Народы Дагестана
Последний выпуск » Неформат » #МАРАРУНАРИСУЙ

#МАРАРУНАРИСУЙ

«Я НИКОГДА НЕ СКРЫВАЛА, ЧТО САМОУЧКА»

– Марал, расскажите о начале Вашего творческого пути? Было ли сложно начинать без высшего художественного образования?

– У меня два образования, и среди них, правда, нет художественного. Я окончила иностранный факультет ДГУ и филиал ЮФУ (специальность – экономист). На самом деле, мы все рождаемся художниками, просто в какой-то момент забываем об этом. Я, как и все дети, рисовала в детстве, в школе делала ненавистные стенгазеты, но позже забросила: в приоритете была учеба. И только в 21 год я вспомнила, что когда-то неплохо рисовала. Тогда только появился инстаграм, я завела страницу и публиковала все свои работы. Возможно, мне нужен был зритель, а инста мне его дал. Так все и закрутилось, пошли заказы. У меня в самом начале был хэштэг в инстаграме #Марарунарисуй, который ставили подписчики под портретами, которые я рисовала позже. Но признаюсь честно, начинала я не с целью заработать, это просто был какой-то внутренний порыв.

– Был ли учитель, который научил азам в изобразительном искусстве?

– Нет, никого не было. Я просто взяла краски, бумагу, кисти и начала с самого сложного – акварели. Весь юмор заключался в том, что я почему-то рисовала на оборотной стороне бумаги, где в принципе не рисуют акварелью. Методом проб и ошибок у меня что-то получалось. Спустя некоторое время, я поехала в Москву обучаться акварельному рисунку, получила какой-то опыт. Не скажу, что это было очень полезно в плане развития навыка, потому что тогда у меня уже были базовые знания. Зато по приезду я поняла, что могу преподавать азы рисования акварелью в Махачкале. Этим и занялась.

– Сейчас бы пошли учиться на художественную специальность? Ощущается ли нехватка академических знаний?

– Да, пошла бы, но не академическому рисунку. Недавно я поняла, что лет шесть находилась в полной стагнации. Все эти годы отрабатывала навык рисования на постоянных заказах, изучала сама компьютерные программы, преподавала. Но я не педагог, мне интереснее получать знания, чем отдавать. Все эти годы я могла бы потратить на то, чтобы развиваться в любимой сфере. До начала пандемии я поехала в Москву, чтобы обучаться на книжного иллюстратора, но в связи с карантином все отменилось. Сейчас изучаю графический дизайн, безумно интересное направление, в котором мне хотелось бы развиваться дальше. А по поводу нехватки знаний – все зависит от заказа. Когда я рисую для себя, то не чувствую пробела в образовании, потому что это мой свободный творческий поток. Но я уже наработала себе аудиторию, которая знает меня и не станет заказывать реализм или академизм. Признаюсь, мне не нравятся работы в этих жанрах. Они для меня устарели. Мои любимые художники работали в других жанрах.

– А кто в «любимых»?

– Их много. В основном экспрессионисты. Могу выделить Серова, Мунка, Шиле, Матисса. Люблю Врубеля, уникальный художник. Из более современных – Энди Уайт и Эдвард Хоппер, Александр Дайнеко, Мартирос Сарьян.

О «ВТОРОМ ДОМЕ» И ЭТНИ- ЧЕСКОМ СТИЛЕ

– Сложно было открывать что-то свое у нас в республике, я о мастерской, где вы обучаете?

– В Дагестане легко открыть что-то свое: стоимость аренды в разы дешевле, чем в других городах. Мне кажется, наша республика – идеальное место для предпринимателей. Мастерскую я изначально открывала для себя, чтобы было где творить. Маслу, кистям, холстам – дома не место. Поэтому нужен был «второй дом». Вообще, поняла, что людям очень полезно заниматься изобразительным искусством. Многие воспринимают занятия как психотерапию. Мастерская для Марал стала «вторым домом»  

– Во дворе вашей мастерской, я слышала, есть место, где смотрите кино. Это помогает ученикам лучше рисовать?

– Да, перед началом мастер-класса или интенсива иногда можем посмотреть фильм. К примеру, когда был мастер-класс, посвященный Гарри Поттеру, мы пересмотрели кинокартину, чтобы суметь передать атмосферу в рисунке. Кинопоказы, я думаю, – хорошая практика, особенно для художников. Фильмы вдохновляют.

– Вас еще этнический дагестанский стиль вдохновляет. Или рисуете горянок, потому что на них сейчас большой спрос? У Вас даже в небольших набросках этника проглядывается.

– С самого начала моего творчества «горянка» преследовала меня. Образы горянок заказывали для принтов на одежду, для логотипов. В какой-то момент они мне поднадоели и образовался внутренний протест всему этническому. Но пожив в Москве, я поняла, что меня все же тянет в этнику. Горы, дагестанский орнамент, одежда национальная – это все очень красиво ложится на холст и не может не вдохновлять. А еще – иностранному зрителю все это нравится! Хочется транслировать и популяризировать свою родную культуру. Кавказ и вправду привлекает. Но я не привязываю себя только к этнике, мне нравится еще многое другое, иногда совсем противоположное. К примеру, социальный реализм или граффити. Вообще очень нравится использовать в работах контрасты, сочетать несочетаемое. И мне важно не столько показать дагестанский колорит, сколько дать ему новое современное звучание.

«КОГДА КАРТИНКА ОЖИВАЕТ…»

– Если этника не отражает Ваш стиль, то что отражает?

– Сложный вопрос, потому что я до сих пор в поиске. Мне нравится слишком многое. Иногда даже кажется, что моя насмотренность мне мешает. Потому что возникает ощущение, что все уже нарисовано и придумано. Спасает графический дизайн – это что-то прикладное.  Мне нравится анимация – прикольно, когда картинка оживает. Я как ребенок, которому все интересно.

– Вы еще и росписью стен занимаетесь. Каким был первый проект?

– Был период, когда я работала в магазине мебели и меня попросили расписать несколько стен. Это дорогостоящая работа, но я расписала для магазина бесплатно. Я делала это в первый раз и была в шоке от того, насколько это сложно. На второй проект меня пригласили знакомые уже за оплату. Нужно было нарисовать реалистично человека. Друзья сказали, что сходство было на 90 процентов. Ну и пошли заказы.

– А самый крутой проект, который Вы делали?

– Благодаря другу из Москвы мне посчастливилось работать с крупной международной компанией L’Oreal. Она заказала несколько новогодних иллюстраций для упаковок подарочных наборов средств для волос Matrix. Работать было в удовольствие, сотрудники давали свободу творчеству. Не нарушая техническое задание, которое мне дал заказчик, я передала свое видение в проекте, и 4 праздничные коробки продавались по России. После новогодних иллюстраций компания обратилась ко мне снова с предложением сделать весеннюю коллекцию, которая выйдет в 2021 году.

«КАК Я ЖДАЛ ЛЕТА…» И КАК «ХАЙПАНУЛИ» НА БРОДСКОМ В ПЕТЕРБУРГЕ

– Вы в прошлом году еще и клип на песню «Лета» группы «Дуэт 11» режиссировали! Как Вам все это удается?

– В Дагестане все легко. Особенно, если ты находишься в творческой тусовке, ничего не стоит найти оператора, визажиста, массовку. Поскольку проект был не коммерческий, мы ни рубля не заработали и не потратили.

Идея создать клип родилась, когда мне предложили сняться в видеоряде. Музыку посоветовал знакомый, сказав: «А почему бы не сделать какой-нибудь отечественный продукт». Солист группы отправил свои треки, родился сценарий, доработала его моя подруга. Нам хотелось, чтобы это было настоящее художественное произведение со своей темой, идеей и проблемой. В итоге получился немного социальный, резонансный клип. Но мы, конечно, не артхаус снимали, там все лежит на поверхности, но когда спрашивают: «В чем смысл клипа?» – у меня округляются глаза.

– В конце мая в Петербурге произошел инцидент, который вызвал волну негодования у любителей творчества Бродского. Граффити с изображением поэта, которому 24 мая исполнилось бы 80 лет, замазал завхоз школы №189, потому что это было сделано на стене учебного заведения. Через пару дней Вы нарисовали граффити на заднем дворе лицея №39 г.Махачкалы. Это был ваш ответ на замазанные граффити в Петербурге?

– Эту идею мне предложил знакомый режиссер – Гаджимурад Эфендиев, и я сразу же согласилась. В течение часа связалась со своей подписчицей Аминой, которая тоже рисует, мы купили краски и быстро нарисовали арт. Я не знаю, сотрут ли портрет, меня это не волнует. Важнее реакция зрителя. Я люблю Бродского, слушаю его лекции, считаю, что он многое сделал для русской литературы.

– Что вдохновляет и не дает «быть в стагнации», как Вы сказали в начале нашего интервью?

– Многое, на самом деле. Горы, фильмы, современная иллюстрация, научные статьи, сочетание разных видов искусства (мульти-искусство). Вдохновляет, когда можно дать движение чему-то статичному, работа в динамике, изучение чего-то нового. Развитие не дает быть в стагнации, это всегда поиск и изучение чего-то нового. И почему бы не учиться всю свою жизнь? 

«назад

Фотолента

фотографий: 5

Марал Фаталиева

Категория фото: Неформат »

Мастерская для Марал стала «вторым домом»

Категория фото: Неформат »

Мастерская для Марал стала «вторым домом»

Категория фото: Неформат »

У стен древнего Армянского храма в Дербенте

Категория фото: Неформат »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив