Народы Дагестана
Архив номеров » № 4, 2020 от 21 Декабря 2020 г » Наша история » Последняя гавань «Каспийского монстра»

Последняя гавань «Каспийского монстра»

СЕКРЕТНАЯ РАЗРАБОТКА

Созданный генеральным конструктором Ростиславом Алексеевым в начале 70-х годов и воплощенный в жизнь главным конструктором Владимиром Кирилловыхэкраноплан-ракетоносец «Лунь» в народе называют не только грозой кораблей, но и морским спасателем. Название «Лунь» произошло от хищной птицы семейства ястребиных. Все проекты Центрального конструкторского бюро в СССР назывались «птичьими» именами. Среди экранопланов были «Орленок» и «Стриж», которые также проходили испытания.

В 1974 году на Каспийском море проходили военные испытания. Тогда и был замечен с космоса огромный корабль с надписью «КМ», что означало «корабль-макет». Впоследствии американские разведчики дали ему прозвище «Каспийский монстр».

«БУДЕШЬ ЛЕТАТЬ?»

После окончания школы № 3 города Каспийска один из первых испытателей экраноплана Алигаджи Абдулгалимов поступил на только что открывшийся механический факультет Дагестанского политехнического института. Он мечтал поступить в авиационное военное училище, но не прошел медицинскую комиссию, подвело зрение. В авиационное училище принимали с блестящим зрением, а испытывать экранопланы можно было с несущественными нарушениями.

В Центральное конструкторское бюро по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК), которое проектировало экранопланы, Алигаджи попал совершенно случайно. Однажды, обедая в местном кафе в Каспийске, он увидел, как дагестанцы пытались задеть горьковчан (жители города Горький, где был создан экраноплан. – Прим. авт.). Заступился. Горьковчан в 70-х годах направили в Дагестан с завода «Волга» для подготовки экраноплана к испытаниям и полету. Работники горьковского завода стали расспрашивать его, что он окончил и где работает.

«Один из них предложил поступить на работу к ним на предприятие. “Если комиссию пройдешь – сможешь даже летать. Будешь летать?” – спросил он. Так, слово за слово, меня приняли на новую работу», – вспоминает Алигаджи.

Зарплата у летного состава была в среднем 250–350 рублей. Раз в год их отправляли на медкомиссию в город Жуковский, где проходили обследование летчики-испытатели и космонавты. Однодневное пребывание в госпитале стоило около 100 рублей, но за испытателей платило предприятие.

«Каждый год мы подписывали договор страхования. Если с нами что-то случится, страховая премия выплачивается родным. Первый такой договор подписал отец, а после сказал: “Пусть твоя жена подписывает”. Она долго отказывалась, но после ей пришлось согласиться. Она устроилась со мной на предприятие», – вспоминает Алигаджи.

Бортинженер-электрик экраноплана «Лунь» Минкаил Гасанов, в обязанности которого входило обеспечение всего корабля электрическим питанием, вспоминает случай, который произошел во время медицинской проверки. Рассказывать про свою работу испытателям экраноплана не разрешалось, все держалось в строжайшем секрете. «Лунь» даже в море на испытания выходил в определенные часы, когда над Дагестаном не пролетали американские спутники.

«Как-то на вопрос врача: “На чем летаешь?”, мой коллега сказал одно только слово: “На экраноплане”. На предприятии разразился скандал, коллегу чуть было не уволили, хотя у него единственного была запись в медицинской книжке: “Годен для полетов на экранопланах”. После этого случая запись стерли и рассказывать об этом никому не разрешали», – делится он.

ПОЛЕТ В 200 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

Свой первый вылет Алигаджи помнит хорошо. Когда он сошел на берег, коллеги спросили: «С чем бы ты сравнил этот полет?» На что он ответил: «Как на грузовике, только по грейзеру».

«В начале испытаний экраноплана «Лунь» по программе главный конструктор долгое время не давал нам разрешение на взлет, мы все время делали пробежки по морю. Все приборы и параметры были испытаны, все проверено много раз. Но однажды мы превысили ту скорость, что была в полетном задании, и вмиг корабль поднялся. Конечно, нам "дали по шапке", но главному конструктору деваться было некуда. После 1986 года наши полеты стали регулярными», – вспоминает Минкаил Гасанов.

Испытатели помнят и тот день, когда в Каспийск 3 октября 1993 года прилетела американская делегация. Российский партийный и государственный деятель, начальник Международной службы безопасности Вадим Бакатин подписал договор с американской корпорацией, по которому она заплатила 200 тысяч за организацию полета на экраноплане.

«Мы были в шоке. Как могла наша власть раскрыть эту тему. Внешний вид экраноплана сам по себе был секретным. Мы взлетели на волне, превышающей полтора метра. Кстати, после этого дня тематика экранопланов в американской прессе стала полностью закрытой, потому что они начали свою разработку», – рассказывает Алигаджи.

Впрочем, посмотреть на экранопланы, которые стояли на берегу Каспийского моря, приезжали не только американцы. Как-то Каспийскую флотилию посетили российские генералы и адмиралы. Руководитель полетов попросил подлететь ближе к берегу, чтобы высокое начальство могло хорошо рассмотреть «Лунь».

«Этот полет мы запомним надолго. По курсу экраноплана, прямо у берега находился маяк высотой 12–15 метров. Одно неправильное движение – и мы бы врезались в него. “Лунь” летел со скоростью 400 километров в час, и наш командир принимает решение потянуть штурвал на себя и, подлетев, сделать разворот. Мы пролетели маяк и сделали “красивую картинку”. Нам долго аплодировали, но только мы знали, что все могло закончиться катастрофой», – вспоминает бортинженер-электрик.

«ЛУНЬ» В ЦЕНТРЕ ПАРКА «ПАТРИОТ»

В конце июля мэр Дербента Хизри Абакаров в своем инстаграме сообщил: «“Каспийский монстр”, экраноплан “Лунь” движется по направлению к Дербенту. Он вышел из Каспийска в 4 утра, вечером, ориентировочно в 20:00, ожидаем его прибытие. Прямо сейчас вы можете посмотреть на море и увидите, как “Лунь” проплывает мимо Дербента».

Такое сообщение мэра вызвало у горожан массу эмоций: кто-то был рад, кто-то интересовался: «А зачем он нам?». Секретное сверхоружие Советского Союза вывезли из бухты Каспийска с помощью резиновых понтонов и нескольких буксиров. «Лунь», как и другая военная техника, станет частью военно-патриотического парка «Патриот», открытие которого в Дербенте планируют в середине 2022 года.

«Более 20 единиц техники мы планируем поставить на территории парка. Скоро нам из Ярославля отправят истребитель, также пограничный сторожевой корабль “Расул Гамзатов”, который будет установлен вдоль береговой линии. Конечно, “Лунь”, как грандиозное сооружение, будет стоять на постаменте в самом центре парка», – рассказывает руководитель проекта парка «Патриот» Низами Ламетов.

Транспортировка «Луни» к берегу продолжается уже второй месяц. Во избежание деформации корпуса техники работу делают не торопясь и аккуратно. Внутри экраноплана установят современные мониторы, чтобы дети и подростки могли проходить образовательные программы. На территории парка будут проводиться экскурсии для всех желающих.

Как рассказывают испытатели, будущее у этой грандиозной техники было большое. Сейчас во всем мире нет аналогов экранопланам, созданным генеральным конструктором Алексеевым. «Когда затонула атомная подводная лодка “Комсомолец”, экраноплан за час-два мог бы прилететь и спасти всех подводников. Мы могли бы помочь подводной лодке “Курск” и провести спасательную операцию. Экраноплан был недоступен для вражеских радаров, но теперь мы его потеряли», – говорят испытатели.

 

«назад

Фотолента

фотографий: 6

Экраноплан Лунь с высоты птичьего полета

Категория фото: Наша история »

Экраноплан Лунь с высоты птичьего полета

Категория фото: Наша история »

Экраноплан Лунь. Вид изнутри

Категория фото: Наша история »

Бортинженер-электрик «Луни» Минкаил Гасанов

Категория фото: Наша история »

Место бортинженера в кабине экипажа

Категория фото: Наша история »

Мэр Дербента Хизри Абакаров и специалист по проектированию фонтанов Джон Калвин осматривают территорию парка «Патриот»

Категория фото: Наша история »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив