. Навстречу переселенцам высыпало все население этих и других сел. Женщины горько плакали, увидев такую жалкую, тяжелую картину. Совершенно отсутствовала медпомощь, не хватало медикаментов. Люди неделями ждали какой-нибудь транспорт в Мамедкале, Хасавюрте и Буйнакске.
В своих воспоминаниях бывший секретарь Шурагинского РК КПСС, впоследствии министр финансов РД Аци Таксурманович Абдуллаев писал, что самое страшное происходило в местах переселения: голод, эпидемия, холод, пайки, малярийные комары, неподходящий климат, непривычные места и питание, воровство, бандитизм. Переселенцам приходилось питаться одной только кукурузой. Фактически не было еды, люди пухли от голода и умирали рядом с полными початками оставшейся от чеченцев «госфондовской» кукурузы. Начались эпидемии малярии, тифа, дизентерии. Число больных постоянно увеличивалось. По данным 1945 года, за первый год переселения только от голода умерло более    5 тыс. человек. Обессилевшие от голода люди были не в состоянии хоронить своих умерших, и те сутками оставались без погребения. Так было с аварцами, даргинцами и лакцами. 
Надо указать, что мы здесь не отметили необходимость увековечения памяти жертв политических репрессий. Надо было нарисовать схему, карту увековечения памяти жертв этих народов. Фактически сегодня в республике нет решения по увековечению памяти конкретных репрессированных и депортированных народов и людей. Почему-то об этом не думали и не думают руководители министерств и местных органов власти Республики Дагестан, депутаты Народного Собрания и пр. Надо по этим вопросам принять решения и начать работу по увековечению памяти жертв политических репрессий прошлых лет. Надо!
«назад

Фотолента

фотографий: 5

М.Р. Курбанов, автор книги «Народы Дагестана: истории депортации и репрессий»

Категория фото: История »

Возвращение депортированных аккинцев-ауховцев домой (жители села Калинин-аул (чеч. Юрт-Аух), вокзал города Фрунзе, 1957 год).

Категория фото: История »

Ингушская семья Газдиевых у тела умершей дочери. Казахстан, 1944 год

Категория фото: История »

Памятник «Исход и Возвращение» в Элисте жертвам сталинских репрессий

Категория фото: История »

Памятник жертвам сталинских репрессий в селении Ярык-Су Новолакского района Дагестана

Категория фото: История »
№ 4,2019 от 13 Января 2020 г

 Владимир Васильев и Артем Здунов поздравили муфтия Дагестана с праздником Курбан-байрам

июль-август
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив