Народы Дагестана
Последний выпуск » История » У ИСТОРИИ СЧЕТ ОДИН – ОБЪЕКТИВНОСТЬ

У ИСТОРИИ СЧЕТ ОДИН – ОБЪЕКТИВНОСТЬ

Посвящается светлой памяти профессоров Эмирова Н.П., Аликберова Г.А., Гаджиева А.-Г.С., Кашкаева Б.О., а также отважных борцов, воевавших с турецкими оккупантами в Дагестане в 1918 г.

 

«Для турок дагестанцы не были людьми.
Крестьяне говорили, что русские,
не мусульмане, исконные враги Дагестана,
которые воевали с ними много лет,
всегда относились к ним гораздо лучше,
чем эти братья-мусульмане».
                            Полковник М. Джафаров.
                            Сборник материалов.
                            Махачкала, 2005, с. 170
Трагические события 1918 г. в Дагестане занимают особую страницу не только в истории советского государства, теперь и России. К этим фактам истории приходится возвращаться вновь, чтобы лучше понять многие мотивы и цели иностранной интервенции в Дагестане с участием Германии, Турции, Англии и других стран.
После победы Великой Октябрьской социалистической революции, разгрома иностранных интервентов и внутренней контрреволюции 13 ноября 1920 г. была провозглашена Республика Дагестан. Горцы Дагестана активно включились в революционную борьбу, грудью встав на защиту советской власти от германо-турецких, белогвардейских захватчиков и внутренних контрреволюционеров. Статья посвящена борьбе горцев Дагестана с турецкими интервентами.
Революция в России была воспринята как в германо-турецком блоке, так и в странах Антанты не просто враждебно. Противники и бывшие союзники России решили воспользоваться моментом, пока новая власть не укрепилась, чтобы постараться отхватить от бывшей империи куски, превратив их в колонии.
Анализ и объективное освещение событий того времени в Дагестане являются частью восстановления исторической правды. Достоянием гласности становятся новые документы, проливающие свет на тайные операции различных служб и дипломатических ведомств.
Теме борьбы горцев Дагестана против иностранных интервентов посвящена обширная литература. Первые попытки осветить эту тему сделаны активными участниками гражданской войны, важный вклад в изучение проблемы внесли профессора Аликберов Г.А., Эмиров Н.П., Кашкаев Б.О., Гаджиев А.Г. и др. Эта тема освещена также в обобщающих трудах «Очерки истории Дагестана», «История Дагестана» и др.
Радикальные реформы, осуществляемые в постсоветское время, вызвали глубокие изменения в духовной жизни общества. Это привело к серьезным изменениям в профессиональном сознании историков, осознании необходимости переосмысления многих устоявшихся оценок и выводов, правдивого освещения истории народов нашей страны, в том числе и Дагестана. Ревизии подвергаются различные темы исторической науки, как будто в ней не было ничего достойного внимания. Особую антипатию они питают к периоду гражданской войны, который под предлогом нового прочтения также искажается.
Уроки истории предостерегают нас: увлечение ниспровержением созданного предшествующими поколениями – это дорога в новый тупик. Безусловно, некоторые темы истории Дагестана должны быть освещены глубоко и на основе новых методологических подходов.
Плюрализм в научных исследованиях – великое благо. Но этим благом необходимо пользоваться умеючи и со знанием дела. Если же каждый начнет высказывать свое мнение, что, к сожалению, происходит в наше непростое время, и если этот поток легкомысленных решений сложнейших исторических проблем пойдет наметившейся чередой, то неизбежен хаос некомпетентных положений и мнений. Плюрализм в науке нечто иное – это противоборство мнений и рабочих гипотез, основанных лишь на глубоком знании первоисточников и положений, опирающихся на последние достижения науки. Иные, к сожалению, игнорируют основополагающие принципы. Необходимо всесторонне разобраться по каждому вопросу, без крайностей в оценках с учетом достигнутого в прошлом, просчетов и недостатков, а также с привлечением новых материалов. Многие темы истории Дагестана требуют новых подходов.
В статье «Как изучать историю Дагестана?» (Кавказский дом, № 12, 2019 г., 19 апреля) Х.-М. Доного призывает исследователей объективно изучать события гражданской войны. Он пишет: «Не совсем становится ясным, как можно дать объективную картину событий в Дагестане 1917–1921 гг., основываясь на воспоминаниях красных партизан, участников установления советской власти в Дагестане и т.д.?» Хочется спросить у него, а как можно писать статью об этих событиях, опираясь на воспоминания контрреволюционеров? Статью он завершает словами М.-К. Дибирова, что «большинство дагестанцев осталось приверженцами турок» и «несмотря на то, что пребывание турецких военных сил в Дагестане оказалось кратковременным, их деятельность была в целом продуктивной» (Доного Х.М. Пребывание турецких войск в Дагестане (1918 г.) в воспоминаниях современников и на страницах газет// Труды Института истории НАН Азербайджана. Материалы Международной научной конференции «Азербайджанская народная республика – яркая страница истории государственности Азербайджана». Специальный выпуск – 74, 75, 76. Баку, 2018, с. 147-152). Правда ли это?
Непонятно, о какой продуктивности турок в Дагестане говорит Х.-М. Доного, когда он пишет: «Турецкие оккупанты образовали в Дербенте, Кумухе, Ахтах свои штабы, создали ячейки иттихадистов и вели протурецкую пропаганду. Турки пытались установить свои порядки, грабили население, жестко расправлялись с неугодными. Турецкая власть была крайне непопулярной среди горцев и ей оказывали всяческое сопротивление» (История Дагестана. М., 2018, с. 285).
В настоящей статье изложены некоторые эпизоды пребывания турок в Дагестане в тяжелейший для населения края период.
Со второй половины 1918 г. в истории Дагестана начался сложный и запутанный период. После утверждения советской власти члены Терско-Дагестанского (Горского) правительства покинули Дагестан и апеллировали к зарубежным странам. За помощью они обратились ко многим государствам, в том числе и к Турции. Согласно программе, известной под названием «14 пунктов президента Вильсона», полагалось Кавказ рассматривать как часть Турецкой империи.
Интересы султанской Турции и России столкнулись на Кавказе еще в середине XVI в. Отличительной чертой действий турецких султанов на Кавказе было настойчивое использование религиозного фактора местного населения в своих корыстных целях. В период русско-турецких войн XVIII–XIX вв. Турция, разыгрывая исламскую карту, делала акцент на религиозную общность с кавказскими мусульманами, прежде всего с суннитами, поскольку уже с XVI в. турецкие султаны присвоили себе прерогативы повелителей правоверных – халифов. Турция считалась обетованной землей мусульман, она захватила много стран бывшего Арабского халифата. И после того, как подпала под влияние европейских стран, Турция пользовалась популярностью среди мусульман, особенно среди мусульман Дагестана и Северного Кавказа. Известно, что после Гюлистанского договора 1813 г. народы Дагестана оказались в составе христианской России, были недовольны своим положением, не раз поднимались на вооруженную борьбу за свою свободу и независимость и обращались за помощью к Турции, хотя от нее ни разу не было реальной помощи, но не теряли надежду. Пытаясь оправдать деятельность своего правительства по отношению к народам Кавказа, отдельные турецкие историки доказывают, что мусульманское население этого края якобы всегда испытывало «чувство любви и преданности» к султанской Турции. В этом отношении особенно отличается работа профессора Ахмеда Джевада Эрена, в которой кавказцев отождествляют с турками, а занимаемую территорию объявляют исконно турецкой. Более сознательная часть горцев стала понимать, что турецкие правящие круги хотят использовать народы Дагестана против России. Известно, что турецкие власти призывали горцев восстать против России в 1877 г., уверяя их в том, что из Турции идут регулярные войска для освобождения от царского гнета. Отряды горцев были жестко подавлены царскими военными силами. Турецкие эмиссары и наивно настроенные представители горцев вели агитацию по переселению в Турцию.
На рубеже XIX–XX вв. в среде тюркских интеллектуалов Кавказа рождаются националистические и крайне экстремистские политические течения: пантюркизм, основывающийся на акцентировании общего этнического происхождения всех тюркских народов, и пантуранизм, чьи идеи базируются на необходимости национального и государственного объединения так называемых туранских народов: тюрок, угро-финнов, монголов и других, а также на создании единого государства – Великого Турана.
Первый всплеск практической реализации идей пантюркизма и пантуранизма под эгидой Турции в России и на Кавказе, связанный с Октябрьской революцией 1917 г., продолжался до 30-х гг. XX в. В 1918 г. турецкая армия оккупировала часть Закавказья и Дагестана. Турецкие офицеры спекулировали на религиозном «фанатизме населения». «Исламское единство», как теория мусульманских стран, – пишет А.М. Магомедов, – использовалось для насаждения религиозно-националистических настроений, где ислам как воплощение «надклассового единства» противопоставлялся идеологии социализма» (Магомедов А.М. Алибек Тахо-Годи. Дагкнигоиздат. Махачкала. 1993, с. 219).
Главари турецкой правящей партии «Иттихадветаракки» («Единение и прогресс») и высшие духовные чины Турции неоднократно обращались ко всем мусульманским народам с призывом «священной войны» против христианской России. Особенное внимание было уделено распространению этих идей среди мусульманских народов на Кавказе, надеясь, что общность религии мусульманских народов Кавказа и турок, сходство турецкого языка с языком некоторых кавказских народов – азербайджанским, кумыкским, балкарским и татарским – будут способствовать успехам турок.
О целях прибытия турок в Дагестан и об их отношении к дагестанским горцам даже один из организаторов контрреволюции в Дагестане полковник М. Джафаров говорил Доногуеву следующее: «Я вижу, что турки не к нам на помощь пришли, а пришли завоевать Дагестан. Пришли и чудят, разъезд в Чиркей послали, гоняют зря людей, как будто там кого встретить можно. Собираются Петровск брать, как будто это кому-нибудь нужно» (Полковник Магомед Джафаров (Сборник материалов). Ответ. редактор X-М. Доного. Махачкала. 2005, с. 163).
Под видом конфискации имущества революционных элементов турки грабили местное население. Турецкие офицеры и эскеры разоряли крестьянские хозяйства горцев, отбирали продукты, самовольно облагали жителей сел налогом, избивали и арестовывали непокорных. Население Дагестана голодало, а продовольствие и сырье – все, чем богат был Дагестан, – вывозились в Турцию. Отдельные банды турок угоняли стада домашнего скота, разоряли села. Против турецких войск выступали все слои населения, в том числе женщины, старики и дети.
Особый протест у горцев вызвала попытка турок насильно мобилизовать дагестанцев в горско-турецкую армию. По жребию в нее должен был пойти один мужчина в возрасте 20–30 лет от каждых десяти дворов. Жители селений Дургели, Дженгутай, Кадар, Андрей-аул, Бабаюрт, Темир-аул, Цудахар и других отказались служить в турецких войсках. «Достаточно было туркам прийти и пробыть несколько дней, – пишет М. Джафаров, – как все надежды и мечты рухнули… Прежде всего, турки показали всем, что они чувствуют себя в Дагестане, как в завоеванной стране. Это уже само по себе было большой обидой. Но они к этому еще реквизировали бесцеремонно и грубо все, что им требовалось, и эта реквизация весьма часто переходила в обыкновенный грабеж» (Полковник Магомед Джафаров. Указ. соч., с. 169).
Турецкие войска содержались за счет контрибуции, наложенной на трудящиеся массы Дагестана. Турки открыто грабили жителей дагестанских округов. Ежедневно поступали требования от турецкого штаба и войсковых частей о доставке дров, сена, самана, ячменя, о выставлении подвод для перевозки разных грузов и т.д. Турецкие оккупанты насильственно мобилизовали горцев в турецкую армию. Целыми аулами выступали горцы против оккупантов.
О зверствах турок проф. Кашкаев Б.О. писал: «Турецкие офицеры грабили, избивали горцев без всякого повода, отбирали у них все, что им попадалось под руку. Один только Казикумухский округ был обложен контрибуцией в размере 150 тыс. руб. золотом. В этом же округе турецкий каймакам (начальник участка) бросил в тюрьму более 80 человек. Были повешены горцы из селений Дучи, Убра, Цудахар и др.» (Кашкаев Б.О. Гражданская война в Дагестане. 1918–1920 гг. М.: Наука. 1976, с. 151, 292).
Для устрашения ахтынского населения на базарной площади турки установили несколько виселиц для повешения пойманных большевиков. Турецкие чауши и старейшины, назначенные в Ахтах турецким командованием, стали действовать дубинками, плетьми. Чауши избивали местных жителей, требуя исполнения повинностей. Незадолго до ухода из Ахтов они стали мародерствовать, насиловать людей, вести себя не по мусульманским канонам.
Турки разогнали ревкомы, назначили в каждом ауле юзбаши, установили турецкие порядки, избирали шариатские суды. По законам шариатского суда за умышленное убийство и антитурецкую деятельность назначалась высшая мера наказания: казнь через повешение. На базарной площади Кумуха турки установили виселицу.
«Турки своими выходками, – пишет М.-К. Дибиров, – не по сердцу пришлись дагестанцам. Они при исполнении своих служебных обязанностей имели привычку ругаться и даже бить. Дагестанское самолюбие и мужская честь с таким обращением не могли мириться. Кроме того, турки подходили к вопросу о неприкосновенности имущества дагестанского народа весьма грубо. Для воинской нужды они отбирали имущество и скот сельчан силой, а иногда и грабили. Такое поведение турок оттолкнуло от них тех дагестанцев, которые надеялись, что с их приходом установится в Дагестане шариатский и исламский рай и потекут молочные реки с кисельными берегами» (Дибиров М.-К. История Дагестана в годы революции и гражданской войны. Махачкала. 1997, с. 70–71).
Бесцеремонное поведение, несовместимое с психологией горцев, настроило многих дагестанцев против них. Не привыкшие к унижениям личного достоинства горцы сплошь и рядом очень резко реагировали на деспотические приемы командования и поведение турецких офицеров и порой на месте расправлялись с оскорбителями. Во многих уголках Дагестана начали происходить частые столкновения с турецкими военнослужащими.
Призывая горцев к борьбе против нависшей опасности, один из активных организаторов З. Батырмурзаев в газете «Ишчи-халк» писал: «Враги народа всеми средствами пытаются раздавить созданную в Дагестане молодую советскую республику. Для этого они ищут всякие средства… запугивают хабарами о мнимом могуществе турок и их наступлении на Дагестан и т.п.» (Газета «Ишчихалк» от 22 мая 1918 г.).
Турецкие интервенты не успели осуществить в полной мере свои планы в Дагестане: в самой Турции произошли события, заставившие ее правящие круги подписать перемирие с Антантой и выйти из военного блока с Германией. Турецкие войска были срочно эвакуированы из Дагестана.
Интервентов постигла неудача в попытках навязать дагестанским народам свою волю и лишить их права свободного выбора собственного пути развития, права распоряжаться своей судьбой, своей территорией. Народы Дагестана ясно увидели и поняли, кто их друзья и кто враги, они поняли хищническую суть германо-турецких, английских интервентов.
Логическим завершением интервенции в Дагестане стал ее полный провал. Надежды лидеров германо-турецкого блока и Антанты не оправдались. Им не удалось ни установить здесь свое господство, ни добиться отторжения Дагестана от России.

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Лидеры Горской республики Северного Кавказа, 1920 г.

Категория фото: История »

«Атака» Фаусто Зонаро, 1896

Категория фото: История »
№ 5, 2019 от 16 Января 2020 г

Президент Российской Федерации Владимир Путин посетил Ботлих

сентябрь-октябрь
архив номеров

Авторы:

все авторы
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив