Народы Дагестана
Архив номеров » № 1,2020 от 14 Мая 2020 г » Общество » Псевдоисламские террористы в Ботлихской зоне были античеловечны

Псевдоисламские террористы в Ботлихской зоне были античеловечны

 - Магомед Рамазанович, уже 20 лет прошло после завершения военных действий между республиками Дагестан и Чечня. Вы тогда уже работали главным редактором журнала. Было ли для Дагестана неожиданностью вторжение бандформирований на территорию республики?

- Я до редакции журнала работал заместителем министра по национальной политике, информации и внешним связям РД. Неоднократно вместе с сыном Курбановым Гаруном ездил в северные зоны Дагестана, Чеченскую Республику и хорошо знал ситуацию, обстановку. Лучше, чем мы, обстановку на Северном Кавказе, в Дагестане знали организаторы бандформирований, их «пиратские», псевдоисламские организации. Но главное – агрессоры, направляясь сюда, не знали и не ожидали такую сплоченность дагестанского народа. Они думали, что сумеют расколоть Дагестан и часть общества пойдет за ними, хотели установить шариатское правление «чистого» ислама и создать ваххабитский имамат. Но бандиты серьезно просчитались: последователей они не нашли. Напротив, если и были колеблющиеся до сих пор, то сегодня они открыто отреклись от них. А если и были ожидавшие их прихода, то они ушли глубоко в подполье. Вот это и есть главная победа Дагестана в произошедших печальных событиях.
Мы еще раз убедились, что не растеряли то единство, которым славился Дагестан во все времена. Это главное завоевание.
Ну а насчет неожиданности... Да, неожиданным вторжение не было. Были и громкие заявления, и телекадры, показывающие подготовку в чеченских лагерях боевиков для агрессии в Дагестан. Неожиданными были только места, куда именно собирались вторгнуться бандиты. Конечно, они могут появиться вновь, изменив тактику, если громкие заявления руководителей нашей страны вновь останутся без последствий.
- Как и с чего начались эти события в Дагестане? 
- В конце июля 1999 г. в некоторых горных районах республики резко обострилась общественно-политическая, оперативная обстановка.
2 августа на Гигатлинском перевале, недалеко от сел. Гагатль Цумадинского района, на подступах к КПП Цумадинского РОВД произошло вооруженное столкновение сотрудников МВД РД с 50 боевиками, проникшими с близлежащих сел Кенха и Хилиди Чеченской Республики.
3 августа в 2 часа 30 минут в местности Дача, в двух километрах от села Агвали Цумадинского района боевики открыли огонь из гранатометов и автоматов. Ответным огнем милиционеров и военнослужащих нападение было отбито.
7 августа на территорию Ботлихского района РД со стороны Чечни вторглись более 400 вооруженных бандитов и заняли  населенные пункты Ансалта, Рахата, Шодрода и Годобери.
13 августа продолжались боевые столкновения между федеральными войсками, дагестанской милицией, народным ополчением, с одной стороны, и вооруженными религиозными экстремистами, возглавляемыми международными террористами Ш. Басаевым и Хаттабом, – с другой.
16 августа продолжалась широкомасштабная операция по вытеснению и уничтожению бандформирований в высокогорных районах республики.
18 августа обстоятельства в Ботлихском направлении продолжали оставаться тяжелыми, хотя начался переломный момент. 
27 августа Председатель Правительства РФ В.В. Путин прилетел в Дагестан, в Ботлих. Обстановка начала регулироваться.
- Почему, на Ваш взгляд, 20 лет назад ислам стал знаменем военной агрессии?
- Исламская риторика для экстремистов – лишь удобная маска, не более. Ведь и сегодня ваххабиты говорят не о реформе вероучения, а о захвате власти, установлении на штыках чуждых для дагестанцев средневековых исламских порядков, т.е. о реисламизации, о замене прежней элиты мусульманского духовенства на новую, обученную в зарубежных странах в духе сепаратизма, ваххабитского, агрессивного ислама. Ничего общего с исламом или другими религиями то, что происходило тогда в Ботлихском регионе, не имело. Есть псевдорелигиозное течение, которое считает, что надо насаждать свои порядки с оружием в руках.
Обратите внимание, начиная от шейхов и кончая всеми иными представителями мусульманства, богословы, муфтий РФ, чеченские и дагестанские ученые по этим проблемам и другим – все до единого громогласно и открыто заявили, что не надо марать святое знамя ислама, так как ничего общего с исламом у этих самозванцев нет, они бандиты. Кого только в этих отрядах нет: весь международный бандсброд! Даже по злым карикатурам в наших местных газетах можно увидеть то, как население Дагестана относилось к воюющим со своим народом выходцам из нашей республики. В понимании всех людей они просто предатели. И к тому же в большинстве своем – с криминальным прошлым.
- У нас много говорят о единстве народов Дагестана, их дружбе. Не дают ли трещину единству иногда возникающие разногласия, противоречия между народами Дагестана?
- В Дагестане часто и много говорят о единстве. Кроме того, в исламе есть установка, что все светское, политическое, правовое и нравственное должно подчиняться его догматам. Последователи ислама могут встать на путь фундаментализма и экстремизма, если принципиально и последовательно не добиваться соблюдения ими законодательства и о религиозных организациях. А у нас почти все законы по этим вопросам оставались на бумаге. Демократические силы и российские власти всячески поощряли религию, связывали с ней духовное «возрождение» народа. Они знали, что духовность нельзя свести к религии, она лишь один из компонентов духовной культуры, но поддерживали ее, поскольку у них не было приемлемой для трудовых масс и способной противостоять марксизму идеологии. Кроме того, различные представители политических сил, национальностей никогда не стояли против марксизма и советских законов. Это сближало народы и укрепляло дружбу и единство народов. Поэтому какими бы ни были течения, которые разыгрывали противонациональные интриги, они не могли разрушить единство народов.
В Дагестане возрожден ислам. Здесь около 2 тыс. мечетей, сотни медресе, более 100 тыс. хаджистов. Подлинно верующий человек своего рода святой, он не отступит от установлений религии. Поэтому 20 лет назад террористы не смогли привлечь на свою сторону глубоковерующих исламистов.
В Дагестане политические силы всегда помнят, что великое ослабление идеологической и воспитательной работы в школах, предприятиях, селах неизбежно приводит к оживлению влияния ненаучной и чуждой идеологии.
Мы хорошо помним, что лжедемократы целенаправленно создавали идеологический вакуум, чтобы заполнить его не только религией, но и идеологией насилия, секса, крайнего эгоизма и индивидуализма. Этого они во многом пытались добиться. При этом дело может дойти до того, что молодежь криминализируется, все больше чурается идей патриотизма, не хочет служить в армии, воевать за свободу своей Родины без оплаты. Поэтому необходимо вести воспитательную работу, чтобы патриотом был весь народ, независимо от социальной, национальной и религиозной принадлежности.
Интернациональная дружба, т.е. дружба между всеми народами, необходима, если мы являемся патриотами, хотим быть независимым и сильным единым народом. Такая цель ставится и проводится в жизни.
- Как Вы оцениваете позицию соседних с Дагестаном государств, соседних республик в период нападения контрреволюции и агрессии?
- Оцениваю, как высочайшее внимание и понимание роли Дагестана. Прежде всего мы благодарны зарубежным странам. Если в первые дни были сдержанные оценки в США, европейских странах, то на 2–3 день мы стали уже получать сообщения о том, что они категорически выступают за уничтожение бандитов, пришедших воевать против существующей власти. Трудно назвать страну, не выступавшую с подобного рода заявлениями. Президент Азербайджана Гейдар Алиев давал жесткую оценку бандитам. Он требовал поступать с ними, как с бандитами. Азербайджанский народ выразил готовность оказать любую материальную и моральную помощь, и помощь уже тогда поступала. За это Дагестан им был благодарен. Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе сразу охарактеризовал действия чеченских боевиков как бандитское нападение на мирное государство. Наверное, все знают о приезде многих руководителей субъектов Российской Федерации с гуманитарной помощью и предложением восстановить разрушенные села.
- Чем отличается эта война от войн прошлых времен и какую гуманитарную помощь оказали пострадавшим районам народы Дагестана, субъекты Федерации и другие государства?
- Хочу подчеркнуть, во-первых, в этой войне не было тыла, весь дагестанский народ вместе с военными участвовал в войне и громил врага, заявляя, что агрессия бандитов в Дагестане ни под каким флагом не пройдет; во-вторых, с агрессорами не переговаривались, а, уничтожая, заставляли бежать и складывать оружие; в-третьих, к событиям в Дагестане проявил озабоченный интерес и поддержку весь мир, все континенты, клеймя позором религиозный экстремизм, терроризм и сепаратизм.
В оказании гуманитарной, военной помощи участвовали все районы Дагестана, соседние республики и другие субъекты Российской Федерации и многие государства. Ими уже была оказана помощь пострадавшим населенным пунктам на 20 млн рублей.
Хотя теперь не все вспоминают, но в период войны я с сыном Гаруном Курбановым дважды бывал в Ботлихском районе, несколько раз в Новолакском районе. За это время мы встречались с активом Кадарского региона и других нескольких сел, обсуждали с верующими в мечетях вопросы организации борьбы с нашими идеологическими противниками. Общими силами мы победили и уничтожили бандитов. Соседи из Ставропольского края, Чечено-Ингушской Республики, Северо-Осетинской Республики, Азербайджана, Грузии, Армении и т.д. сожалели, что так получилось. Конечно, в этом виноватыми не были чеченский народ, руководители республики.
 
«назад

Фотолента

фотографий: 2

В.В. Путин награждает военнослужащих в Ботлихе, 1999 г.

Категория фото: ОБЩЕСТВО »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив