Народы Дагестана

№ 2,2020 от 16 Мая 2020 г

в номере:

Последний выпуск » Память » Детские дома и интернаты в годы войны

Детские дома и интернаты в годы войны

 Война искалечила тысячи детских судеб, отняла светлое и радостное детство. Дети войны хлебнули горя полной чашей, может быть, слишком большой для маленького человека, ведь начало войны совпало для них с началом жизни… Попранное войной детство, страдания, голод, смерть рано сделали ребятишек взрослыми, воспитав в них недетскую силу духа, смелость, способность к самопожертвованию, к подвигу во имя Родины, во имя Победы. Дети воевали наравне со взрослыми и в действующей армии, и в партизанских отрядах. Великая Отечественная война вызвала рост численности детей-сирот, а отсюда – беспризорных и безнадзорных. 

Государство принимало меры для устройства детей, оставшихся без родителей. В первые месяцы войны в связи с экстренной эвакуацией детей из прифронтовых и фронтовых районов страны возникла острая необходимость в размещении детей в детдомах, расположенных в тылу. Начинается уплотнение и без того переполненных детских домов, численность воспитанников в них увеличивается примерно в 2-3 раза. Спешно открываются новые детские дома. Если в 1940 г. в республике было только 7 детдомов, в которых проживало 608 воспитанников, то в 1942 г. их стало 9, в них воспитывались 1030 детей, а в 1944 г. их уже было 17 со 2479 детьми. Кроме того, функционировала одна Республиканская школа глухонемых и слепых, где проживало более 40 детей. Учитывая наличие большого количества детей-сирот, Совет народных комиссаров ДАССР постановлением от 3 июля 1943 г. открыл еще 4 детских дома в районах на 580 мест, в том числе в Табасаранском на 130 мест, в Акушинском на 150 мест, Хасавюртовском на 150 мест, Касумкентском на 150 мест. В конце 1945 г. в республике насчитывалось уже 28 детских домов с охватом 3510 детей. 
Секретарь Дагобкома ВКП (б) А.М. Алиев отмечал: «Только в период прошедшего недавно месячника по усилению помощи семьям фронтовиков открыто 11 детских домов. Кроме того, в период месячника открыто 48 колхозных детских домов, в которых воспитывается более 1000 детей фронтовиков». В детские дома поступали, главным образом, дети, потерявшие родителей во время эвакуации, или родители которых погибли на фронте. Каждый детский дом принимал детей больше, чем полагалось по штату. 
Положение в детских домах было достаточно сложным, особенно в начале войны. Об этом пишет в своих воспоминаниях директор Буйнакского детского дома № 2 Алиева Хава-Ханум Ибрагимовна: «Помню трудности военного времени. Снабжали нас централизованно – и питанием, и всем необходимым, но не всегда отпускалось все то, что было положено. Не хватало жиров, сахара, мануфактуры. Конечно, страна испытывала тогда неслыханные трудности, но тут еще появились расхитители общественной собственности в органах торговли и даже в детских учреждениях.
Собралось как-то республиканское совещание работников детских домов. Все много говорили о том, что надо повысить успеваемость детей по учебным предметам. Попросила я слово и сказала, что прежде чем хлопотать об успеваемости, нужно подумать о том, чтобы дети были сыты. Поступали они к нам голодные, совершенно истощенные, я не могла смотреть на них спокойно: иногда шла на рынок, на свои деньги покупала хлеб и масло.
Вскоре прислали в г. Буйнакск комиссию и проверили детское снабжение. Комиссия установила крупные злоупотребления. Оказалось, что государство выделяло детям и масло, и сахар, и шоколад; эти ценные продукты расхищали. Когда комиссия закончила работу, в Буйнакске состоялся суд военного трибунала. Зал суда был переполнен. Виновные понесли заслуженное наказание, а питание в детских домах после этого заметно улучшилось». 
Вспоминает о подобном и бывший воспитанник интернатов и детских домов Алиев Б.Г.: «…меня определили в интернат в Леваши. Жилось там трудно. Питание было довольно скудным: на день выдавался кусок хлеба – 400 грамм, а также, да и то не всегда, давали кашу. После уроков многие дети ходили по полям (дело было осенью) и собирали остатки картошки и капусты, чтобы подкормиться». В то же время он отмечает отличное снабжение в детских домах в с. Усиша, санаторном детском доме в г. Буйнакске. Так, он отмечал, что в Усиша неплохо одевали: зимой выдавали теплую одежду, летом – легкую, получали летнюю обувь. Кормили в усишинском детском доме тоже хорошо, особенно в дни праздников (1 Мая, 7 Ноября, Новый год), когда устраивали праздничные обеды. Гарунов Ю.К. вспоминал о  том, как помогали детдомовцам другие дети: «Помню, как сельские девочки, которые учились с нами в школе, помогали нам, детдомовцам. Они приносили нам маленькие мешочки с жареной мукой, толокном, хлеб из гороховой муки, хотя и сами испытывали недостаток в продуктах питания». Нухкадиева А.М. вспоминала: «В мои первые «детдомовские» годы еды было мало, комнаты холодные, печка одна, да и та дымила, потому что дрова были сырые. Мы, дети, спали на деревянных кроватях из стропил… Было тесно и холодно. Братишка сильно простудился, заболел и через два месяца умер. Многие дети болели чахоткой, воспалением легких, малярией…».
Дети, живущие в детских домах, так же, как и другие дети нашей страны, помогали фронту по мере своих возможностей. Так, многие бывшие воспитанники детдомов вспоминают, что собирали лечебные травы. Алиев Б.Г. вспоминал: «Живя в детдоме, мы по мере сил помогали фронту: собирали колоски и шиповник. Особенно ценился крупный черный шиповник, нам говорили, что он очень полезен фронтовикам. Помогали местному колхозу: собирали сено на полях и складывали его в стога. Иногда мы даже оставались ночевать в поле – так уставали…». Каймаразов Г.Ш. пишет о воспитанниках Санчинского детского дома: «Воспитанники старших групп участвовали в уборке урожая плодовых, в том числе дикорастущих. Заметным был их вклад в сбор колосьев зерновых культур на колхозном поле после уборки урожая. …во время летних каникул с воспитателями не раз отправлялись в поле собирать колосья с ночевкой под открытым небом». Директор детского дома № 2 г. Буйнакска Алиева Х.И. вспоминала о помощи воспитанников раненым бойцам, находившимся в госпиталях: «Во время войны наш детский дом шефствовал над госпиталем, помещавшимся в школе им. Ленина. Госпиталь не имел места для прачечной. Мы предоставили им свою прачечную, наши девочки часто помогали гладить для раненых белье. Очень любили раненые, когда дети приходили их навещать. Они выступали на вечерах художественной самодеятельности, дежурили в палатах, читали раненым книги, а маленькие просто забавляли их своей болтовней. Иногда раненые сами, на костылях, приходили к нам и просили отпускать детей в госпиталь почаще...».
В детских домах и интернатах дети не только жили, учились, но и занимались художественной самодеятельностью, посещали различные кружки по интересам. Алиев Б.Г. вспоминает: «В интернате работало большое количество разных кружков, регулярно проводились спортивные мероприятия. Мне очень нравились занятия в аэроклубе». Айшат Нухкадиева, воспитанница Санчинского детского дома № 13, писала: «У нас в детдоме была «железная дисциплина»: подъем, зарядка, линейка, учеба и трудовые занятия. Все это проходило в пионерской комнате, в музыкальном зале и в рабочей комнате. Нас обучали и воспитывали прекрасные педагоги, которые навсегда останутся в моей памяти, и я всю свою жизнь буду им благодарна». Для детей устраивали праздничные мероприятия.
При 9 детских домах имелись посевные участки. При 6 детских домах г. Буйнакска осуществлялось производственное обучение. Дети по расписанию занимались в мастерских детского дома № 4, швейных мастерских. В летний период буйнакские воспитанники работали на кожзаводе и в трикотажной артели. Более 160 детей детских домов Буйнакска ежегодно помогали в уборке урожая.
Все выпускники детских домов после окончания школы направлялись в профессиональные учебные заведения, в которых получали «профессию». Кульсим Адисова из с. Кара-Тюбе Ачикулакского района, воспитанница детдома доме № 4 г. Грозный, отмечает, что она окончила ремесленное училище по специальности «токарь», ее сестра Таисия окончила Дагестанский государственный женский педагогический институт, брат Кайтарбий получил профессию сварщика. 
Алиев Б.Г. отмечал: «Интернат оказал большое влияние на становление меня как человека, в нем мне дали хорошее образование и воспитание. После его окончания я поступил в Дагестанский педагогический институт им. С. Стальского на исторический факультет». Тамара Гасанова пишет: «Когда детям исполнялось 16 лет, их устраивали учиться в различные учебные заведения. Таким образом я попала в ремесленное училище г. Орджоникидзе. Закончив учебу и получив специальность «почтово-телеграфный агент районных узлов связи», наш выпуск 1957 г. был направлен в Дагестан».
Все наши герои отмечали роль педагогов и воспитателей детских домов и интернатов в становлении их как личности в трудные военные годы. Они помнят их имена и откуда они были родом. Алиев Б.Г.: «У нас был замечательный директор, прекрасная учительница по русскому языку – пожилая русская женщина (мне казалось тогда, что ей было лет 70), которая жила при школе. Если к ней приходили ребята, то она их угощала всем, что у нее было: фруктами, овощами, конфетами. Помню, как в 1944 г. в качестве воспитателей в детский дом прислали двух молодых офицеров, демобилизованных с фронта по ранению. Хотя сказывались их боевые раны и порой мы видели, как им трудно, они много сил отдали нашему воспитанию. …Директором Каспийского интерната был Григорий Ефимович Моисенко. С особой теплотой я вспоминаю воспитательницу Валентину Константиновну... Я всем сердцем благодарен всем воспитателям детских домов и интернатов, которые в тяжелую военную годину не жалели времени и душевной теплоты для нас – детей-сирот».
Алиева Х.И.: «В те годы воспитателями у нас работали чуткие и внимательные педагоги   Н.Г. Османова, Т.Н. Татарина, И.С. Алтунжи, Р.А. Туганова, заведующая учебной частью З.А. Туганова. Прекрасным работником была также заведующая учебной частью М.А. Целиковская». Гарунов Ю.К.: «Помню, как меня любила одна из воспитательниц, она была родом из Курска. Угощала сладостями, которых невозможно было достать. Я вечно ей благодарен». Каймаразов Г.Ш. вспоминает: «В Санчинском детском доме воспитателями работали не только кайтагские педагоги, но и замечательные русские воспитательницы Н.В. Яковенко, В.Г. Воробьева. Директорами детского дома работали опытные педагоги М.-К. Муртузалиев, Г. Гусейнов, Г. Кайбуллаев и др., которые по-отечески заботились о воспитанниках. Трудились в годы войны в Кайтагском районе и эвакуированные из оккупированных фашистами районов учителя». 
Наличие в Дагестане большого числа маленьких сел и горный рельеф не давали возможности развертывать значительное количество неполных средних и особенно средних школ. Это обуславливало необходимость концентрации в крупных населенных пунктах учащихся старших классов, вынужденных проживать в интернатах. В 1942-43 уч. г. в Дагестане работали 73 интерната, где жили и воспитывались 2930 детей колхозников-кочевников, детей-сирот и фронтовиков. В 1944 -1945 уч. г. работало всего 85 интернатов с охватом 3900 детей. Многие из них были слабо подготовлены к обслуживанию детей. В Курахском, Кайтагском, Дахадаевском районах в 1943 году по проверке Министерства просвещения питание было плохим из-за недостаточного снабжения продуктами сельского хозяйства. Наркомторг ДАССР и Дагсоюз не отпускали интернатам установленного количества продуктов питания. В Ахтынском интернате при школе вместо печеного хлеба дети получали муку на 10 дней сразу. В Касумкенте помещения под интернат не были отремонтированы, плохо отапливались, не были застеклены.
Несмотря на сложности военного времени, и государственные органы власти, и общественные организации старались помочь сиротам и детям фронтовиков. Так, 14 июля 1943 г. было опубликовано обращение колхозников и колхозниц колхоза им. С. Стальского Касумкентского района «Об организации для осиротевших детей фронтовиков колхозных детских домов, яслей и детских площадок». Секретарь обкома А. Алиев обязывал горкомы, райкомы ВКП (б) и первичные колхозные организации поддержать инициативу колхозников колхоза им. С. Стальского, обсудив их обращение на общих собраниях колхозников.
29 мая 1943 г. было опубликовано постановление Совета Народных комиссаров Дагестанской АССР и Бюро обкома ВКП (б) о бытовом обслуживании детей фронтовиков и мероприятиях по укреплению здоровья детей в летний период 1943 г. В постановлении отмечались необходимость расширения до 700 человек столовой в летнее время для детей фронтовиков в Махачкале, открытие столовых для детей фронтовиков в Буйнакске – на 300 чел., в Дербенте – на 400 чел., в Хасавюрте – на 300 чел. Предполагалось организовать с 1 июня 1943 г. вывоз из городов в пионерские лагеря, а также устройство на детские летние площадки 4920 человек, а из числа воспитанников детских домов организовать в г. Буйнакске санаторную группу в 200 человек сроком по 45 дней, выделив их в отдельный детдом. 
В постановлении отмечалась важность открытия пионерских лагерей и детских площадок, куда направлялись в первую очередь дети военнослужащих, инвалидов Отечественной войны, рабочих и служащих, нуждающиеся в усиленном питании и лечении.
Работу детских домов и интернатов в годы войны можно поделить на два периода: до и после 1943 года, что связано с коренными изменениями на фронте и, как следствие, в экономическом положении страны. Улучшилось обеспечение воспитанников продуктами питания, промышленными, школьными и канцелярскими товарами. Сеть детдомов и интернатов динамично менялась в результате эвакуации детей из прифронтовых территорий страны, а также за счет увеличения количества местных детей-сирот. Нужно отметить большую роль педагогов и воспитателей детских учреждений, оказавших большое влияние на воспитанников.
В Центральном государственном архиве Республики Дагестан хранится коллекция фотографий, сделанных в детских домах республики в послевоенные годы, которые позволяют нам увидеть условия жизни детей в сложнейший период истории нашей страны, самих детей, «опаленных» военным временем.     
 
«назад

Фотолента

фотографий: 6

Воспитанники интерната горцев г. Каспийска с воспитателем Аслановым. Третий справа во втором ряду Алиев Б.Г. 1950 г.

Категория фото: Память »

В столовой во время обеда. Санчинский детский дом № 13.

Категория фото: Память »

Во время дежурства. Санчинский детский дом № 13.

Категория фото: Память »

Сотрудники Избербашского школьного детского дома. 1947 г.

Категория фото: Память »

Спальня девочек. Санчинский детский дом № 13.

Категория фото: Память »

Танцы в часы досуга. Буйнакский детский дом № 2. 1950 г.

Категория фото: Память »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив